Ратуя за развитие отношений с Россией, Литва не собирается игнорировать проблемы, оставшиеся от СССР

Все новости по теме: Литва
В Литве не существует проблемы лиц без гражданства, страна подписала пограничный договор с Россией, а показатели взаимной торговли бьют рекорды. Тем не менее российско-литовские отношения нельзя назвать безоблачными. Сейм, поддержанный президентом, требует от России компенсаций за нанесенный ущерб во время пребывания Литвы в СССР. Совсем недавно Литва законодательно запретила использовать советскую символику на массовых мероприятиях, приравняв тем самым коммунистические атрибуты к фашистским. Под угрозой наложения вето на переговоры о Соглашении о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией Литва настояла на включении в переговорный мандат проблемных вопросов двусторонних отношений. Литва является противником проекта балтийского газопровода Nord Stream и настаивает на ратификации Россией Энергетической хартии. Некоторые аналитики, сравнивающие уровни отношений стран ЕС с Россией, характеризовали российско-литовские (а также российско-польские) отношения как наихудшие, а саму Литву именовали рыцарем холодной войны.

О проблемных вопросах литовско-российских отношений, в том числе о позиции Литвы по поводу ряда российских энергетических проектов, министр иностранных дел Литовской Республики Пятрас Вайтекунас рассказал в интервью обозревателю «Эксперта С-З».

– Каково состояние литовско-российских отношений и какие шаги могут предпринять обе страны для их кардинального улучшения?

– За последние 17 лет Литва и Россия создали солидную правовую базу политического, экономического и культурного сотрудничества, подписано более 35 договоров и соглашений. Лучшей иллюстрацией развивающихся отношений является заметный рост торговли и инвестиций. Товарооборот между нашими странами превысил 5 млрд евро, в последние годы Российская Федерация занимает первое место среди торговых партнеров Литвы по объему импорта и экспорта. Особенно тесно Литва сотрудничает с Калининградской областью, литовские инвестиции здесь превышают 71 млн евро. Я думаю, что большой потенциал имеет и сотрудничество со всем российским северо-западом.

Литва поддерживает усилия Евросоюза в развитии торгового сотрудничества с Россией и играет в этом процессе самую активную роль. Однако взаимное сотрудничество не должно оцениваться только ростом объемов торговли, необходимо развивать и другие формы. Так, на заседании двусторонней межправительственной комиссии предложено создать литовско-российский бизнес-форум. Мы стремимся развивать культурный обмен, поощряя прямые контакты между негосударственными организациями и другими общественными группами. Но нельзя игнорировать и темы, оставшиеся в наследие от бывшего СССР и тоталитарного режима, от которых пострадали люди и в Литве, и в России. Это чувствительные вопросы, но я надеюсь, что их можно решить, руководствуясь общечеловеческими ценностями, нормами международного права и уважением к правам человека. Думаю, что доброжелательная позиция понимания со стороны вашей страны могли бы помочь самой России окончательно освободиться от наследия советского времени.

История оставила нам прекрасные примеры сосуществования литовского и русского народов, на которых мы можем основываться, актуализируя свою историческую и культурную память. В следующем году наша страна будет праздновать тысячелетие Литвы в истории, и эта дата может стать отправной для осмысления лучших примеров литовско-русского соседства. Для дальнейшего сотрудничества между странами основой является политическая воля. Хочется верить, что наши страны будут искать возможности для развития диалога, вести переговоры, в том числе и по болезненным вопросам, и таким образом найдут общие позитивные интересы для развития добрососедских отношений.

– Литва настаивает на подписании Россией Энергетической хартии и Транзитного протокола к ней. Каковы, по мнению руководства ЛР, аргументы в пользу такого шага?

– В Энергетической хартии, ратифицированной примерно пятьюдесятью государствами, определены основные принципы международного сотрудничества в энергетической сфере. Это эффективный многосторонний инструмент, обеспечивающий большую стабильность, прозрачность и ясность в отношениях между производителями и потребителями энергии, а также транзитными странами. Мы убеждены, что интересом всех государств, в том числе и России, являются одинаковые правила игры. Учитывая важность России как одного из основных поставщиков энергоресурсов, полноправное присоединение вашей страны к Энергетической хартии имеет особое значение.

– Правительству Литвы принадлежит небольшой пакет акций в предприятии Mazeikiu nafta. Тем не менее литовское политическое руководство считает необходимым поставлять нефть на предприятие исключительно через нефтепровод «Дружба». Почему Литву не устраивает сегодняшняя схема доставки нефти из России на терминал в Бутинге?

– Правительству Литвы принадлежит 9,98% Mazeikiu nafta, этот НПЗ является одним из крупнейших в регионе и основным плательщиком налогов в государственный бюджет. Мы заинтересованы в эффективной работе предприятия. После того как Россия прекратила поставки нефти в Литву по нефтепроводу «Дружба», нефть импортируется через терминал в Бутинге. Однако транспортировка по нефтепроводу безопаснее и дешевле, поэтому продолжает оставаться неясным, почему необходимо оставлять трубу «сухой»?

Инцидент на нефтепроводе «Дружба» произошел почти два года назад, однако мы до сих пор не получили официальной информации о перспективах возобновления поставки нефти. Как Литва, так и ЕС предлагали России свою помощь в поиске технических способов решения проблемы, однако, к сожалению, реакции на эти предложения не последовало. Мы надеемся, что Россия в ближайшее время предоставит ответы на все волнующие нас вопросы, так как прозрачность и обоюдное доверие – основополагающие принципы искреннего партнерства.

– Не кажется ли руководству Литвы, что вопрос поставок нефти на Мажейкяйский НПЗ политизирован с обеих сторон и его можно было бы решить на двусторонних переговорах без посредничества Евросоюза, не ставя под угрозу переговоры о новом Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между Россией и ЕС?

– На самом деле Литва не стремится к политизации этого вопроса, мы заинтересованы в его практическом решении. Но поскольку Литва так и не получила исчерпывающих объяснений от России, мы надеемся найти обоюдно приемлемые способы решения проблемы в ходе переговоров между ЕС и Россией. Хотел бы обратить внимание и на тот факт, что Литва является последовательным сторонником укрепления единой внешней политики ЕС в сфере энергетики. Мы уверены, что в диалоге с третьими странами об энергетической сфере ЕС должен иметь один голос. Полагаю, это будет полезным и для третьих стран.

– Каковы основные возражения политического руководства Литвы против строительства газопровода Nord Stream?

– Литва понимает, что все страны заинтересованы в реализации проектов, связанных с развитием энергетической инфраструктуры, для того чтобы удовлетворить возрастающие потребности Европы. Однако у нас вызывает серьезную озабоченность выбранный маршрут газопровода Nord Stream по дну закрытого Балтийского моря. Международная морская организация присвоила Балтийскому морю статус особо чувствительной морской области. Проект такого масштаба, несомненно, окажет воздействие не только на Литву, но и на весь регион Балтики. Газопровод представляет серьезную угрозу для экосистемы из-за возможного загрязнения моря в процессе строительства, а также в результате нарушения мест захоронения химического оружия, затопленного после второй мировой войны.

Кроме того, газопровод Nord Stream окажет отрицательное воздействие на аквакультуру Балтийского моря, рыбную промышленность и туристический сектор. Поэтому мы считаем, что проект такого масштаба может быть реализован только в случае завершения всесторонней и независимой оценки его влияния на окружающую среду и консультаций со всеми странами, которые он затрагивает. Мы хотели бы также увидеть альтернативы маршруту газопровода Nord Stream, например следует тщательно проанализировать сухопутный вариант, который не содержит угрозы для окружающей среды и, как мы считаем, является более эффективным с экономической точки зрения.

– У целого ряда стран ЕС есть проблемы в отношениях с Россией. Достаточно назвать Эстонию (неподписанный пограничный договор), Финляндию и Швецию (экспортные пошлины на необработанную древесину), Великобританию (дело Литвиненко). Однако только Литва считает, что проблемы двусторонних отношений необходимо решать с помощью Евросоюза. На чем основан такой подход литовского руководства и чем, по вашему мнению, отличаются проблемы в отношениях Литвы и других стран Евросоюза с Россией?

– Проблемные вопросы в отношениях государств ЕС с Россией отражены в повестке дня переговоров между ними. Там содержатся не только темы, затрагивающие Литву, но и другие проблемные вопросы, включая дело Литвиненко. Вопросы, касающиеся Литвы и включенные в мандат на переговоры об СПС, важны не только для нашей страны, поскольку их решение имеет большое значение в деле создания партнерских отношений между ЕС и Россией. Литовские предложения являются не частными случаями, а проблемами, которые затрагивают весь Евросоюз. Кроме того, учет интересов Литвы еще раз доказывает солидарность ЕС с тремя странами Балтии.

– Политическое руководство Литвы отрицательно отнеслось к российским планам строительства АЭС в Калининграде. Чем вызвана такая реакция? Как литовское руководство отнеслось бы к тому, чтобы Россия приняла участие в проекте строительства новой Игналинской АЭС?

– Я не могу согласиться с вашим утверждением, что Литва отрицательно оценила планы России по строительству новой АЭС в Калининграде. Однако следует признать, что решение России явилось для нас несколько неожиданным, так как оно было принято в спешном порядке. Литва высказывается за более тесный диалог с соседними регионами, когда дело касается обмена информацией о планируемых объектах энергетической инфраструктуры, такое сотрудничество актуально как в транспортной сфере, так и в других областях.

Литва приняла стратегическое решение о строительстве новой АЭС, это региональный проект, в котором участвуют четыре государства – Литва, Латвия, Эстония и Польша. В ближайшее время будет учреждена общая компания для осуществления проекта. Сегодня проводится оценка воздействия на окружающую среду, по завершении которой можно будет перейти к практическим вопросам, касающимся реализации проекта. На строительство новой Игналинской АЭС будет объявлен открытый конкурс.

– Собирается ли Литва укреплять энергетический диалог с Россией? Если да, то каковы могут быть предложения литовской стороны, помимо присоединения нашей страны к Энергетической хартии?

– Литва всегда придерживалась мнения, что сотрудничество с Россией в области энергетики имеет огромное значение как для двусторонних отношений, так и для отношений между ЕС и Россией. РФ является основным поставщиком энергоресурсов в страны ЕС и стратегическим партнером в области энергетики. Нам необходимы поставляемые Россией энергоресурсы, а России необходим надежный рынок ЕС. Наша взаимозависимость в области энергетики очевидна. Поэтому мы считаем, что сотрудничество должно основываться на четких и одинаковых правилах игры, ключевыми принципами которой являются конкуренция, прозрачность и отсутствие дискриминации. Все эти принципы четко отражены в Энергетической хартии.

– В одной из аналитических статей, где страны ЕС классифицированы с точки зрения их отношений с Россией, Литва и Польша названы рыцарями холодной войны. Согласны ли вы с такой оценкой?

– Категорически не согласен, Литва всегда была сторонником улучшения отношений с Россией. Важен и доброжелательный подход самой России к вопросам сотрудничества с соседними странами. Политика добрососедства с Россией выгодна и Литве, и Евросоюзу, и мы отстаиваем эту точку зрения в ЕС. Например, мы рады подписанию соглашения об облегчении визового режима, но хотели бы, чтобы шенгенская виза стала для российских граждан бесплатной. Не все зависит от нас, поскольку такие решения принимаются в Брюсселе, но наше мнение также влияет на общеевропейскую политику.

Павел Прохоров
Источник: Эксперт Северо-Запад

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.