Сергей Лютаревич: думаю, мы вернёмся к назначению губернаторов

Все новости по теме: Муниципальная реформа

Глава Ассоциации муниципальных образований Калининградской области, сити-менеджер Светлого Сергей Лютаревич, которого губернатор Цуканов как-то хотел клонировать, рассказал в интервью «Новому Калининграду.Ru», почему он поддерживает силовые методы смены глав муниципалитетов, но не считает себя любимчиком губернатора, а также о смысле новой муниципальной реформы и о том, как исполняются майские указы Путина.

«Это не мой уровень — обсуждение Калининграда»

— Сергей Николаевич, до конца ноября должен быть принять региональный закон, реформирующий систему местного самоуправления. Речь идёт о том, какой будет у нас система — прямые выборы глав или назначение сити-менеджеров. Уже есть какие-то проекты закона? Вы их видели?

— Думаю, до 27 ноября ещё время есть. И я знаю только одно — что очень мало субъектов Российской Федерации, которые приняли такой закон. Очень мало. Поэтому я думаю, что Калининградская область тоже примет. Та реформа, которая у нас идет, и из районов становится все больше округов — в том году Гусев и Гурьевск, в этом году Гвардейск и Озерск, и эта тенденция — когда мы переходим к округам, думаю, это самая лучшая реформа.

— Какой это будет закон? Его уже обсуждали с муниципалитетами?

— Сейчас закон разрабатывается, после внесения его в областную Думу мы примем участие в обсуждении законопроекта, сейчас возникла пауза, и её нужно просто выдержать без лишних эмоций по этому поводу.

— Сергей Николаевич, но это странно — ведь закон коснется непосредственно муниципалитетов.

— У нас уже практически во всех муниципальных образованиях — назначение глав администраций, то есть сити-менеджеров. У нас осталось несколько муниципальных образований, где еще пока сохранились прямые выборы: Мамоново, Ладушкин, Багратионовск, Краснознаменск, Полесск, Правдинск… И город Калининград.

— Вопрос — в городе Калининграде. Как там будет строиться система местного самоуправления?

— Это не мой вопрос, правда. Я бы не хотел его обсуждать, потому что это не мой уровень — обсуждение Калининграда, будут там выборы или назначение… У Александра Ярошука еще достаточно времени на то, чтобы работать в качестве выбранного главы. Я думаю, что за это время многое может измениться.

— Последние два года наблюдается картина, когда в муниципалитетах меняют глав, причем силовыми методами. В частности, нашумевшая история с экс-главой Гвардейского района Иваном Кавуном, когда через местный Совет провели решение об его удалении в отставку. С Николаем Дашкиным, бывшим и.о. главы администрации Балтийска, на место которого хотели поставить помощника губернатора Александра Богданова… Вы, как глава Ассоциации муниципальных образований, как оцениваете, что с главами работают силовыми методами?

— Я абсолютно к этому отношусь нормально, потому что я с первого дня работы говорил — если субъект должен развиваться, должна быть четкая вертикаль власти. И то, что губернатор сегодня имеет такую возможность и может глав администраций — сити-менеджеров — согласовывать через конкурсную комиссию, в некоторой степени предлагать тех людей, с которыми он будет работать, это нормально. Я — приверженец четкой вертикали власти. Если с губернатора спрашивают за всю область, то не учитывают, кто там хороший или плохой, с губернатора спрашивают за всех. Поэтому он должен иметь возможность влиять и решать вопросы в муниципальных образованиях через назначение или предложение глав.

Что касается Кавуна… Проанализировав работу Гвардейского района, мы видим, что у нас появился конкурент — глава администрации района Александр Торба. Мы видим его как конкурента, в хорошем плане, на деньги, которые можно получить с правительства области на участие в мероприятиях Федеральной целевой программы и областной инвестиционной программы. Я думаю, что и в Гвардейске люди видят перемены к лучшему.

Я — приверженец четкой вертикали власти. Если с губернатора спрашивают за всю область, то не учитывают, кто там хороший или плохой, с губернатора спрашивают за всех. Поэтому он должен иметь возможность влиять и решать вопросы в муниципальных образованиях через назначение или предложение глав.

— Как вы оцениваете работу главы Гурьевска Сергея Подольского (к работе Подольского были претензии у местных депутатов — прим. «Нового Калининграда.Ru»)?

— Очень хорошо. Прошла реорганизация в Гурьевском районе, который теперь стал городским округом, работа ведется нормально. Мы видим по доходной части бюджета, что у Гурьевска постоянно растут доходы. Гурьевск сегодня единственное муниципальное образование, которое практически полностью газифицировано. Мы видим, какие дороги в Гурьевске, там идет строительство детских садов… Сегодня абсолютно управляемая власть. И то, что теперь Сергей Подольский стал назначенным главой администрации… не побоялся.

— Если его назначили сити-менеджером, значит, и губернатор одобрил?

— Да... Я, правда, сторонник этого. Мы как-то ездили в Белгородскую область, которую сегодня всем ставят в пример. Но, во-первых, там губернатор работает уже 18 лет, а второе, там даже мысли никто не допускает, что главой муниципалитета может быть человек, который не согласован с губернатором.

«Думаю, что губернатор у нас будет этот же»

lut-4.jpg


— Я знаю, что вы являетесь сторонником и назначения губернатора Калининградской области?

— Да.

— Не пробовали как-то инициативу эту законодательно продвинуть?

— Нет. Я думаю, пока не время… Вы знаете, у нас то выборы, то назначения, вот опять вернулись к выборам. Думаю, что пройдет некоторое время, и мы опять вернемся к назначениям. Брянск показал, что выбранный губернатор — это не всегда значит, что он может сидеть весь свой срок и думать, что раз его избрали, его никто снять не может (избранный на прямых выборах экс-губернатор Брянской области Николай Денин был отправлен в отставку в связи с утратой доверия — прим. «Нового Калининграда.Ru»)

— К вопросу о выстраивании вертикали власти. Сейчас её в нашей области выстроили, всё работает. Осталась пара муниципалитетов, в которых пока прямые выборы…

— Думаю, время придёт, и там всё равно будут назначения.

— Да. Но если губернатор будет другой через год? Опять всё заново?

— Да нет… Я думаю, что губернатор у нас будет этот же. То, что мы с ним на протяжении 4 лет работаем… С учётом того, что он сам был главой, и в наших муниципальных образованиях каждый глава сегодня может нормально общаться с министром, с губернатором… И Ассоциация муниципальных образований является той площадкой, где мы можем решать любые вопросы, связанные с муниципалитетами. И отношения у нас внутри с главами… нет никаких расколов в ассоциации. Количество поселений, которые сегодня активны и участвуют в ассоциации, увеличивается. Сегодня много вопросов мы решаем с правительством области, губернатором и областной Думой.

— Как вам удалось преодолеть раскол в ассоциации, следствием которого было возбуждение уголовного дела против вас?

— Ну, я скажу, что когда было возбуждено уголовное дело, все понимают, почему оно было…

— Почему?

— Потому что некоторые люди не хотели, чтобы Ассоциация муниципальных образований сама решала вопрос о том, кто у нее будет руководителем.

— Людей этих вы готовы назвать?

— Люди эти, слава богу, уже не работают в здании правительства. Я думаю, все поймут, что это был за человек, который все это начал делать. И это было направлено не на созидание, не на улучшение работы глав и ассоциации. Вторыми выборами, на которые я пошел, не побоялся этого, и еще раз мою кандидатуру поддержали главы. Уголовное дело окончательно закрыто.

— Никто его не хранит на всякий случай, чтобы в любой момент возобновить против вас?

— Никто не хранит, потому что оно изначально было вымышленное. И уж точно я не подделывал документы и их не распространял, как было в уголовном деле.

Люди эти, слава богу, уже не работают в здании правительства. Я думаю, все поймут, что это был за человек, который все это начал делать. И это было направлено не на созидание, не на улучшение работы глав и ассоциации.

— Николай Цуканов стартовал в губернаторы с поста главы Ассоциации муниципальных образований, лидерского муниципалитета, потом у него был небольшой этап, когда он возглавлял региональную «Единую Россию». Вы себя не видите губернатором в будущем?

— Он, во-первых, не стартовал с лучшего муниципалитета, а сделал Гусев лучшим, когда пришел туда главой. Это может подтвердить любой житель Гусева и даже мы, главы, обсуждаем это между собой. Что касается каких-то моих планов, я с огромным удовольствием работаю в команде Николая Николаевича, с большим уважением отношусь к тем мероприятиям и тем делам, которые делаются для глав муниципалитетов, Ассоциации муниципальных образований. 

Мы только закончили выборы в Светлом. На пять лет выбрали Совет депутатов, меня назначили главой администрации. Думаю, мы будем работать в Светлом. Главой ассоциации муниципальных образований меня до 2016 года выбрали главы. Поэтому я всячески буду стараться помогать главам муниципалитетов, и в том числе губернатору, чтобы те начинания, которые он уже делает, и те программы, которые принимаются, мы смогли претворить в жизнь.

— А через пять лет? Может у вас есть амбиции пойти куда-то выше, чем глава муниципалитета и глава ассоциации?

— Я не знаю… Я знаю, что на ближайшие пять лет я хотел бы продолжать трудиться в Светлом и поддерживать программу и начинания губернатора. Мы работаем в одной команде, и я бы дальше так же работал.

«По поводу налогов была торговля»

lut-3.jpg


— О деньгах, которых постоянно всем не хватает. Ранее федеральными властями озвучивались идеи ввести налог с продаж, повысить НДС или НДФЛ. Последняя тема — увеличение сборов для малого бизнеса, которая, как к счастью оказалось, касается только городов федерального значения. Цель всех этих предложений — наполнить местные бюджеты, чтобы исполнить майские указы Путина. Как обстоят дела с исполнением этих указов?

— Во всех муниципальных образованиях они выполняются. Сейчас до конца года, думаю, мы исполним указы по повышению зарплат работникам сферы дополнительного образования, с учётом дотации, которую сейчас выделяет правительство Калининградской области, а это 70 млн рублей. По культуре, с учетом дотации из правительства области в сумме 90 млн рублей, у нас также всё выправляется. Думаю, все муниципальные образования выполнят указы, которые касаются повышения заработной платы. Тем более, что средняя зарплата по экономике у нас немного снизилась, и зарплаты бюджетников расти не будут.

— Мы не раз слышали на правительственных «оперативках», что главы увольняют сотрудников учреждений культуры, чтобы не платить им повышенные зарплаты.

— По культуре было самое сложное, скажу правду. Если брать дошкольное и дополнительное образование — там чётко указано, кого касается рост заработной платы — педагогов. А в ситуации с культурой просто написано — работников. Таким образом, получалось, что и кочегар, который там работает, у него зарплата должна быть 60% средней по экономике, и преподаватель — тоже. Поэтому мы чуть-чуть пробуксовывали, пока чётко не определили тех работников культуры, кто занимается именно этой работой. А за штат и на аутсорсинг вывели непосредственно обслуживающий персонал. Благодаря этому и помощи правительства мы и смогли выполнить указы.

— Когда решался вопрос о том, что нужно исполнять майские указы Путина, муниципалитетам приходилось перебрасывать деньги с других расходов на повышение зарплат?

— Конечно! В каждом без исключения муниципалитете, в том числе городе Калининграде, было перераспределение расходной части бюджета… Ну, нам было очень сложно первый год, потому что все считали, что Правительство РФ даст денег на их выполнение…

— Так изначально и было задумано, насколько я помню.

— Оно так и было. В поручении президента было четко написано, и даже еще в поручении руководителя Правительства РФ было написано, чтобы Министерство финансов РФ рассмотрело возможность выделения денежных средств. Но в конечном итоге все легло на плечи субъектов и муниципальных образований. Одни бы муниципалитеты, если бы нам область не помогла, не справились бы с этим. Как бы внутри не перераспределяли, мы бы не осилили это сами.

— За последние три года бюджеты муниципальных образований росли или оставались на прежнем уровне?

— Надо понимать, что около 6–7 муниципальных образований в течение многих лет дотационные. Некоторые дотационны на 80–90%. И они были таковыми, всю свою историю. В 2013 году Озерский район — 91% дотационности, Славский район — почти 90%, Неман, Краснозаменский район, Мамоново — почти 86%.

— А Гусев?

— Гусев? Нет, не дотационный… Калининград, Светлый, Гурьевск, Гусев — те муниципальные образования, которые в принципе самообеспеченные. Советск, в принципе, если не брать его инвестиционную составляющую, тоже один из самообеспеченных муниципалитетов.

— Инвестиционная составляющая — это строительство в рамках Федеральной целевой программы? Администрация Светлогорска тоже говорила, что у них большие затраты на реализацию ФЦП.

— Светлогорску почти 360 млн рублей пришлось брать кредита в 2009 году на строительство ФОКа у правительства области. Вообще в Светлогорске очень тяжелая ситуация с доходами в связи с тем, что там федеральные земли и нет производства. Ведь основные налоги, которые получают муниципальные образования — это налог на доходы физических лиц, который зависит от белой заработной платы и созданных рабочих местах. А мы видим, что в последнее время зарплата становится все меньше белой и прозрачной. И если бы мы не выполняли указы президента, не повышали зарплаты бюджетникам, у нас бы поступления от НДФЛ падали бы. Потом наши ещё — налог на землю, платежи за аренду земли. И хотя сейчас нам добавили 25% налога на имущество юридических лиц, но когда у нас забирали полномочия по дошкольному образованию, правительство забрало в областной бюджет часть поступлений от «упрощёнки».

Мы видим, что в последнее время зарплата становится все меньше белой и прозрачной. И если бы мы не выполняли указы президента, не повышали зарплаты бюджетникам, у нас бы поступления от НДФЛ падали бы.

— Насколько я помню, там были сопоставимые цифры — у вас забрали как раз то количество денег, которое вы направляли на дошкольное образование? Как бы переложили из кармана в карман, но муниципалитетам от этого легче не стало?

— Это была торговля. Мы с министром финансов Виктором Ярославовичем Порембским почти месяц выверяли каждую цифру. В итоге у муниципалитетов забрали ту сумму от доходов за счёт налогов, которую нам потом передали для педагогов дошкольного образования. Тогда это была сумма более 1 млрд рублей, но сейчас, если учесть, что зарплата воспитателей должна расти, то нагрузка на областной бюджет выросла. Она уже больше, думаю, процентов на 30 тех налогов, которые у нас забрали. Получается, что мы выиграли — ведь если бы полномочия остались у нас, деньги на повышение зарплаты пришлось искать бы нам. И мы выиграли за счёт того, что за счет перераспределения расходов на Федеральную целевую программу наша доля софинансирования снизилась, причем значительно.

— Губернатор говорил, что наша доля теперь — 5%?

— Да. А начинали мы с того, что некоторые муниципальные образования платили 60%. Вот когда говорят — любимчики губернатора или нелюбимчики… В Светлом была самая высокая инвестсоставляющая в рамках ФЦП. Она была около 60% наших средств и 40% областных. В каждом муниципалитете было тогда по-разному

Но сейчас, на протяжении последних двух лет Ассоциация муниципальных образований вместе с правительством выработала методику, там просто голые цифры, нет понятия — любимчик или нет. И у многих муниципальных образований доля софинансирования осталась в районе 5%, максимум — 25%. Это зависит от уровня обеспеченности муниципального образования и степени участия в ФЦП. Чем больше ты строишь, чем больше нагрузка у тебя на местный бюджет, тем меньше у тебя софинансирование.

— С исполнением Федеральной целевой программы сейчас у нас всё сложно.

— С исполнением ФЦП сложно было всегда, правда. И новый федеральный закон, который принят по торгам, мало что изменил. Потому что подрядчики те же, которые и были. А система наказания подрядчиков… Можно проанализировать решения судов, и мы увидим, что если даже мы подаем в суд, когда подрядчик сдал объект на год позже, то чаще всего выносится решение — 100 тысяч рублей штраф. 

Поэтому пока не будет этой жесткой позиции судов, контролирующих органов — той же налоговой инспекции… Вот мы сейчас договорились, что будут с налоговой инспекцией проверять зарплату у подрядчиков, работающих по госконтрактам. В каждой смете — статья на зарплату. Соответственно, можно умножить эту цифру на 13% и посчитать НДФЛ, который они должны перечислить в бюджет.

«Таких дотаций, как раньше, теперь нет»

lut-6.jpg


— К вопросу о «любимчиках губернатора». В частности, Светлый можно назвать в их числе — буквально пару лет назад ваш городской округ получил 200 млн рублей на строительство газовой котельной в рамках Федеральной целевой программы. При этом, чтобы выделить эту сумму Светлому, правительство «срезало» три объекта газификации других муниципалитетов.

— На те объекты не были готовы экспертизы. Что касается газовой котельной, она была нужна, в первую очередь, конечно, жителям Светлого. Во вторую очередь мне, как главе, потому что бюджет наш нес серьезные затраты. И она была нужна правительству области, потому что губернатору на протяжении последних четырех лет приходилось всегда помогать Светлому, Гусеву, Черняховску и Балтийску во время отопительного сезона. И у нас в Светлом мало того, что был самый высокий тариф, еще и были огромные затраты и потери в тепловых сетях. Поэтому строительство котельной за 200 млн в Светлом — это будет экономия областного, местного бюджетов. И самое главное — будет экономия населению. Котельная уже работает. Мы будем утверждать новый тариф на тепло. Чтобы его утвердить, до 1 декабря подадим документы. И постараемся, чтобы с 1 января он был ниже. Люди это увидят.

А по поводу газа… Вот этот «большой газ», который сегодня идёт в Светлый и Балтийск, на самом деле в трубе заинтересованы больше жители Балтийска. Губернатором было принято решение строить большой газопровод, чтобы весь этот полуостров обеспечить газом. И от этой трубы не только население зависит, но и развитие промышленности. Тот же пос. им. А. Космодемьянского, площадка Балттехпрома. И принципиально, что и город Балтийск будет с газом. Сегодня, ну правда, 21-й век, а в Балтийске газа нет — его отопление зависит от 33-го военного завода, который на мазуте работает.

— Что сейчас с властью в Балтийске?

— Ну, я не знаю. Там всё они никак не соберутся по поводу назначения главы администрации — сити-менеджера. Чем быстрее Балтийск определится, тем будет лучше и правильнее. Хотя, что касается Балтийска… Вот мы начали тему любимчиков. Если мы возьмем с вами субсидии последних двух лет, то Балтийск у нас стоит на втором месте по денежным средствам…. В рамках ФЦП на первом месте Советск, на втором — Балтийск, на третьем — Гурьевск.

Сегодня стартовые возможности по попаданию в ФЦП — одинаковые у всех муниципалитетов. Всё зависит только от руководства и возможностей местного бюджета. И от подготовки проектной документации. Сегодня главы точно знают, какие объекты по газификации до 2017 года будут строиться. С министром каждый глава настолько чётко отработал проекты, экспертизу. В этом году губернатор помог нам сделать проекты — огромная цифра на это была выделена — почти 400 млн рублей на проектирование газопроводов для муниципалитетов…

— А по дотациям?

— У нас теперь нет такого понятия — дотации. Мы уже два года живем без них. Два года назад правительство области провело реструктуризацию задолженности по бюджетным кредитам муниципальных образований, больше 2 млрд рублей кредитов нам зачли. И мы их не возвращали в бюджет. В постановлении на протяжении трёх лет были расписаны дотации муниципальных образований. В этом году это закончилось, единственное — мы получаем на указы президента, на подготовку к отопительному сезону. Поэтому таких дотаций, как раньше, теперь нет. Раньше мы получали 800 млн, в настоящее время дотация на сбалансированность местных бюджетов составляет 200 млн. Поэтому нельзя сказать, что губернатор кому-то захотел и дал денег, кому-то — нет.

Правительство предложило взять дополнительный норматив по НДФЛ, отказавшись от дотаций. И многие муниципальные образования на это пошли, они работаю без дотаций, а зарабатывают деньги сами.

— Получается?

— У многих получается — у Гурьевска, Светлого, Гусева, Советска.

— Можете на примере Светлого рассказать, на чём у вас получается зарабатывать?

— Мы сейчас в основном зарабатываем на том, что создаются дополнительные рабочие места — в Светлом нет безработицы. То есть, НДФЛ в Светлом в бюджете занимает львиную долю. Потом налог на землю мы стараемся четко собирать, налог на имущество юрлиц — максимально стараемся привлекать инвесторов. У нас в том году были налоговые и неналоговые доходы высокие, потому что «Содружество-Соя» выкупило земельный участок под своим производством. В этом году этого нет. И в этом году нам тяжелее, и потому что один из налогоплательщиков заплатил налоги через «Инвестбанк», эти деньги не поступили, а это 9 млн рублей. Ещё один налогоплательщик перевелся в Москву и не заплатил налог на землю за последние два года. Но мы подали в суд и уже есть решение суда, земельный участок мы арестовали, думаю, в следующем году будем его реализовывать. А так все остальное более-менее нормально, экономического спада мы в Светлом не видим.

Но в некоторых муниципалитетах ситуация немного сложнее. Мы проанализировали 9 месяцев исполнения бюджета. Ладушкин, Мамоново и Янтарный — у них низкое исполнение бюджета по неналоговым доходам. А по налоговым — в Балтийске, Краснознаменске, Немане, Озерске — у них пока меньше 70% исполнения бюджетов.

«Не вижу смысла в администрациях сельских поселений»

lut-5.jpg


— 136-ФЗ также предлагает перераспределить полномочия между районами, округами и сельскими поселениями с 1 января 2015 года. В чём там суть?

— То, что в России в муниципальной реформе сейчас новое — это хорошо забытое старое. Закон нужен, чтобы сельским поселениям, которые в 100% случаях высокодотационные, в том числе и в Калининградской области, было легче и им хватало денег на исполнение их оставшихся полномочий. У поселений было 39 полномочий, и ни одно сельское поселение не смогло их выполнять самостоятельно. Поэтому мы на протяжении последних 3–4 лет, и я выступал с этим два года назад на Конгрессе муниципальных образований, говорили, что полномочия нужно считать в деньгах — сколько их нужно для поселений. И мы в принципе рассчитали, правда, получилось, что собственных денег нужно в три раза больше, чем сегодня есть у каждого муниципального образования в Калининградской области.

Но федеральный 136-ФЗ сделал иначе — со следующего года забрал полномочия у поселений, перераспределил и отдал на уровень района. В сельских поселениях сейчас 13 полномочий будет, все они касаются культуры, спорта, молодежи и немного благоустройства. Как таковых затратных полномочий, кроме содержания администраций, у сельских поселений не останется. Даже если проанализировать нашу Калининградскую область, то на протяжении последних двух-трёх лет финансово затратные полномочия передавали на уровень районов, в том числе и в сфере культуры также передали на уровень районов. И сейчас получается, что в некоторых сельских поселениях вообще останется только содержание органов местного самоуправления, т. е. самих себя.

— Смысл тогда существования этих сельских поселений?

— Вопрос поставлен некорректно. Особенно по отношению к тем, кто проживает на селе, а это около трети жителей области. Нельзя принимать таким образом наших селян. Другое дело, что в результате реформ чиновников на селе стало больше, а денег в бюджете не прибавилось. Так что этот эксперимент с дроблением муниципалитетов совершенно логично завершается.

Я поэтому и сказал, что переход из районов в округа — это самый, на мой взгляд, правильный путь, но решать надо на местах, самим. Это возврат к прежнему, потому что до 2005 года в Калининградской области не было двухуровневой системы местного самоуправления, а были одни городские округа. И в настоящее время муниципалитеты возвращаются к понятной жителям одноуровневой системе. Поэтому я не вижу смысла в администрациях сельских поселений. Хотя, наверное, может быть, в больших субъектах, где расстояние от поселения до поселения 150–200 км, должна быть своя администрация. Но с учётом плотности населения Калининградской области, я думаю, что теруправлений было бы достаточно. Сейчас в сельских поселениях есть администрации со всеми вытекающими затратами на содержание штата. А мы предлагаем оставлять 2–3 человека, и это будет теруправление администрации округа.

И еще. Полномочия особенно затратные — в сфере ЖКХ — будут исполнять теперь районы. И имущество, которое раньше принадлежало округам, и мы передавали сельским поселениям. Теперь по новому закону поселения до конца года должны передать имущество назад районам. А поселениям останется только культура, которую они чуть раньше многие уже передали.

Это возврат к прежнему, потому что до 2005 года в Калининградской области не было двухуровневой системы местного самоуправления, а были одни городские округа. И в настоящее время муниципалитеты возвращаются к понятной жителями одноуровневой системе. Поэтому я не вижу смысла в администрациях сельских поселений.

— В советские времена так было?

— Да, и это была понятная для жителей структура организации местной власти. И сейчас по такому пути пошёл, к примеру, Гурьевск и Гусев, вернув себе статус городского округа.

— Сколько, на ваш взгляд, может чиновников сократиться в ходе этой реформы?

— Думаю, минимум 30%. Для анализа можно посмотреть, сколько сегодня в районах чиновников. К примеру, можно сравнить количество чиновников на тысячу жителей в муниципальном районе и городском округе. В Светлом доля составляет 3,6, а, например, в Озёрском районе — 7,1, Полесском — 7,2.

— Представитель «Гражданской платформы» в Калининградской областной Думе Константин Дорошок говорил, что реформа местного самоуправления — преобразование муниципальных районов в городские округа — приводит к ликвидации местных Советов депутатов сельских поселений, и, как следствие, к усилению контроля за муниципальным фильтром. В районе депутатов много, в городском округе — мало, их проще контролировать. Как можете прокомментировать это заявление?

— Я с этим не совсем согласен. Есть округа, у которых количество депутатов 10–15, и есть районы, где депутатов вместе с сельскими — 80, но я не думаю, что у районов при этом больше прав, чем у округов. К примеру, в Светлом — 15 депутатов, количество жителей — 30 тысяч. В Гвардейском районе — 72 депутата вместе с сельскими, и тоже 30 тысяч жителей населения.

— Вы с другой стороны заходите, с точки зрения равноправия. Речь всё же идёт о том, что сельских депутатов специально убирают, чтобы городских потом контролировать, когда придёт время выборов губернатора.

— Да нет, не думаю, что это связано с муниципальным фильтром. У нас реально не так много уже сегодня сельских Советов депутатов, чтобы они могли реально повлиять на муниципальный фильтр. Не думаю абсолютно. Тем более, многие из них делегированы в районные Советы депутатов. Не думаю, что, принимая решение в районе, они в своём сельском поселении примут какое-то другое решение.

— Ну почему. В Полесском районе, к примеру, наблюдается очень весёлая ситуация (на выборах в 2013 году в ряде сельских поселений победила КПРФ — прим. «Нового Калининграда.Ru»).

— Она была весёлая еще на выборах. Это просто вопрос времени был.

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.