Двойной вариант

Все новости по теме: Соседи
"Литва очень хочет стать полноценной частью Европы. Но комфортно ей будет лишь в том случае, если там же окажется и Россия", - уверен лидер Партии труда Литвы Виктор Успасских

Лидер литовской Партии труда Виктор Успасских приехал на 9-й Петербургский международный экономический форум в качестве министра хозяйства Литвы, а покинул его уже просто одним из самых популярных литовских политиков: 17 июня, под конец форума, он заявил о том, что уходит в отставку со своего правительственного поста.

Виктор Успасских - уникальная политическая фигура для Прибалтики. Коренной русский (напомним: он родился в архангельской глуши, в поселке Урдома на границе с Коми, и приехал в Литву только в 1987 году), он сперва сделал в Литве успешный бизнес, а затем создал и возглавил Партию труда, которая победила на выборах вначале в Европарламент, а затем в октябре 2004 года - в Сейм республики (получила 51 депутатский мандат в сейме из 141). Партия Успасских и сейчас остается самой популярной в Литве. По данным соцопросов, если бы выборы в Сейм состоялись сейчас, Партия труда вновь получила бы большинство голосов граждан.

Успасских не только не скрывает своего происхождения, но и публично подчеркивает его. Он часто посещает Россию, в его родном поселке в 1999 году был построен храм - единственный на русском севере с золотыми куполами. А недавно он купил имение Столыпиных в Колноберже близ Каунаса с целью "увековечить память российского реформатора".

Понятно, что такая открытая "русскость" Успасских всегда вызывала неоднозначную реакцию литовских элит и не раз была поводом для публичных разбирательств. Формально его связь с Москвой стала причиной и последнего разбирательства, побудившего Успасских уйти из правительства.

Министром в составе коалиционного правительства Успасских пробыл полгода. За это время он успел отметиться в сложных переговорах правительства Литвы и "ЮКОСа" по поводу будущего Mazeikiu Nafta, активизировать переговоры о вхождении республики в энергетическую систему Европейского союза, инициировать повышение пенсий литовским пенсионерам.

За день до отставки Виктор Успасских рассказал корреспонденту "Эксперта С-З" о перспективах российско-литовских отношений, о политической ситуации в Литве и уже тогда не исключил, что покинет пост министра.

- Моя отставка не будет сенсацией. Многие ее ждут. Я же уже сейчас испытываю некоторый дискомфорт на своем посту. Я - лидер самой большой партии в Литве. А премьер-министр (Альгирдас Бразаускас. - "Эксперт С-З") - лидер партии, фракция которой в парламенте в два раза меньше моей. Что это такое? Возникает очевидное противоречие. Являясь популярным политиком, я не могу быть свободным в своих действиях, продвигать идеи, которые мне кажутся правильными. Вдруг они будут противоречить общему курсу? А правительство - это команда. В ней, на мой взгляд, не может быть оппозиции. На самом деле я в любой момент с облегчением покину свой пост. В последнее время я уверен, что смогу больше сделать для своей партии, для того же правительства, если не буду министром. И поэтому очень серьезно думаю о возможности более эффективно заняться партийной работой: для страны это будет полезнее. А то я сейчас сам себе начинаю не нравиться, потому что не использую время эффективно. Не хочется мельтешить, хочется капитально заняться одним делом.

- Как вы видите свое политическое будущее? В свое время вы претендовали на пост премьер-министра Литвы. Вы и сейчас не исключаете такой возможности?
"Я - русский человек, который дважды избирался в европейский конвент в одном и том же округе, где 95% составляет литовское население. И я получал 70% голосов избирателей"

- Конечно, не исключаю. Еще раз повторю: я лидер популярнейшей в стране политической партии, у меня есть для этого все возможности. Посмотрим, как ситуация будет развиваться дальше. Политическая жизнь у нас очень динамична, все может измениться за один день. Так что никаких постов нельзя исключать. Кроме одного - президентского. Мне часто задают провокационный вопрос: "Хотите ли вы стать президентом Литвы?" Я отвечаю: "Нет, никогда". У меня большие амбиции, но я уважаю литовский народ. Я уверен, что президентом должен стать человек, который является представителем титульной нации. А я не литовец, я - выходец из России. Вроде бы меня связывают только родственные узы, какие-то сантименты, у меня нет российского гражданства, но все равно я - русский. И если меня поддержат даже 90% населения, в президенты я не пойду. Это элементарная вежливость. Если бы я жил в России, мне было бы обидно, что президентом стал, например, литовец.

- Раз уж вы сами затронули эту тему: насколько остро стоит национальный вопрос в Литве? В России жизнь прибалтийских республик часто рассматривается как противостояние наших (русских) и не наших (местных элит и местных жителей)? Ваши успехи, кажется, опровергают этот миф.

- Я даже не хочу много говорить на эту тему. Противостояние есть в головах у политиков, а на улице, в жизни, его нет. Мой пример действительно показателен. Вот я - русский человек, который дважды избирался в европейский конвент в одном и том же округе, где 95% составляет литовское население. И я получал 70% голосов избирателей, ни в одном другом округе ни один другой политик не набирал больше за все 15 лет независимости Литвы. А со мной конкурировали шесть видных литовских политиков, они вместе разделили оставшиеся 30%. Литовские граждане очень прагматичны. А любое противостояние деструктивно, они его не поддерживают ни делом, ни голосом.

- Очередной виток напряженности между Россией и Прибалтийскими странами был связан с московским празднованием 60-летия победы в Великой Отечественной войне. Как вы отнеслись к тому, что президент Литвы отказался поехать в Москву?

- А вы разве не слышали? Я, по-моему, очень громко и внятно заявил свою позицию. Я - один из тех, кто считает, что решение не ехать в Россию - ошибка президента. Не надо жить прошлым, надо жить будущим. Будущее - это только хорошие отношения. Я был твердо за поездку. Кстати, не думаю, что сам президент был против. Здесь сыграли роль некоторые политические круги, влияющие на Адамкуса. Но он, надо отдать ему должное, красиво вышел из этой ситуации. Во время праздника он принес венки к могилам как российских, так и литовских павших. Поклонился, отдал дань памяти. И, как было метко сказано в прессе, литовский президент красивее отказался посетить Москву, чем согласилась президент Латвии (Вайра Вике-Фрейберга приехала в Москву, предварительно обидев русских ветеранов некорректными высказываниями. - "Эксперт С-З").
"Я уверен, что смогу больше сделать для своей партии, для того же правительства, если не буду министром"

- Ситуация вокруг московских празднований продемонстрировала в том числе, что Прибалтика не так едина, как может показаться. Существует ли, на ваш взгляд, эта самая единая Прибалтика с общими политическими, экономическими интересами?

- Нет. Я вижу, что ее нет. Конечно, есть какие-то связи, традиционное взаимодействие, территориальное соседство. Но на уровне совместного принятия политических решений мы близки к тому, что представляет собой, например, СНГ, только, в отличие от этого содружества, наши отношения не формализованы общей структурой. О чем говорить, если у нас нет даже нормального единого визового пространства! Ясно, что есть элементы здоровой конкуренции, без которой нельзя, но часто мы просто деструктивно ставим друг другу подножки. Единственное, что нас объединяет, - движение в Европейский союз. Здесь мы смогли сплотиться и двинуться единым фронтом. Но вот уже в борьбе за преференции после вступления снова проявились прежние противоречия.

- Принято считать, что активное стремление Прибалтийских стран в Европейское сообщество одновременно сопровождается их столь же активным отдалением от России. Так ли это в случае Литвы? Действительно ли экономические отношения с ЕС однозначно приоритетнее, чем отношения с Россией?

- Это вопрос, который на самом деле задает себе каждый политик в Литве, если не вслух, то уж точно про себя. Литве критически важно, осознавая себя частью Европы, сохранить конструктивные и эффективные отношения с Россией.

Вступление в ЕС - юридический факт. Мы - страна ЕС, и, конечно, наш приоритет - Европейский союз. Все наши усилия направлены на интеграцию. И, конечно, на данном этапе экономические отношения с Россией по факту, по уровню привлеченных ресурсов, степени стремления закономерно уходят на второй план. Но здесь важно не уйти в крайность и сохранить конструктивную площадку, на основе которой можно будет восстановить утраченное.

Приведу пример. Известно, что мы хотим присоединиться к энергетической системе Европейского союза. При мне, кстати, впервые за 15 лет пошли сдвиги в этом направлении. Мы начали строить первый "энергетический мост" с Таллином и Хельсинки. Второй "мост" планируется в 2006 году между Литвой и Швецией. Третий "мост" - Литва - Польша. То есть мы пытаемся синхронизировать нашу энергетическую систему с европейской. И есть радикальные силы в Литве (я вам скажу, довольно влиятельные), которые на этом фоне предлагают десинхронизировать энергетические системы Литвы и России. Мол, нам хватит и Европы. Я всегда был категорически против такого подхода. У нас с Россией подписан договор, и мы его будем соблюдать. Таким образом, мы вроде движемся в Европу, но сохраняем конструктивную базу для отношений с Россией. И так, в общем-то, во всем. Например, известно, как активно конкурируют литовские и российские порты на Балтике. Хотя это и не совсем сфера моей компетенции, могу уверенно сказать, что, имея серьезные тарифные рычаги, Литва применяет их очень деликатно, находясь в постоянном контакте с российской стороной.

Еще очень многое зависит от России. Литва - маленькое государство, у него мало пространства для маневра, мы ищем оптимальный путь развития и идем только по нему. Россия же может быть более гибкой, у нее есть ресурс, позволяющий идти на уступки. И, конечно же, Литва очень хочет стать полноценной частью Европы. Но комфортно ей будет лишь в том случае, если там же окажется и Россия.

- Еще один пример "взаимной конструктивной базы" - Калининград, где литовские инвесторы, как известно, - ключевые.

- Конечно. И Калининград, кстати, - еще один повод поговорить о гибкости России. Я уже не раз слышал, что в калининградской экономической зоне больше привилегий стремятся создавать глобальным, крупным транснациональным компаниям. Это ошибка, которая может загубить развитие области. Большинство литовских инвесторов в Калининграде представляют малый и средний бизнес. Это те предприниматели, которые сами, без указки государства и без его поддержки (как это могло бы быть в случае крупных компаний) видят Калининградскую область привлекательной территорией для инвестиций.
Источник: Эксперт Северо-Запад

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.