Посол Германии : Предстоящая в Калининграде встреча - хороший знак на будущее

Все новости по теме: Кёнигсбергу - 750 лет
Посол Германии в Москве, завершающий свою дипломатическую миссию в России, дал перед отъездом интервью корреспонденту "Интерфакса" Владимиру Куликову

Господин посол, какое значение германская сторона придает намеченной на 3 июля в Калининграде трехсторонней встрече президента России Владимира Путина с федеральным канцлером Германии Герхардом Шредером и президентом Франции Жаком Шираком?

Встреча в Калининграде, приуроченная к его 750-летию, - важнейший повод. Это юбилей города, который по своей истории теснейшим образом связан с Германией и сегодня является частью Российской Федерации.

Я очень хорошо помню, что сказал президент РФ Владимир Путин, когда в феврале 2004 года министр иностранных дел Германии Йошка Фишер приехал в Москву из Калининграда, где он участвовал в днях памяти философа Иммануила Канта: "Знаю, что вы приехали из Калининграда, где принимали участие в днях памяти, получается, нашего общего соотечественника Иммануила Канта".

Основные ценности, которые характеризуют философию Канта, и сегодня имеют действие. Если таковым будет основной лейтмотив присутствия лидеров трех стран на юбилейных торжествах в Калининграде, то это хороший знак для будущего.

Какими видят в Германии перспективы развития Калининградской области?

Мы думаем, что Калининградская область может играть как в двусторонних отношениях между РФ и Германией, так и в отношениях между Россией и Европейским союзом важную конструктивную роль.

Германия активно участвовала в рамках ЕС в выработке хороших договоренности относительно того, что касается провоза пассажиров и товаров из Калининградской области и основной территории России.

Мы также готовы содействовать упрощению условий для перехода через границу в соседние государства для жителей Калининградской области, чтобы этот российский регион смог поучаствовать в экономическом подъеме, который наступил в результате вступления в ЕС соседних с этим регионом Польши и Литвы.

В известном смысле мы рассматриваем Калининградскую область как пилотный проект. Если такие упрощенные механизмы перехода через границу покажут там свою целесообразность, их можно будет применить в других соседствующих со странами ЕС регионах России.

Не могли бы Вы прокомментировать ситуацию с прекращением выдачи германских въездных виз жителям Калининградской области непосредственно в представительстве гамбургской торгово-промышленной палаты в Калининграде?

Последние годы загранпаспорта у жителей Калининградской области собирались для оформления виз в представительстве гамбургской торгово-промышленной палате в Калининграде, а сами визы проставлялись в Москве в консульском отделе посольства Германии.

Мы хотели изменить ситуацию путем создания генконсульства, которое формально существует в Калининграде с 12 февраля 2004 года. Надеюсь, теперь все сложности, связанные с выбором подходящего здания для германского генконсульства, позади и в ближайшем будущем въездные визы в Германию можно будет выдавать непосредственно в Калининграде. Это наша цель.

В октябре прошлого года группа депутатов фракции ХДС/ХСС бундестага направила в правительство Германии официальный запрос относительно возможности создания в географических границах бывшей Восточной Пруссии некоего регионального образования на базе Калининградской области и сопредельных территорий Польши и Литвы.

На Ваш взгляд, не могут ли при определенных условиях такие настроения отдельных германских политиков выйти на официальный уровень?

Нет. Более ясного ответа на этот вопрос и быть не может. Мы окончательно урегулировали эти вопросы в тех договоренностях, которые были достигнуты между нашими странами в 1989-1990 гг.

По Вашему мнению, когда и на каких условиях могут быть возвращены Россией Германии коллекции Балдина, серебра ангальтского герцога и золота Шлимана, перемещенные в годы второй мировой войны в Советский Союз?

Из проблем, которые остались в наследство нашим странам из прошлого и которые мы можем еще решить, возврат перемещенных культурных ценностей - единственная, остающаяся открытой. Я лично еще больше десяти лет назад занимался этими вопросами. Моим собеседником в тот период был тогдашний заместитель министра культуры РФ Михаил Швыдкой.

Федеральное правительство Германии занимает позицию, которая сводится к тому, что мы подходим спокойно к решению этих вопросов, которые еще связаны со многими, в том числе эмоциональными, аспектами. При этом следует осознавать, что такие сложные вопросы нельзя изолировать от общего контекста взаимоотношений. Наоборот, нужно стараться включить эти вопросы в комплекс общих взаимоотношений и по мере того, как эти отношения будут дальше развиваться, надо также улучшить шансы для того, чтобы решить и эти вопросы. Решение может быть хорошим только тогда, когда в конце концов одна или другая сторона не видит себя побежденной, а обе стороны будут убеждены в том, что решение способствует взаимному доверию и дружбе.

Проект российско-украинского газового консорциума, для участия в котором приглашалась и Германия, переживает сложности. Ваш комментарий.

Германо-российские отношения в области энергетики в последнее время качественно изменились. Это сейчас не только отношения "продавец-покупатель", хотя это тоже важно. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы наладить стратегическое партнерство. Это значит, что Германия принимает участие в процессе "upstream" (добыча углеводородного сырья), а Россия - в "downstream"(реализация газа потребителям). Таким образом обретается новое стратегическое качество партнерства.

Во второй половине этого года запланировано провести германо-российский форум по вопросам энергетики для того, чтобы рассмотреть нынешнее положение дел и дальнейшие перспективы сотрудничества.

Что касается ответа на вопрос о судьбе российско-украинского газового консорциума, то он должен прозвучать не от германской, а от российской и украинской сторон.

На Ваш взгляд, какой может быть конкретная отдача от договоренностей, достигнутых на состоявшейся 26 июня в Петербурге встрече президента РФ В.Путина с представителями германского бизнеса?

Что, по Вашему мнению, является сдерживающим фактором на пути расширения инвестиционного сотрудничества двух стран?.

Видимо, не надо специально разъяснять, почему такая встреча президента РФ с представителями германского бизнеса, точно также как аналогичная встреча ранее в этом году федерального канцлера Германии с представителями российского бизнеса, находит такой большой отклик у общественности

У нас говорят: хозяйство это дело не государства, а предпринимателей. Это соответствует реальности, к которой Россия старается приближаться шаг за шагом.

Германо-российские торгово-экономические отношения за последние годы хорошо развиваются. Доказательством этого являются рекордные показатели товарооборота, торговли и инвестиций. Но если мы говорим о рекордных показателях, то это не означает, что потенциал для взаимовыгодного сотрудничества исчерпан.

На фоне определенных процессов в России, которые в последнее время усилились, есть, конечно, и отдельные вопросы, ответ на которые имеет решающее значение для компаний, планирующих заниматься экономической деятельностью в России.

Я не хочу, чтобы сложилось ложное впечатление. Вопросы, на которые немецкие и другие зарубежные предприниматели хотели бы получить ответы, куда с большей настойчивостью задаются российскими предпринимателями.

Я сознательно здесь сослался на то, что подобные вопросы задаются российскими предпринимателями, потому что иногда складывается такое впечатление, что заграница требует чего-то "незаконного" от России. Но это искаженная картина.

России хотелось бы иметь сильную конкурентноспособную в международном плане мощную экономику, что является предпосылкой для достижения тех целей, которые ставит перед собой страна. Мы являемся искренними, справедливым партнером для России на этом пути.

Поэтому ответы на эти вопросы столь важны, так как они соответствует и нашим жизненно важным интересам.

Вы завершаете свою дипломатическую миссию в Москве. Какие, на Ваш взгляд, перемены произошли за этот период в России?

Сегодня можно описать ситуацию в России совершенно разными способами и по-разному ее оценить, это зависит от того, какие акценты хотелось бы расставить. И в принципе для любого тезиса можно найти доказательства.

Но для меня, а я знаю Россию давно - в первый раз приехал сюда в 1973 году - перемены очевидны. Сегодня это совершенно другая страна. .

Еще в ельцинский период на международной арене была дискуссия о том, существует ли опасность отката России назад в доперестроечное время. Сегодня я не вижу для этого никаких оснований.

Другой вопрос, действительно ли все в России до конца осознали, что на самом деле означает демократия. Тут я бы не сказал с такой же степенью убежденности, что это так.

В этом у нас в Германии положение другое. Я приведу пример. У нас, по всей видимости, предстоят досрочные выборы. Для демократического государства это важное явление, потому что избиратели сами решают, довольны ли они работой нынешнего правительства или они предпочитают концепцию конкурентов. Но немцы все равно не очень беспокоятся, потому что глубоко убеждены в стабильности демократии, знают, что и возможная смена правительства не угрожает демократической системе.

Такого доверия к институтам власти в России пока в такой степени нет. Это понятно, для этого нужно больше времени, чем 10-15 лет.

Все это я говорю на основе опыта, который мы в своей истории накопили в Германии в течение длительного времени.
Источник: Интерфакс

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.