Отношения между Польшей и Россией по-прежнему плохи

Все новости по теме: Соседи
Поляки не без гордости говорят, что они были единственные, кто смог оккупировать Кремль. Это было в начале XVII века, за 200 лет до неудачной попытки Наполеона и за 300 лет до того, как это не удалось Гитлеру.

Недавно в Москве национальный праздник перенесли с 7 ноября, годовщины большевистской революции, на 4 ноября, когда русские освободили Кремль от ненавистных поляков.

Ясно, что у нынешнего состояния отношений между Россией и Польшей немало исторических прецедентов. Отношения между этими странами так же плохи, как сразу после распада советского блока в 1989 году.

Диалог, состоявшийся в ходе недавнего визита в Варшаву Глеба Павловского, советника президента России Владимира Путина, о котором сообщила польская Gazeta Wryborcza, продемонстрировал взаимную недоброжелательность.

"Поляки говорят о русских, как антисемиты о евреях", – заявил Павловский.

Министр иностранных дел Польши Адам Даниэль Ротфельд ответил: "Вы ищете врага и находите его в Польше".

Хорошая новость заключается в том, что ни одна из сторон не угрожает вторжением или оккупацией, так что история войн и разделов едва ли повторится. Но кажется, что политики и журналисты по ту или другую сторону польско-российской границы каждый день говорят что-нибудь неприятное или злое, и недоброжелательность громко напоминает о неуверенности и подозрительности, сохранившихся в Восточной Европе по окончании холодной войны.

"Это результат не политики Польши, а внутренних процессов, происходящих в России", – завил, объясняя польское видение причин плохого состояния отношений, Яцек Чихоцкий, директор польского Центра восточных исследований, аналитической группы при МИДе.

Аналитики, похоже, сходятся в том, что последней причиной напряженности является ведущая роль, которую играла Польша в прошлогоднем конфликте на Украине, когда президент Александр Квасьневский однозначно выступил против кандидата в президенты, пользовавшегося поддержкой России, и выразил солидарность с "оранжевой революцией" Виктора Ющенко.

Как представляется полякам – а поляки утверждают, что они, по понятным причинам, лучше всех понимают Россию, – переориентация Украины на Европейский союз и Запад является важным и даже историческим фактором в процессе ослабления российского влияния в регионе, которое началось с успеха "Солидарности" в Польше в 1989 году.

Но польско-российские отношения, которые были неплохими на протяжении 1990-х годов, испортились задолго до "оранжевой революции".

"Проблемы начались не в прошлом году, а гораздо раньше", – отметил Чихоцкий. "Первой причиной была нервная реакция Москвы на расширение ЕС", которое официально завершилось в мае прошлого года и привело в лоно демократического Запада восемь бывших членов советского блока, включая три республики бывшего СССР – Литву, Латвию и Эстонию.

За расширением Европейского союза последовало несколько споров, касающихся истории. В мае Квасьневского пригласили в Москву на празднование 60-летней годовщины окончания Второй мировой войны, но, с точки зрения поляков, его преднамеренно приняли по второму разряду.

Путин не только отправил Квасьневского в задний ряд почетных гостей, он также не назвал Польшу в числе союзников военного времени и уже тем более не извинился за антипольский пакт СССР с нацистами, подписанный в 1939 году (пакт Молотова – Риббентропа – прим. ред.), и не упомянул о том, что Квасьневский назвал полувеком "сталинских репрессий" в Польше. Ни одно из этих упущений в Польше не оставили без внимания.

Когда, примерно в это же время, поляки бойкотировали разрекламированные гастроли балета Большого театра в Польше, что привело к полупустым залам и отмене гастролей, российское издание "Газета" приписало инцидент "вошедшему в поговорку гонору" поляков.

Подозрительное отношение поляков к России, подогреваемое воспоминаниями об этих 50-х годах, весьма сильно и проявляется во многих обличиях. Польским парламентом продолжается расследование коррупции в связи с обвинениями в злоупотреблениях при приватизации крупнейшей нефтяной компании страны Orlen. В качестве основной рассматривается версия о том, что бывшие агенты КГБ вступили в сговор со своими сообщниками в Польше, чтобы получить контроль над компанией. По мнению многих обозревателей, это представляет угрозу национальной безопасности Польши.

Кроме того, в прошлом году гнев Польши вызвала официальная российская комиссия по расследованию расправы, учиненной сталинскими войсками над тысячами поляков в Катыни в 1940 году. Советский Союз много лет утверждал, что это преступление совершили нацисты. Комиссия пришла к выводу, что расправа была простым преступлением, а не преступлением против человечности или военным преступлением. Новый взрыв возмущения в Польше вызвал отказ России открыть свои архивы польской комиссии по расследованию.

"Война слов показала, что для Польши ее отношения с гигантским восточным соседом остаются больным вопросом и далеки от безоблачного положения дел, достигнутого с другим бывшим врагом, Германией", – отмечал англоязычный польский журнал Poland Monthly.

В конце июня возникли новые трения, когда Путин пригласил канцлера Германии Герхарда Шредера и президента Франции Жака Ширака на воскресное празднование 750-летия Калининграда, но не пригласил лидеров двух государств, между которыми находится российский анклав, – Польши и Литвы. Квасьневский, которому редко изменяет его дипломатическое спокойствие, в понедельник дал выход своему гневу в интервью польскому телевидению, подвергнув критике не только решение не приглашать двух лидеров, но и поддержку Берлином проекта нового российского газопровода, идущего по дну Балтийского моря в обход Литвы и Польши.

Россия давно настаивает, что ее страдания в годы Второй мировой войны, когда погибло около 27 млн советских граждан, затмевают страдания всех других стран. То же относится и к сталинским временам – в тюрьмах и лагерях погибло не менее 20 млн человек. При таких потерях Россия не испытывает потребности признавать меньшие потери других стран.

Либеральная российская газета "Время новостей" недавно писала, что в вопросах, касающихся былых зверств, уже давно преобладает "немой упрек". Теперь, когда страны Балтии и Польша высказывают то, что у них наболело, заговор нарушен, но "полагают, что Россия и дальше будет молчать".

Польские аналитики связывают неправильное, по их мнению, поведение России, в частности – на Украине, с ее неспособностью определить собственную идентичность после окончания холодной войны. Это означает, что у нее сохраняются многие элементы российского империализма, желание господствовать над такими государствами, как Украина, и нежелание портить свой имидж признанием старых преступлений. При этом, хотя Россия хотела бы видеть в Европейском союзе и его расширении на Восток новые экономические возможности, она видит в них опасность, особенно для престижа России, а последний она связывает со способностью сохранить целостность распадающейся Российской Федерации.

"Эмоции, связанные с расширением ЕС, берут верх над прагматизмом", – сказал Чихоцкий, добавив, что пройдет немало времени, прежде чем Россия перестанет видеть угрозу в энергичной и демократической Польше.
Источник: ИноПресса

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.