Осада Kалининграда

Все новости по теме: Калининградский анклав
Подготовка к празднованию 750-летия Калининграда-Кенигсберга проходила на фоне обострения проблем, связанных с особым положением региона. Элиты и население самой западной части России все чаще и настойчивее посматривают в сторону Европы.

Калининградская область накануне юбилея стала объектом пристального внимания зарубежных спонсоров, немецких и литовских политиков и проповедников всех мастей. Со всех сторон посыпались подарки. В ходе дискуссии вокруг проекта нового закона «Об особой экономической зоне в Калининградской области» прозвучало сенсационное заявление Ильи Клебанова о необходимости придания региону статуса «заграничной территории РФ». Потом начались «оранжевые» акции созданного в феврале движения «Республика», празднование юбилея Иммануила Канта, присвоение его имени Калининградскому университету, награждение Калининграда переходящим кубком Совета Европы, разбивка немецкого, голландского, шведского и литовского скверов, приезды иностранных делегаций и прочие мероприятия, отсылающие к европейским корням Калининграда-Кенигсберга.
Единственное, что в этой суете хоть как-то сработало на единение Калининградской области с остальной Россией, стали три «плохие» новости: монетизация льгот, повышение оплаты за услуги ЖКХ и вызвавший панику среди местного бизнеса проект закона «О особой экономической зоне».
Все остальное вполне органично вписалось в популярный тренд «Даешь Европу!».
DRANG NAH WESTEN ПРИ ПОДДЕРЖКЕ РОССИИ
Ощущение оторванности и заброшенности области, быт которой даже в годы советской власти разительно контрастировал с соседней Литвой, в полной мере проявилось после развала Союза. По данным Калининградского социологического центра, в 1992 году 20 процентов ее жителей высказались за выход области из состава Российской Федерации. Носителем и пропагандистом этой идеи, подпитываемой надеждами на помощь Европы, выступила созданная в том же 1992 году Балтийская республиканская партия (БРП).
Однако со временем идеализма у населения поубавилось – пример тому численность БРП, которая на момент ликвидации партии в 2004 году составила всего 527 человек. Изменились и данные соцопросов. В 2000 году только 8 процентов респондентов высказались за отделение от России и создание независимой республики. На первое место по популярности вышла поддержанная 35 процентами населения идея придания региону особого политического статуса. Еще 26 процентов высказались за делегирование области расширенных экономических прав.
То есть пять лет назад речь шла о вхождении региона в Европу в качестве ассоциированного члена ЕС, но с опорой на поддержку России.
Аналогичная картина складывается и на основании последних соцопросов. Подавляющее большинство жителей области видят будущее своего региона только в составе Российской Федерации, а 65 процентов вообще считают, что правительство должно оказывать области масштабную финансовую помощь. При этом почти 60 процентов полагают, что Калининградская область должна развиваться за счет собственных ресурсов, сельского хозяйства, туризма и прочего, или отдают предпочтение концепции военного форпоста России на Балтике.
Однако существуют и совершенно другие данные, согласно которым более половины жителей региона в возрасте до 25 лет позитивно относятся к идее отделения области от России.
В общем, основное направление движения обозначено: в Европу при поддержке России, вернее, той части российского истеблишмента, которая смотрит на проблемы страны с точки зрения эффективного менеджмента и экономической целесообразности. Около месяца назад весьма откровенно на этот счет высказался «главный сепаратист» области, лидер движения «Республика» и недавно ликвидированной Балтийской республиканской партии Сергей Пасько: «Поляки остались с Европой один на один, а у нас за спиной всегда будет Россия».
Впрочем, существует и прямо противоположный подход. И здесь стоит отдельно остановиться на трех весьма любопытных сюжетах: диспуте вокруг нового закона «О особой экономической зоне в Калининградской области», проекте интернационализации региона и все большей активности местных «оранжевых».
«ЗАГРАНИЧНАЯ ТЕРРИТОРИЯ»
14 апреля 2005 года российское правительство одобрило законопроект об особой экономической зоне (ОЭЗ) в Калининградской области, главной «фишкой» которого стали беспрецедентные льготы для крупных инвесторов. По словам Германа Грефа, предприятиям, готовым в течение трех лет инвестировать в экономику региона не менее 150 миллионов рублей, обещаны нулевая ставка налога – на первые 6 лет и 50-процентная налоговая скидка – на следующие 6 лет.
Что касается пополнения областного бюджета, то оно, как полагают в Минэкономразвития, будет обеспечено за счет сбора подоходных налогов, которые должны возрасти благодаря созданию новых рабочих мест.
Одновременно новый закон упраздняет те льготы, которыми – в соответствии со старым законом об ОЭЗ – пользовались все без исключения предприниматели, работавшие в области. Обеспечить предложенный правительством уровень инвестирования местный бизнес не сможет – а ведь около 150 тысяч жителей региона работают именно в малом и среднем бизнесе.
Новая редакция закона об ОЭЗ нацелена не на решение проблем региона, а отражает интересы каких-то крупных инвесторов. Это сразу же поняли калининградские предприниматели. Среди них начали циркулировать слухи о том, что новый закон пролоббирован некими финансовыми структурами, которые ранее работали в недавно ликвидированной офшорной зоне Ингушетии.
В разгар диспута возникла идея придать Калининградской области статус «заграничной территории России», наделенной особыми политическими и экономическими полномочиями. Главный теоретик и популяризатор этой концепции – депутат областной думы, член «Единой России» Сергей Козлов. Он одним из первых заявил: новый закон не только не будет способствовать развитию области, но и сведет на нет все, что достигнуто за последние десять лет.
Мысль о необходимости получить статус «заграничной территории» овладела умами. Полпред президента в Северо-Западном округе Илья Клебанов высказался в ее поддержку. И добавил: аналогичная практика введения статуса «заграничной территории» положительно зарекомендовала себя в ряде иностранных государств.
Но ее сторонники так и не смогли внятно объяснить, каким образом новый статус области, оставшейся частью России, может улучшить экономическое положение региона, который подвергается дискриминации со стороны Евросоюза и в который так стремятся калининградские элиты.
РЕГИОН ЕДИНОЙ ЕВРОПЫ
Над идеей интернационализации Калининградской области параллельно работают в Германии, Литве и Евросоюзе, и при различии в деталях эти проекты сходятся в одном: регион, называемый Восточной Пруссией, Караляучусом или частью «Большой Ганзы» (нужное подчеркнуть), должен быть де-факто отторгнут от России и стать частью единой Европы.
Еще в начале 90-х немецкие правые экстремисты выступили с требованием «возвратить Германии бывшие восточные регионы». А вполне респектабельная партия ХДС/ХСС озвучила идею превратить Калининградскую область в демилитаризованную зону и создать литовско-российско-польский регион «Пруссия». Параллельно возникла так называемая теория «сотовой» экономики: постепенное внедрение немецкого капитала и специалистов из Германии на системообразующие предприятия области и банкротство остальных, чтобы через обвальную безработицу простимулировать безболезненное выдавливание 80 процентов населения региона на «большую землю».
Евросоюз включил калининградскую область в проекты регионализации Европы. Работа в этом направлении применительно к другим европейским регионам ведется с конца 60-х годов прошлого века. В 1989 году Совет Европы принял «Конвенцию о трансграничном сотрудничестве территориальных образований и их властных органов». Она наделила местные власти правом разработки юридических основ взаимодействия по экономическим, социальным, экологическим и культурным вопросам вне зависимости от национальных границ.
Итог этой деятельности – появление в Европе более тридцати приграничных образований и масштабной программы, касающейся восточных территорий. В ней фигурирует и проект «Большой Ганзы» с центром в Кенигсберге.
И немецкие планы возрождения Восточной Пруссии, и литовская идея возвращения Караляучуса не противоречат региональным проектам Евросоюза: их итогом может быть крупное межрегиональное образование. Его составной частью должна стать Калининградская область. В этом смысле совершенно неважно, кто именно делегирует ее в реанимированную «Большую Ганзу» – Россия или Литва с Германией.
КИЕВ И ГДАНЬСК В ОДНОМ ФЛАКОНЕ
21 февраля в Калининграде состоялась учредительная конференция общественного движения «Республика». Сопредседателями движения стали лидер недавно ликвидированной Балтийской республиканской партии и председатель Калининградского союза предпринимателей Сергей Пасько, а также депутаты областной думы Витаутас Лопата и Игорь Рудников.
Основная цель нового движения – превращение Калининградской области в автономную республику в составе РФ. По словам Пасько, новый статус позволит региону стать «равноправным партнером объединяющейся Европы». Все обвинения в сепаратизме сопредседатели «Республики» отвергают: их в первую очередь волнует экономическое развитие региона и повышение благосостояния его жителей.
Между тем сторонники «Республики» очень скоро начали митинговать под оранжевыми знаменами. Некоторые калининградские политики даже намекнули: сепаратистская идеология «Республики» поддерживается извне. В уставе движения заложены механизм финансирования его деятельности через международные некоммерческие фонды и возможность членства в этой региональной организации иностранных граждан.
У Пасько, Лопаты и Руднева в Калининграде немало сторонников среди представителей малого бизнеса, прозападно ориентированной молодежи и крупных предпринимателей. Более того, как пишут местные СМИ, сепаратистские настроения распространены и среди чиновников, «фрондирующих понятием самодостаточности региона».
В активе лидеров «Республики» наработанная репутация защитников населения от произвола властей и борцов за демократию, а также уникальный опыт создания прецедента отмены результатов выборов. В последнее время авторитет «республиканцев» заметно возрос за счет последовательной и убедительной критики нового законопроекта «Об особой экономической зоне», а также благодаря выступлениям в защиту пенсионеров, ветеранов Великой Отечественной войны и студентов.
Интересно, что одновременно Сергей Пасько и его партнеры совершенно забросили идею создания «Правой партии России», с которой носились на протяжении 2004 года, и целиком переключились на борьбу за социальную справедливость.
Аналогичной тактике следует и явно копирующий опыт польской «Солидарности» Михаил Чесалин, лидер независимого профсоюза докеров, прославившийся своим противостоянием с хозяевами Калининградского порта и обращением в Страсбургский суд по правам человека.
В общем, складывается известная по событиям в Украине картина: играя на социальных проблемах и протестных настроениях, «оранжевые» потихоньку собирают под своими знаменами всех недовольных политикой власти. Правые лозунги уходят в тень: на повестке дня – защита униженных и угнетенных.
«КУДА НИ КИНЬ – ВСЮДУ КЛИН»
Если оставить за скобками детали, в сухом остатке получается некий общий сценарий отделения Калининградской области от остальной России, к которому в равной мере подшиваются и бездарная политика федерального центра, и планы Евросоюза, и усилия местных сепаратистов.
Еще более удивительным является совпадение этих усилий в рамках лежащих на поверхности сценариев.
Первый – это демилитаризация региона, то есть уничтожение форпоста России на Балтике. Осенью 2004 года на эту тему высказалась ХДС/ХСС, поднявшая вопрос о негативном влиянии военных на экономику «Кенигсбергской области». Уже в феврале 2005 года полпред президента в Северо-Западном округе Илья Клебанов поддержал идею придания Калининградской области статуса «заграничной территории России», упустив из виду тот факт, что юридическое оформление статуса «заграничной территории» подразумевает полную демилитаризацию соответствующего региона.
А озвученная в Германии идея создания на территории Калининградской области литовско-российско-польского еврорегиона под названием «Пруссия» и рассуждения литовских политиков о возвращении Литве района Караляучуса оказываются совсем неплохо вписанными в проект реанимации «Большой Ганзы».
Что касается одобренного правительством законопроекта «Об особой экономической зоне в Калининградской области», то он, с одной стороны, ущемляет интересы местных предпринимателей и провоцирует протестные настроения, а с другой – выглядит как перечень мероприятий по «предпродажной подготовке» области накануне присоединения ее к единой Европе.
Предоставляя беспрецедентные преференции крупному бизнесу, авторы закона создают условия не только для финансовых воротил России – как полагают калининградские предприниматели, – но и для иностранных инвесторов. Фактически федеральный центр сам формирует предпосылки для выдавливания значительной части местных жителей на «большую землю».
Что касается обещания повысить уровень жизни населения области до состояния соседних стран Евросоюза, то оно скорее всего будет выполнено, но только в отношении тех, кто сумеет зацепиться в поддержанном иностранными инвестициями бизнесе. Эти успешные граждане очень скоро начнут чувствовать себя не россиянами, а европейцами.
В итоге Калининградская область формально останется в составе России, а ее экономика и оставшееся население де-факто уйдут в Европу. Затем останется чисто техническая задача юридического оформления статус-кво.
На тот случай, если Москва опомнится и заблокирует этот сценарий экономического отторжения Калининграда от России, у лидеров «Республики» припасен политический проект, включающий в себя проведение референдума об изменении статуса региона.
Если же федеральный центр будет чинить препятствие свободному волеизъявлению граждан, в ответ может быть запущен революционный сценарий, реализацией которого займутся «оранжевые» сепаратисты и независимые профсоюзы.
Не стоит забывать, что Калининград – не Андижан. Москве вряд ли удастся обеспечить блокаду региона от всех, кто пожелает помочь «восставшему против преступной власти свободолюбивому народу Восточной Пруссии».
Все эти весьма неприятные для России сценарии едва тлеют. Однако лидеры «Республики» уже играют мускулами, обещая вывести на улицы Калининграда тысячу своих сторонников под лозунгом «Даешь Балтийскую республику!». Причем обещания эти произносятся перед камерами одного из центральных каналов, а демонстрация под оранжевыми знаменами запланирована на третий день празднования 750-летия города.
Можно сказать, что Калининград обложили со всех сторон. Но полномасштабный штурм еще не начался, и у Москвы еще есть возможность исправить ситуацию: вложить средства в способную принести быстрые деньги и создать рабочие места курортную инфраструктуру, в строительство и сельское хозяйство, а также в военную базу, приличное содержание которой также способно позитивно повлиять на занятость населения.
Если эти направления развивать интенсивно и эффективно, никакие специальные программы не понадобятся. В противном случае Россию так или иначе вынудят уйти из Калининграда. Это будет поражением гораздо более серьезным, чем на Украине.
Источник: Деловые люди

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.