Анализ региональной политики 1 июля - 8 июля 2005 года

Все новости по теме: Калининградский анклав
Уходящая неделя стала переломной в российской региональной политике. Заседание Государственного совета РФ в Калининграде 2 июля было использовано президентом России Владимиром Путиным для озвучивания «нового курса» Кремля в отношении российских регионов. Новая региональная стратегия Москвы неизбежно лишит губернаторов «безответственной неприкосновенности» и свидетельствует о намерении российского президента радикальным образом модернизировать региональные политические системы РФ.

1. Региональная политика Кремля: новый курс.

Основная цель «нового курса» Кремля – восстановление баланса политической ответственности федерального и регионального уровней управления, нарушенного в начале 2005 года. Механизм достижения этой цели сформулирован в президентском указе «Вопросы взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ и территориальных органов федеральных органов исполнительной власти», который был подписан накануне калининградской встречи.
Восстановление баланса политической ответственности в российской политической системе происходит под лозунгом «повышения роли субъектов Федерации в решении перспективных задач социально-экономического развития нашей страны». Президент РФ объявил 2 июля о необходимости обновления концептуальных подходов к государственной региональной политике, подчеркнув, что «региональная власть становится более ответственным и влиятельным звеном госуправления».
В ходе обновления региональной политики Кремль выделяет две основополагающие задачи. Первая – «создание прозрачной системы финансирования полномочий региональных властей». Вторая – «выработка механизма солидарной политической ответственности» федеральной и региональной власти «за повышение качества жизни людей». Именно об этом Владимир Путин проинформировал глав регионов 2 июля в Калининграде. И, очевидно, новые кремлевские цели совсем не обрадовали российских губернаторов.
Политическая цена за право согласовывать начальника региональной милиции (и еще с десяток других начальников) оказалась для региональных руководителей очень велика. Наиболее чуткие из них это поняли уже в ходе вступительной речи президента на заседании Госсовета. До остальных дошло (или доходит) только сейчас. За заявлением Путина о том, что губернаторам делегируется аж 114 полномочий, уже со всей ясностью просматривается окончание короткой эры (январь-июнь 2005 года) законодательно оформленной политической непричастности (безответственности) глав регионов к последним (непопулярным) решениям федерального центра. А именно, монетизационной реформе и реформе ЖКХ.
В январе-апреле Кремль остался практически один на один с «революцией льготников» и «коммунальными волнениями». Главы субъектов РФ, травмированные президентским указом 13 сентября 2004 года, в первой половине нынешнего года ощутили внезапные выгоды от своего политически ущербного статуса. Президент отобрал с первого января у губернаторов серьезные полномочия и, тем самым, снял с них политическую и социальную ответственность за положение дел в регионах. «Революция льготников» выявила не только проколы и недостатки в монетизационной реформе, но и продемонстрировала ошибочность сентябрьского курса Кремля на формирование политически безответственного регионального политического класса. Москва на долгих полгода осталась без политического громоотвода в субъектах РФ, без заинтересованных союзников, наконец, без необходимых в политике «козлов отпущения». И выводы были сделаны.
Концепция реформирования региональной политики, озвученная в Калининграде, свидетельствует о намерении президента РФ устранить первоначальные перегибы и восстановить «баланс ответственности» между федеральным центром и губернаторскими центрами власти за положение дел на местах. Путин даже заговорил о «расширенном правительстве» - как новом политическом качестве губернаторской корпорации. Это – красноречивый сигнал о том, что губернаторы отныне, получив новые полномочия, будут нести ответственность за социально-экономическую ситуацию в регионах РФ наряду с федеральным правительством. А может даже большую.
Очевидно, что Кремль еще ранней весной начал готовиться к переменам в региональной политике. Именно тогда появились первые слухи о том, что главам регионов вернут часть утраченных привилегий, прежде всего, в части влияния на территориальные органы федеральных структур власти и управления. Пряником для многих губернаторов стало обещание рассмотреть вопрос об их частичном контроле за правоохранительным органами – вопрос совсем не праздный при том уровне коррупции, что существует сегодня в органах российской власти, в том числе, и на ее региональном уровне. Покладистый милицейский генерал некоторым главам субъектов РФ представлялся гарантом безопасности и спокойной жизни. И вот теперь Кремль пошел на определенные уступки губернаторам на милицейском и некоторых иных направлениях. Однако уступки оказались всего лишь способом подсластить более горькую политическую пилюлю.
Полномочия, которые Кремль готов сегодня передать главам субъектов РФ, во-первых, не являются неотъемлемыми (Владимир Путин подчеркнул в своем выступлении 2 июля, что если оценка реализации губернаторами передаваемых полномочий будет негативной, то «будут приниматься соответствующие меры, вплоть до отзыва неадекватно исполняемых полномочий»). Во-вторых, легендарные 114 полномочий делегируются не просто так, а под конкретные стратегические социально-экономические задачи, а именно, удвоение ВВП и борьбу с бедностью. Именно успехи на этих двух направлениях будут теперь считаться критерием успешности деятельности глав регионов и адекватности использования передаваемых из Москвы полномочий. Нет успехов – отнимут и полномочия. Причем, скорее всего, вместе с основной – губернаторской – должностью.
Еще один любопытный аспект начинающейся «реформы губернаторских полномочий», - заявление президента РФ о необходимости восстановления монополии государства (то есть, федеральной власти) на спирт. Не секрет, что в регионах России алкогольный бизнес, как правило, контролируется губернаторами. Курс Путина на вывод спиртового бизнеса из-под губернаторского контроля, на самом деле, является серьезным ударом по неформальным экономическим основам губернаторской независимости. А ведь эта привилегия, пожалуй, стоила бы нескольких десятков полномочий из президентской «кондиции 114-ти»…
Разумеется, реформа «баланса ответственности», начатая 2 июля Кремлем, связана не только с работой над прежними ошибками, но и, прежде всего, работой на перспективу. Федеральная партия власти готовится к важнейшему политическому испытанию – парламентским выборам, которые, по некоторым оценкам, вполне могут оказаться досрочными (различные источники называют либо март, либо декабрь 2006 года). В этой связи Кремлю, заинтересованному в симпатиях избирателей, крайне важно не только снять с себя монопольную ответственность за социально-экономическую ситуацию в стране (которая, мягко говоря, далека от идеальной), но и создать благоприятные предпосылки для поиска виновных (если того потребует электоральная стратегия). Корпорация губернаторов, разумеется, более всего подходит для решения этих задач. Всего-то требуется наделить ее невероятным количеством полномочий, соответствующим объемом ответственности, чтобы затем рекрутировать из этой корпорации очередных виновников в провале стратегии борьбы с бедностью и удвоения ВВП.
В Калининграде Владимир Путин особо подчеркивал губернаторам, что «вопросы роста экономики, социального развития и улучшения жизни граждан – это вопросы нашей общей, неделимой ответственности». Очевидно, всю серьезность и весомость этих президентских слов главы российских регионов в полной мере ощутят с началом большой предвыборной кампании. В ходе нее раздаваемые ныне Кремлем полномочия совершенно логично могут трансформироваться в обвинительные политические приговоры: вам столько было дадено, господа губернаторы, а вы не оправдали…

2. Горячие точки российской провинции.

Северный Кавказ, Поволжье и Приуралье оставались на уходящей неделе регионами повышенной политической напряженности, разумеется, различной степени интенсивности.
Лидером среди тлеющих «горячих точек», безусловно, остается Дагестан. Ситуация в этой северокавказской республике неумолимо развивается по чеченскому сценарию 90-х годов. Непрекращающаяся эскалация терроризма, бессилие правоохранительных органов свидетельствуют о быстром разрушении политической системы Дагестана, об активности неподконтрольных Москве местных полюсов силы. Итогом этого, если только тенденция не переломится, станет превращение Дагестана во вторую Ичкерию времен Джохара Дудаева, в территорию неконтролируемого насилия. Кремль сегодня оказался перед открытой угрозой потери Дагестана. И последствия этого могут быть для России еще более серьезными, чем сепаратизм в Чечне.
В Поволжье продолжают наращивать политическую активность татарские общины. Если неделю назад политическая инициатива исходила от Нижегородского духовного управления мусульман (НДУМ), заявившего о необходимости восстановления в РФ поста вице-президента, с тем чтобы его занимал мусульманин, то на уходящей неделе политическая активность татарской диаспоры Нижнего Новгорода была направлена на участие в местных выборах. Как сообщило 6 июля Агентство национальных новостей со ссылкой на региональную национально-культурную автономию татар, нижегородские татары намерены отстаивать свои национальные интересы в городской думе Нижнего Новгорода. Впервые в истории гордумы они выставят на выборах в октябре 2005 года несколько кандидатов.
Как заявил представитель автономии Дамир-хазрат, на выборах будет выставлено, как минимум, пять национальных кандидатов. В случае победы татарские депутаты намерены поставить перед властями вопросы о выделении средств на реставрацию мечетей, издание книг на татарском языке и другую поддержку национально-культурных традиций. До сих пор средства на эти цели поступали в основном от благотворителей.
Политическая активность татарских диаспор в регионах Поволжья и Приуралья, вполне возможно, стала одной из причин, по которой парламент Республики Башкирия выступил с инициативой отсрочить на 2 года вступление в силу федерального закона № 131 «Об общих принципах местного самоуправления в РФ». Как сообщило 7 июля АНН, башкирские депутаты пришли к мнению, что Россия к полноценному местному самоуправлению еще не готова. Во всяком случае, Башкирия не готова точно. И не только к местному самоуправлению, но и к вероятной экспансии в эти органы управления представителей татарской диаспоры республики. Причина для того, чтобы затормозить реализацию 131-го закона нашлась уважительная – недостаточная бюджетная обеспеченность.
Депутаты Госсобрания (Курултая) Башкартостана предложили внести поправки в статьи 83 - 85 федерального закона о МСУ и изменить срок его вступления с 1 января 2006 г. на 1 января 2008 г. Они отметили, что до 1 января 2006 г. регионы просто не успеют решить все вопросы, связанные с формированием местных бюджетов и межбюджетных отношений.
«В большинстве муниципальных образований местные бюджеты вообще отсутствуют – их нечем пополнять», - отметил на заседании парламента председатель комитета Госсобрания по вопросам местного самоуправления Зуфар Еникеев. Кроме того, подчеркнул он, в федеральном законе должна быть строка о том, что регионы сами вправе определять, когда и в каком порядке приступят к работе их органы МСУ. По мнению разработчиков законопроекта, этот процесс должен начаться не ранее 1 января 2010 г.
Председатель Госсобрания Башкирии Константин Толкачев поддержал предложение парламентариев. Он подчеркнул нежелательность вступления закона о МСУ в силу с 1 января 2006 г., так как это чревато социальными потрясениями.
«Средств местных бюджетов не хватит на достаточное финансирование школ, жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения. Необходимо изменить расчеты доходной базы местных бюджетов», - отметил спикер. По его мнению, одним из главных источников дохода местных бюджетов должен стать земельный налог. В связи с этим глава Курултая попросил республиканские органы, отвечающие за земельную политику, ускорить работу по оценке земельного фонда территорий.
Ранее президент Башкирии Муртаза Рахимов подверг критике федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления». 26 июня, голосуя на выборах депутатов уфимского горсовета, он заявил, что «на местный уровень передаются широкие полномочия, не имеющие под собой финансовой основы».
Одновременно с этими демаршами башкирского парламента, в Уфе спецслужбы РФ продолжают расследование уголовного дела по факту призывов лидеров оппозиции к экстремистским действиям. Как сообщило 5 июля АНН, у башкирского УФСБ сегодня остались вопросы лишь к одному из оппонентов президента республики Муртазы Рахимова - руководителю нелегально действующего Башкирского национального конгресса (БНК) Айрату Дильмухаметову.
Как заявили в прокуратуре Башкирии, в ближайшее время группа научных работников Башкирского госуниверситета и Уфимского авиационного техуниверситета должна завершить лингвистическую экспертизу заявлений господина Дильмухаметова, которые он сделал на митинге протеста в Уфе 26 марта и на Лубянской площади в Москве 7 апреля. В акции приняли участие несколько тысяч человек и три лидера башкирской оппозиции – глава общественного объединения «Русь» Анатолий Дубовский, руководитель Фонда за местное управление Рамиль Бигнов и лидер БНК Айрат Дильмухаметов. Главным требованием митингующих была отставка действующего президента Башкирии Муртазы Рахимова и возврат государству топливно-энергетического комплекса региона (другими словами, передел собственности в сфере ТЭК Башкирии).
Ознакомившись с видеоматериалами, снятыми на митингах, прокуратура Башкирии сочла, что ряд заявлений оппозиционеров носит криминальный характер. 1 апреля прокурор Башкирии Александр Коновалов лично возбудил уголовное дело по ст. 280 ч. 1 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистских действий», но не в отношении конкретных лиц, а по факту происшедшего. По словам господина Коновалова, под экстремистскими призывами он понимает призывы к насильственному свержению государственного строя в Башкирии. Следствие было поручено УФСБ. В течение мая чекисты проводили допросы оппозиционеров, не предъявив никому обвинение. При этом один из лидеров оппозиции – Дильмухаметов был доставлен на допрос принудительно – прямо с митинга 1 мая. Двое других оппонентов Рахимова - Бигнов и Дубовский посетили УФСБ 1 мая добровольно.
Как сообщило АНН 7 июля, на уходящей неделе было возбуждено уголовное дело по факту клеветы в адрес другого регионального президента – главы республики Марий Эл Леонида Маркелова. Бывшему главы Звениговского района республики Михаилу Жеребцову и преподавателю Марийского педагогического института Всеволоду Зайцеву в случае признания их виновными грозит до 3 лет лишения свободы.
Президента Маркелова возмутили слова представителей оппозиции, сказанные ими в его адрес, что называется за глаза, на встрече с советниками Чрезвычайных и полномочных Послов в Российской Федерации Эстонии, Финляндии и Венгрии. Эта встреча проходила 17 июня в Общественно-политическом центре во время визита послов трех финно-угорских государств в Марий Эл. Визит последовал после череды скандальных публикаций в эстонской и финской прессе, а также в Интернете о том, что в Марийской республике якобы властью ущемляются права титульной национальности.
На встрече, прошедшей вне официального распорядка визита, оппозиция в очередной раз взвалила причину всех возможных и вымышленных бед республики на ее президента. В частности, господина Жеребцов обвинил главу республики в неоднократных избиениях его персоны (на бывшего чиновника, снятого в свое время с поста по решению суда за растрату, нападали неизвестные с арматурой). Зайцев пошел еще дальше, обвинив президента в фашизме.
Заместитель прокурора Йошкар-Олы Андрей Кузьминых возбудил против Жеребцова и Зайцева уголовное дело по ст. 129 УК РФ (клевета) за «публичное распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство президента Марий Эл».
«Правительство республики больше не намерено терпеть клеветнических обвинений в свой адрес, но, как и прежде, будет действовать строго в рамках действующего законодательства», - прокомментировали ситуацию в пресс-службе администрации президента Марий Эл.
Впрочем, эти комментарии вряд ли остановят развитие «марийской игры», начатой несколько месяцев назад депутатами Европейского парламента. Попытка российской стороны реагировать на интриги политической игры вокруг республики Марий Эл уголовными делами приведет лишь к росту авторитета лидеров националистической оппозиции и к новой эскалации напряженности в регионе. «Марийская игра» давно уже вышла на международную орбиту, и реагировать на нее чисто российскими методами (давить и привлекать) – значит помогать достижению политических целей тех, с кем борешься. Впрочем, это лишний раз свидетельствует о том, что региональные политические системы в РФ сегодня крайне неэффективны и неустойчивы. И начатая президентом РФ их модернизация вряд ли сможет укрепить их перед лицом новых неизбежных политических вызовов.

Аналитическая группа АНН
Источник: Агентство национальных новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.