Калининград в тени Кенигсберга

Все новости по теме: Кёнигсбергу - 750 лет
На страницах культуры немецких газет одной из главных тем этой недели был 750-летний юбилей Калининграда, бывшей столицы Восточной Пруссии Кенигсберга.

Газета Berliner Zeitung цитирует калининградских политиков, которые "с облегчением объявляют", что можно больше "не стыдиться" своего города. Город светится огнями, принаряжен, ухожен, на солнце сияет свежей позолотой купол только что отстроенного православного собора, над бывшей парадной площадью, теперь с фонтанами, льются приглушенные мелодии вальса. "Больше не стыдно" - эти слова, пишет газета, становятся понятными только тому, кто знает: исчезнувший Кенигсберг лежит тенью над сегодняшним Калининградом, и не только для немецких туристов, возвращающихся в город как в свое прошлое, но и для самих россиян - жителей города. Переустройство города было приурочено отнюдь не к 60-летнему юбилею образования Калининградской области в следующем году, а к 750-летию основания этого в прошлом немецкого города этим летом. И причиной тому - не только внезапная любовь к довоенной истории города. Переустройство города преследовало и другую цель - вывести, наконец, Калининград из тени старого Кенигсберга и дать городу собственное, светлое, сияние.

Руин больше, чем новостроек

Уже вскоре после окончания Второй мировой войны новые советские хозяева разработали большие планы построения цветущего социалистического города на руинах этой, как говорилось тогда, "цитадели прусского милитаризма". Но и по прошествии десятилетия после окончания войны в городе было больше руин, чем новых строений, а советские архитекторы разводили руками: "придется еще поработать для того, чтобы сделать город красивее, чем он был при немцах". Не удалось это и в последующие годы.

Символ тому - "Дом Советов", заложенный на фундаменте взорванного замка немецких орденоносцев, но так и недостроенного и ведущего молчаливый диалог с руинами Кенигсбергского собора. Это конкуренция между старым и новым и сегодня определяет Калининград. Иногда об этом говорят открыто. Например, когда власти радуются, что вновь отстроенный мост "даже лучше выдался, чем разрушенный немецкий".

Уязвимая точка

"Штурм Кенигбсерга" Красной Армией - это еще одна сложная тема, продолжает Berliner Zeitung. Она все больше "выпадает из истории", становится мифом об основании сегодняшнего Калининграда. Но эта тема не из прошлого, она из настоящего, поскольку связан с ней вопрос, а почему, собственно, бывший Кенигсберг вообще принадлежит России. После падения коммунистического режима с немецкой истории города постепенно снимали табу, пока от них ничего не осталось. Как ни странно, именно начало советской эпохи в городе представляет собой уязвимую точку в истории сегодняшнего Калининграда.

Именно поэтому, продолжает тему газета Frankfurter Allgemeine, немецкой общественности оставалось лишь догадываться, какой немецкий город решил почтить своим визитом федеральный канцлер Германии Герхард Шредер, когда он "скупыми общими словами обрисовывал объект, жестикулируя при этом так неопределенно и инертно, как будто он хотел загадать нам тяжелую, почти неразрешимую загадку. Он говорил о городе, о каком-то городе, который в истории на протяжении многих веков играл определенную роль. Видимо, он исходил из того, что все и без того понимают, что речь идет о немецкой истории и о роли, которую город этот именно в ней и сыграл. Городов таких много. Но, поскольку выступал канцлер накануне своего зарубежного визита, можно было догадаться, что город этот находится за границей. Назови канцлер имена "Путин" и "Ширак", заключает газета, все бы сразу догадались, что речь может идти лишь об одном городе, который ранее назывался Кенигсберг, а сегодня зовется Калининград. Речь канцлера подобна немецкой истории: загадочный ход с ясными результатами.
Источник: DW-WORLD

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.