Российские эксперты подготовили доклад о том, пострадает ли наша страна после расширения ЕС и как именно. Корреспонденту "РГ" удалось прочитать этот документ в том виде, в ...

До расширения ЕС на Восток осталось меньше двух недель. Надо успеть разрешить все, зачастую острейшие, противоречия между Россией и Евросоюзом до майских праздников.

С ярмарки в трущобы

В минувшее воскресенье в промышленном пригороде Нижнего Новгорода Кстово начались и вчера закончились секретные переговоры, уже окрещенные "Кстовским раундом".

Переговариваться если не с первыми, то все-таки принимающими решения людьми не в Москве, а нарочито в провинции - это в нашей практике впервые. Видимо, расчет был на то, что на родине и стены помогают. Делегацию Евросоюза возглавил директор департамента по торговле еврокомиссии Мауро Петричионе. Воскресным вечером гостей повезли сначала по традиционному туристскому маршруту (Кремль, Волга, ярмарка), а потом погрузили в трущобы. Как рассказал корреспонденту "РГ" источник в российской делегации, "это произвело на европейцев неизгладимое впечатление. Мы хотели показать, как много еще предстоит сделать и сколько еще надо потратить денег, чтобы жизнь в нашей стране хотя бы отдаленно приблизилась к европейскому уровню".

Как сообщил нашему корреспонденту другой участник переговоров, депутат Госдумы Алексей Лихачев, процесс уже с утра в понедельник принял полномасштабный характер и ничем не отличался от формата переговоров где-нибудь на берегу Женевского озера. Главное внимание пришлось на энергетический пакет (требование ЕС сделать газ в России таким же дорогим, как во всем мире, плюс - обеспечение иностранцам беспрепятственного доступа к нашим трубам). "Пути решения проблемы уже видны, но дьявол, как всегда, спрятался в деталях", - сказал Лихачев. По замыслу устроителей, основной массив переговоров должен пройти не в кабинетах, а на реальных предприятиях: на фермах, на заводах. "Пусть они (европейцы) своими глазами увидят состояние нашей промышленности и поймут, сможет ли эта промышленность выдержать требования, которые огульно предъявляют нашей стране", - поделился с нами источник в делегации.

Обет молчания

Руководитель департамента Минэкономразвития и по совместительству главный переговорщик Максим Медведков обет молчания сдержал: он провел в Кстово все три дня и не дал ни одного комментария. Но накануне он-таки выступил с рядом заявлений. По его словам, позиция России остается прежней - присоединение к ВТО (этот вопрос тоже обсуждался в Кстово) только на стандартных условиях. По его словам, "абсолютно жестко" Россия будет отстаивать позиции по ввозу в страну иностранных самолетов и автомобилей. Даже после переходного периода в 7 - 8 лет ввозные налоги на эти товары будут "существенно выше нуля". Россия согласна открыть страховой и банковский рынки, но с ограничениями: по некоторым сведениям, наша сторона настаивает, что иностранные банки смогут работать в России, только учреждая свои дочерние представительства, а не напрямую.

Завтра случится и другой момент истины: российские эксперты наконец выдали на-гора полновесный (почти 100 страниц) доклад о том, пострадает ли наша страна после расширения ЕС и как именно. До этого оценки колебались от катастрофизма до неумеренного оптимизма. Доклад подготовлен экспертами Национального инвестиционного совета. Его презентация состоится завтра, а полный текст, по идее, должны увидеть только первые лица государства. И все же корреспонденту "РГ" удалось пробежать этот документ в том виде, в каком он уже отправился в Белый дом.

Секретный доклад

Эксперты Национального инвестиционного совета полагают, что новая конфигурация Европы "ставит Россию в невыгодное положение". ЕС "снискал себе репутацию одного из самых жестких и несговорчивых партнеров", и этот партнер теперь стоит у ворот. Мало того, что десятка новых стран ЕС - это 15 процентов товарооборота России, эти страны, как шлагбаум, лягут между Россией и главными покупателями ее газа.

Эксперты разделили их на три группы: позитивные, негативные и неоднозначные ("разнородные"). Сначала о сладком. Отныне, торгуя с Европой, Россия будет иметь дело не с множеством стран, а с одной. Стандартные европейские правила конкуренции, примененные теперь и в Восточной Европе, исключат "обиды", которые чинили российским компаниям в бывших соцстранах. Российские фирмы, которые прежде работали только в Восточной Европе, а в Западной у них не складывалось, автоматически получают право трудиться на всем пространстве. И вообще европейский "орднунг" - это хорошо.

Неоднозначные последствия сводятся к тому факту, что пестрый набор торговых договоров России с "десяткой" заменяется одним - Соглашением о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Россия жестко выступала против того, чтобы СПС автоматически распространился на новую "десятку", но, кажется, проиграла. В принципе Соглашение не "зверское" и ничего особо крамольного там не написано. Россия и ЕС объявили друг друга нациями, пользующимися режимом наибольшего благоприятствования в торговле, за исключением текстиля, стали и расщепляющихся (ядерных) материалов. Россия имеет право вводить ограничения на европейский импорт, если считает, что он подрывает интересы нашей экономики. По идее, присоединившись к СПС, восточная "десятка" теряет возможность выторговывать разовые уступки.

Но это на бумаге. В реальности более половины статей СПС не работают. А это значит, что автоматическое распространение СПС на Восток, худо-бедно привыкшему общаться с нами по двусторонним договорам, создаст "правовой вакуум" и приведет к обвалу торговли. Выход один: прописать в приложении к СПС четкие обязательства сторон так, чтобы уже не отвертеться.

Непросто и с таможенными делами. В ЕС средние таможенные ставки ниже, чем в "десятке". Европейцы на это упирают - "вы только выиграете". Но в том, что касается энергоносителей, нашей основной экспортной статьи, Россия не выиграет ничего - "десятка" и так установила для наших нефти и газа минимальные или даже нулевые пошлины. А магнаты алюминиевой промышленности, как и поставщики удобрений, проиграют: по этим товарам пошлины в ЕС выше, чем у "десятки". Конкретная цифра потерь зависит от страны: с Польшей они будут нулевыми, а с Чехией и Венгрией - максимальными. Так, суммарное таможенное бремя на линии Венгрия - Россия вырастет на процент. Правда, Венгрия выторговала себе право заморозить пошлину на алюминий на три года - ей нужен все-таки российский металл.

Страны "десятки" должны отменить одни ограничения на ввоз российских товаров, но ввести другие. От этого выиграют те, кто ввозит уголь в Польшу, текстиль - в Венгрию, трубы - в Чехию. Но ограничивается ввоз стального проката и ядерного топлива. Только это нанесет ущерб в десятки миллионов долларов.

Теперь - о голом негативе. Наши товары, которые неплохо чувствовали себя в Восточной Европе, после падения границ потеряют всякую привлекательность перед лицом более качественных и теперь уже не столь дорогих товаров из Западной Европы. Тем более что страны "десятки", кроме Польши, никогда не практиковали так называемые антидемпинговые меры, любимое развлечение Брюсселя. Теперь - будут, и только от этого Россия потеряет до 30 миллионов долларов в год. Не говоря уже о том, что более жесткие стандарты качества ЕС автоматически перекроют многим нашим изделиям западные дорожки. Это унесет из российского кошелька где-то 6,5 миллиона евро.

Под ударом может оказаться и святое - газ: у ЕС есть планы ограничить долю импортного топлива в общем балансе 25-30 процентами. Поскольку "десятка" на 75 процентов сидит на российской газовой игле, ущерб будет просто огромным.

Но даже топливные страсти меркнут перед потерями для АПК, которые эксперты оценивают как "однозначно негативные". ЕС субсидирует своих сельхозпроизводителей. Под те же субсидии попадут теперь фермеры "десятки", а поскольку бывшие соцстраны - в основном аграрные, они быстро доведут свое производство до уровня перепроизводства, и наше продовольствие им будет не нужно. С зерном - особая песня. Европа уже ограничивает ввоз российского зерна. ЕС стал больше, но ввозить зерна разрешат ровно столько же.

В чистом негативе еще несколько позиций. Так, требования ЕС к шуму, исходящему от самолетов, которые наши воздушные суда не выполняют, вытеснят российские самолеты теперь уже и из Восточной Европы. Безусловно, отрицательным явлением считают эксперты распространение на "десятку" Шенгенского визового режима: это создаст проблемы российским туристам. Пока все попытки России смягчить Шенгенские правила оканчиваются провалом. Российские специалисты представляют угрозу тамошним работягам как более квалифицированные и менее прихотливые. От такой трудовой эмиграции ЕС будет защищаться до последнего.

Ну и, конечно, Калининград, который, по словам экспертов, станет зоной "без ясных перспектив обеспечения жизнедеятельности".

В целом эксперты подтверждают названную Грефом сумму годовых потерь в 150 миллионов долларов, но все же не берутся подсчитать точный баланс прибылей и убытков. Россия может выторговать очень многое, но хватит ли хитрости и настырности у наших переговорщиков - это вопрос.
Источник: Российская газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.