Россия и Евросоюз: осторожно, двери закрываются

С приближением 1 мая, когда Европейский союз откроет свои двери для 10 новых членов, Россия все настойчивее стремится получить внятный ответ на свои озабоченности, связанные с этим событием. Однако на вопрос, как минимизировать сложности, которые возникнут в отношениях с новым ЕС, в который вступают соседи и традиционные партнеры России, до сих пор нет ответа. Найти его пытались в среду участники заседания Консультативного совета субъектов Российской Федерации по международным и внешнеэкономическим связям при МИД России. Как выяснилось, из двух вариантов решения ни один пока не принят.

Негативные последствия расширения ЕС для России обсуждаются сегодня Владимиром Путиным и Сильвио Берлускони, завтра они станут предметом разговора с приезжающими в Москву председателем Еврокомиссии Романо Проди и комиссаром по торговым отношениям Паскалем Лами. В сегодняшнем заседании, посвященном поиску путей преодоления этих последствий, приняли участие министр иностранных дел России Сергей Лавров, его первый заместитель Валерий Лощинин, президент Северной Осетии Александр Дзасохов, делегация Совета Европы, а также представители российских регионов, различных министерств и ведомств. С российской стороны вопрос был поставлен предельно четко. Как быть с негативными для России последствиями расширения ЕС, среди которых распространение на новых членов квот и других нетарифных ограничений в отношении российских товаров, введение визового режима с традиционными «братскими» соседями, проблема Калининградской области? Каким образом будут учитываться интересы России? Ответ на этот вопрос до сих пор не найден.

Как сказал Стране.Ru Валерий Лощинин, есть два варианта. Либо принять переходный период, в течение которого сохранятся старые отношения со странами, вступающими в ЕС, либо внести поправки и дополнения в расширенный документ о сотрудничестве между Россией и ЕС. То есть подписать некий дополнительный протокол к базовому Соглашению о Партнерстве и сотрудничеству (СПС). Однако, как подчеркнул заместитель министра, пока не решено, какой из этих двух вариантов будет выбран. Между тем, времени для выбора практически не остается. Есть надежда, что вопрос будет решен во время визита в Москву председателя Еврокомиссии Романо Проди и комиссара ЕС по торговым отношениям Паскаля Лами. Не исключено, что на этих же переговорах будет сделана попытка снять оставшиеся у России озабоченности. Как сказал Стране.Ru Валерий Лощинин, часть озабоченностей уже снята, однако рассматривать этот вопрос нужно только «в пакете».

С тем, что «последствия расширения Евросоюза вызывают законные озабоченности России», в Совете Европы не спорят, заявил представитель этой организации в России Филип Блэр. По его словам, "Совет Европы будет постоянно выступать за то, чтобы вступление новых членов в ЕС не стало препятствием на пути развития российско-европейского сотрудничества". Однако, судя по отсутствию до сих пор реального соглашения о том, каким образом будут улажены эти препятствия, в Европе не очень спешат решать вопрос российских интересов. «Я не знаю, будет ли такой переходный период», - сказал Стране.Ru Филип Блэр, который подчеркнул, что Совет Европы занимается обеспечением европейских правовых рамок для еврорегионов.

К слову, в этом заинтересована и Россия. О необходимости поддержки идеи еврорегионов или «треугольников», в которых могли бы на специальных условиях сотрудничать приграничные районы стран ЕС и России, говорили многие участники заседания, как с российской стороны, так и со стороны европейских делегатов. По словам Сергея Лаврова, важным фактором взаимодействия России и европейских стран может стать «разработка европейской хартии регионального самоуправления», которая наделила бы «регионы Европы надежной правовой основой для демократического развития».

Пока же регионы несут ощутимые экономические потери, о чем говорили, в частности, представители Башкирии и Ленинградской области. Руководство регионов то и дело получает письма от своих партнеров с уведомлением о выходе из двухсторонних соглашений. Ведь именно на региональном сотрудничестве строится конкретное торгово-экономическое взаимодействие. И потери несут не только российские регионы, но и те страны, которые вынуждены отказываться от сотрудничества с ними. Например, Польша, которая заинтересована в экспорте своих товаров в Россию, выискивает обходные пути для их продвижения. Многие хорошо известные в России торговые марки (в основном, молочная и кондитерская продукция) на самом деле производятся именно в Польше.

Еще одним важным фактором нормального взаимодействия регионов, которые больше всего пострадают от выхода после вступления в ЕС бывших партнеров из двухсторонних соглашений, должен стать закон о приграничном сотрудничестве, которого регионы ждут от российских парламентариев. Причем, эту инициативу поддерживают и в Совете Европы. По словам Филипа Блэра, закон о приграничном сотрудничестве «позволит расширить сферы взаимодействия России с Европой».

Поэтому очень много говорилось о необходимости нахождения конкретных форм сотрудничества. Как сказал президент Северной Осетии Александр Дзасохов, «необходимо от многочисленных инициатив, связанных с созданием правовой базы по сотрудничеству с сопредельными государствами, перейти к более продуманным формам сотрудничества». Дело в том, что у приграничных территорий нет никаких преференций в развитии торгово-экономических, образовательных, культурных, инфраструктурных связей с сопредельными регионами. Тогда как из 89 субъектов РФ 46 являются приграничными. И это претензия не столько в адрес Евросоюза или Совета Европы, сколько к российским законодателям. "В России создалась обстановка, когда нет механизмов, технологий, которые позволяют подстраховать область, край, республику со стороны федерального правительства в реализации серьезных проектов", - сказал Дзасохов.

По мнению участников консультативного совета, выступивших с совместными рекомендациями, для смягчения последствий расширения Евросоюза необходимо оказать содействие региональным производителям в создании в странах-членах ЕС совместных предприятий с российским капиталом, которые пользовались бы равными правами с хозяйствующими субъектами стран ЕС. Примером создания таких предприятий можно считать металлургический завод в Латвии («Северсталь-Лат») или Чехии.

Однако, каким должен быть закон о приграничном сотрудничестве, пока тоже не до конца ясно. Например, по мнению губернатора Ленинградской области Владимира Сердюкова, этот закон должен быть как можно менее детализированным, рамочным. Так как в противном случае конкретные решения будут застревать на согласовании по линии министерств и ведомств. К тому же у каждого региона свои проблемы. Так, Ленинградская область, по словам Владимира Сердюкова, не готова к присоединению России к ВТО. Правда, Валерий Лощинин заверил, что в отношении ВТО «лед тронулся» и никакие «завышенные требования к России предъявляться не будут».

Отдельный вопрос - судьба Калининградской области. Сегодня об этом говорил и спикер Совета Федерации Сергей Миронов, который выступил за создание в Калининграде «европейского, мирового оффшора». Миронов заявил, что разрабатываемый сейчас закон о создании в Калининградской области особой экономической зоны не принесет никакого выигрыша этому региону и России в целом. Создание же оффшорной зоны в Калининградской области, напротив, по мнению председателя Совета Федерации, позволит решить многие вопросы не только этого региона, но и всей России. Такое решение предполагало бы регистрацию фирм на льготных условиях, особый статус Калининградского порта и «выгодные условия для судовладельцев, чтобы они ориентировались именно на этот порт». По словам Миронова, «вопрос этот надо решать радикально и не бояться этого».

Так или иначе, но конкретных решений пока нет. В России приветствовали, по словам Сергея Лаврова, совместную инициативу Совета Европы и Евросоюза о расширении программы сотрудничества с Россией на 2005-2007 годы, включая запуск программы сотрудничества "Северо-Запад России" и подпрограммы "Международные связи российских регионов". Однако закрывает границы Европа уже сейчас, и, чтобы ни говорили европейские чиновники, никто, кроме Брюсселя, от этого не выиграет.
Источник: Страна.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.