Сняли напряжение: жителям Нивенского пообещали помощь в борьбе с рудником

Тамара Кузяева

В четверг вечером новая общественная палата Калининградской области собралась на круглый стол, чтобы определиться со своим мнением по поводу строительства в Нивенском рудника по добыче калийных солей. Итоги круглого стола, на первый взгляд, вызывают оптимизм. Но только на первый.

Без участия правительства

Жители Нивенского уже несколько месяцев ведут борьбу против предполагаемого строительства в районе посёлка промышленного предприятия. ООО «Стриктум», учредителем которого является фонд со 100% иностранным капиталом, получило лицензию на разработку залежей уникальной руды под Нивенским. Местные жители утверждают, что рудник и шахта, которые появятся в непосредственной близости от их жилых домов, поставят крест на посёлке. В свою очередь, генеральный директор ООО «Стриктум» Павел Яковлев рассказывал в январе «Новому Калининграду.Ru», что компания действует строго по закону. «Государство продало лицензию на конкурсе. В соглашении написано, когда мы должны начать добычу. Под каждую лицензию есть план поступлений доходной части бюджета», — говорил Яковлев.

В конце декабря жители написали письмо губернатору Николаю Цуканову с просьбой о помощи. Письмо подписали больше 1,5 тысяч человек. По словам местного общественного активиста Александра Краснобаева, ответ из правительства области должен был прийти в конце января. Но, по всей видимости, так и не пришёл. Вместо этого, как уже не первый раз случается, общение с жителями переложили на общественную палату.

В четверг вечером в зале заседаний общественной палаты собрались сами представители палаты, а также жители Нивенского, руководство компании «Стриктум» и экологи. Правительство области представлял вице-премьер по внутренней политике Михаил Плюхин. Правда, представлял недолго — спустя минут 20 после начала дискуссии Михаил Юрьевич надел пальто, вышел и так и не возвратился. Роль модератора круглого стола досталась главе общественной палаты Тамаре Кузяевой, которая в прежние времена была представителем губернатора в областной Думе. Внёс свою лепту в дискуссию и бывший глава регионального управления Росприроднадзора, а ныне советник губернатора Юрий Цыбин, который никогда не отличался особой сдержанностью в общении.

«Проект рудника — это составляющая часть проекта целого горно-обогатительного комбината! А вы проводили в октябре слушания, которые касались только рудника, но в протокол в итоге включили и комбинат! Нас в очередной раз за дураков держат!» — негодовал Цыбин.

В ответ руководство «Стриктума» пыталось объяснять, что проект готовится поэтапно, что есть пока решение о размещении рудника, но нет решения о размещении горно-обогатительного комбината, поэтому обсуждать строительство комбината не было смысла. «Есть три варианта размещения площадки — два в Багратионовском районе, один — в Гурьевском, — рассказывал технический директор компании Анатолий Смычник. — Площадка еще не утверждена и не выбрана!»

Однако губернаторский советник не сдавался. По его словам, в непосредственной близости от Нивенского планируется пробивать два ствола шахты, каждый — по 1,2 км в глубину и по 8–9 м в диаметре. «Кто согласовывал? Какой объем породы будет поднят? Почему через 11 дней после слушаний вы получили заключение на проект реконструкции базы для проходки литьевого ствола? На разработку проекта требуется много времени, а у вас не только проект, но и экспертиза!»

Примерно в этом месте многим участникам круглого стола стало понятно, что суть дискуссии уловить невозможно, и советник губернатора ведет какую-то свою игру с представителями «Стриктума», понятную только им одним. Хотя по тому, как нервничали топ-менеджеры производственного предприятия, было ясно, что что-то идет не так.

«Мы в принципе не понимаем, о чём речь! Дайте „Стриктуму“ закончить презентацию! Что они там вообще хотят построить?» — выразила общий настрой своих коллег по общественной палате глава профсоюзов работников здравоохранения Ирина Сергутко.

В этом месте гендиректор «Стриктума» кратко сообщил, что на предприятии будет работать 2 тысячи человек, строительство будет идти в течение 7 лет. Буровзрывные работы при строительстве рудника применять не планируется — заключен договор о приобретении специального комплекса, который позволит обойтись без взрывов. Также «Стриктум» намерен построить объездную дорогу и вынести за пределы посёлка железнодорожный узел, чтобы не причинять неудобства жителям.

«Немецкая» земля

_32Z2844.jpg

Жители поселка Нивенское Багратионовского района обратились к полякам с просьбой поддержать протест против строительства в поселке калийной шахты. По мнению жителей Нивенского, под угрозой окажется природа России и Польши. Россияне распространяют на территории Варминско-Мазурского и Поморского воеводств протестные листовки.

Спустя час после начала круглого стола слово, наконец, дали местным жителям. Они говорили, что не верят, будто при строительстве рудника под землей «Стриктум» будет «обходить» каждый аварийный дом, что в «немецкой» земле, которая досталась от прежних хозяев, возможны подземные ходы, и шахта в итоге может быть затоплена, поселок уйдет под землю и умрет.

«Я живу на ул. Калининградской, — сказала одна из женщин. — От моего дома до будущего ствола шахты — 450 метров. Там будет стоять вентилятор диаметром 8 метров. Это будет невыносимо — шум, вибрация круглосуточно, все сбегут… Мы слышали, что нас государство продало, со слов „Стриктума“. И мы обещаем — будет шумно. Так шумно, что нас и в Москве услышат», — заявила женщина. Другая жительница рассказала, что в Нивенском выращивают ягоды, помидоры и огурцы, чтобы кормить город, и после того, как начнется стройка, с огородничеством придется распрощаться.

Жители Нивенского продолжали бушевать. Местный депутат сказала, что была на совещании у губернатора и слышала, что санитарная зона должна быть не менее 500 метров. Её поддержала глава регионального управления Роспотребнадзора Елена Бабура. Она сообщила, что если речь идёт о комплексе «рудник — горно-обогатительный комбинат», то санитарная зона должна быть не менее тысячи метров от домов. Слова Бабуры, впрочем, как и слова Цыбина, жители встречали бурными аплодисментами.

Под конец Павел Яковлев сказал, что устал оправдываться, и если кому-то что-то не нравится, то можно направить материалы в прокуратуру, чтобы она проверила законность действий предприятия.

Все это время члены самой общественной палаты, которые, по идее, должны были принимать участие в дискуссии, молчали, вероятно, пытаясь понять, о чем речь. Позже оказалось, что членам не раздали информационные материалы перед заседанием, и большинство из них вообще не знали, о какой проблеме идёт речь. Но, по всей видимости, мнение общественной палаты в данной ситуации и не было важно — сложилось впечатление, что у Тамары Кузяевой резолюция была готова заранее. Она взяла слово спустя два часа после начала заседания. Опыт, приобретенный ею в бытность полпредом губернаторов в областной Думе, пригодился и на этот раз — она с непоколебимой уверенностью в своей правоте цитировала законодательство и находила в нём пункты, которые, по её мнению, нарушил «Стриктум».

«Публичные слушания не состоялись. Жители введены в заблуждение по поводу планов компании, поскольку до сих пор им не дали информацию. Насколько нам известно, компания „Стриктум“ уже обратилась в правительство области с просьбой перевести земли сельхозназначения в земли промышленности. Это означает, что вы собираетесь строить комбинат. Вы должны доработать проект с учетом мнения населения, — заявила Кузяева руководству „Стриктума“. — Вы собираетесь строить предприятие в границах населенного пункта, что запрещено федеральным законом „О недрах“. Кроме того, горно-обогатительный комбинат будет иметь межтерриториальное значение, и его строительство нужно согласовывать с правительством области». Кузяева сказала, что общественная палата будет рекомендовать жителям обратиться в прокуратуру России с просьбой проверить законность строительства предприятия в границах населенного пункта. Кроме того, рекомендовать правительству области приостановить перевод земель сельхозназначения в земли промышленности под строительство комбината. Безапелляционные слова Кузяевой жители встретили продолжительными бурными аплодисментами.

Сухой остаток

_32Z2845.jpg

Гендиректор «Стриктума» резолюцию Кузяевой корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» комментировать отказался, отметив, что он взял мораторий на общение с журналистами. Единственное, на что он обратил внимание, — что «Стриктум» занял базу «Лукойла» перед въездом в Нивенское. Промышленная зона в этом месте была последние 30 лет, и никогда никаких нарушений закона в этом не было.

Тамара Кузяева, комментируя представителям СМИ своё заявление, сказала, что, помимо прочего, при строительстве столь мощного горно-обогатительного комбината, какой собирается возводить «Стриктум», нужно согласие не только правительства, но и соседней Польши. Правда, её ответы на дальнейшие вопросы не внушили оптимизма. Во-первых, оказалось, что «Стриктум» обратился в правительство с просьбой рассмотреть вопрос о переводе земель сельхозназначения в земли промышленности, не имея на эти земли никаких прав — в настоящее время они принадлежат муниципалитету. Как ранее рассказывал в интервью «Новому Калининграду.Ru» гендиректор «Стриктума», компания действительно подыскивает земельный массив для возможного строительства комбината, и для этого рассматривает варианты перевода земель из одного назначения в другое. Но это вовсе не значит, что компания будет строить именно в этом месте — если ей откажут, она может пойти на поиски других массивов.

Во-вторых, вопрос со строительством комбината действительно пока окончательно не решён. И пока топ-менеджмент компании подбирает под него земельный участок, рудник может работать как совершенно самостоятельное предприятие, продавая руду на экспорт. И если юридически рудник будет отделен от комбината, то и охранная зона у него будет совсем иная — не тысяча метров, как в комплексе с комбинатом, а другая, которая будет установлена специально для него. Более того, «Стриктум» развернул площадку на бывшей базе «Лукойла», где (если верить местным активистам) ранее хранились отходы первого класса опасности. Получается, что фактически новое предприятие приходит на место старого, и еще большой вопрос в том, будут ли тут выявлены нарушения законодательства. Конечно, тогда придется делать новый проект, новые слушания и прочие юридические процедуры. Но если речь идет о миллиардах рублей прибыли (а 3 млрд рублей компания уже вложила в это предприятие), наверное, вряд ли стоит ждать, что инвесторы откажутся от Нивенского. То есть, можно предположить, что безапелляционные заявления Тамары Кузяевой в итоге не закончатся ничем, но зато они снимут напряжение и дадут отсрочку компании.

К концу двухчасового обсуждения сложилось стойкое ощущение о срежессированности круглого стола — о том, что советник губернатора и бывший полпред главы региона в облдуме, а ныне председатель общественной палаты заранее знали, чем все закончится, и цель у них была одна — сначала дать жителям бурно высказаться, а потом это напряжение снять. Ведь жители ждали реакции губернатора, а ее до сих пор не последовало. Со стороны все получилось идеально: советник губернатора (в глазах общественности — человек, близкий губернатору) выступил на стороне жильцов, общественная палата в лице Кузяевой поддержала. Все аплодируют и никто не идет перекрывать дорогу в Польшу, как было обещано ранее. Николай Цуканов в свой предвыборный год может особо не волноваться за ситуацию во внутренней политике касаемо Нивенского. Не удивлюсь, если правительство заранее договорилось обо всем этом сценарии и с руководством «Стриктума», предложив ему прекратить активную деятельность, чтобы не будоражить жителей. Как минимум — до осени, когда пройдут выборы. Если после выборов в Нивенское приедет строительная техника, серьезные народные волнения будут уже не так страшны для свежеизбранного губернатора. Впрочем, это всего лишь версия. 

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.