Без стратегических друзей в ЕС

Все новости по теме: Калининградский анклав
По отношению к России акценты Европейского союза явно сместились в негативную плоскость. После вероятного ухода с поста федерального канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера этой осенью российско-германо-французская тройка, которая старалась интегрировать Россию в общеевропейские дела, может прекратить свое существование. Будущее правительство ХДС Ангелы Меркель дает понять, что в отличие от Шрёдера оно не будет садиться с Россией за стол переговоров без поляков и других восточноевропейцев. Возможно, Германия вообще уступит Польше первенство в политике ЕС по отношению к России, а своего старого союзника Францию будет настраивать на улучшение европейских отношений с США.

Иными словами, будущие лидеры ЕС станут в первую очередь спасать трансатлантические отношения. Дальнейшее ослабление ЕС не должно, с их точки зрения, привести к потере интереса США к европейским союзникам. Европейцы инстинктивно ищут защиту в союзе, при котором им на протяжении последнего полувека жилось уютно как никогда. Авторитарная Россия в эту традиционную концепцию не вписывается.

Новые члены ЕС, бывшие страны – члены Варшавского договора, уже во многом начали определять его внешнюю политику по отношению к России и СНГ. Сколько шума на Западе вызвала встреча лидеров России, Германии и Франции в Калининграде из-за того, что на нее не пригласили президентов Польши и прибалтийских государств!

Очевидно, что ЕС расколот по вопросу о России. Старая Европа придерживается идеи стратегического партнерства с Москвой, новые европейцы выступают за политику ее сдерживания.

ЕС увидел, что ему удалось повлиять на исход событий на Украине, приструнить неоимперскую Россию и продвинуть свою «сферу влияния» далеко в глубь постсоветского пространства. Однако у ЕС как будто нет сил двигать Украину дальше в направлении демократии и либеральных реформ, если она этого сама не хочет. В новой «газовой войне» Киева с Москвой Запад не поддержал Украину, а настоял, чтобы команда Ющенко решила проблемы с восточным соседом самостоятельно и цивилизованными методами. Старые европейцы пока не заинтересованы в альтернативном гуамовском энергетическом альянсе за счет России. Несмотря на это, не исключено, что нынешний энергетический альянс, столь успешно выстроенный Шрёдером с Россией, все же претерпит некоторые изменения и Германия при новом правительстве, под давлением Польши и Прибалтики, откажется от планов прокладки газовой трубы по дну Балтийского моря. Мощные силы внутри новых членов ЕС уже добиваются, чтобы энергетические потоки из России на Запад шли через как можно больше восточноевропейских стран, включая Украину.

После ухода Шрёдера и вероятного дальнейшего ослабления французского президента Ширака у Владимира Путина не останется стратегических друзей в ЕС. В Польше к власти могут прийти такие консерваторы, по сравнению с которыми критик России Александр Квасьневский покажется близким другом Москвы. И становится понятно, почему Путин в последнее время бросает все силы на укрепление Шанхайской организации сотрудничества и ищет стратегического союза с Китаем.

Если у ЕС до последнего времени и были глобальные проекты по отношению к постсоветскому пространству, то теперь становится ясно, что реализовать их вряд ли удастся. Евросоюзу нанесен серьезный удар с тыла. Идея Европейской Конституции провалилась. Политическая интеграция ЕС поставлена под вопрос. Возобновились споры внутри Европы о том, не стоит ли ЕС сконцентрироваться на экономической интеграции – как это предлагает ныне председательствующая в ЕС Англия – и вообще отказаться от разработанной в последние годы Германией и Францией идеи сделать из Евросоюза самостоятельного политического игрока на международной арене.

Распадающуюся ось Германия–Франция при построении будущей ЕС–Европы сегодня в состоянии заменить только Англия. Но и с ее видением ЕС не все просто.

Удастся ли странам ЕС после всех драматических событий взять передышку и на трезвую голову решить, как двигаться дальше? Время-то поджимает. Во-первых, страны западной и восточной части Балкан фактически находятся в преддверии вступления в ЕС. Турция и Украина только усилят стук в двери ЕС. Это Брюссель игнорировать никак не сможет. Значит, вопрос о дальнейшем расширении и дальше будет сотрясать Евросоюз.

ЕС обречен на перемены. Он, с внутренними социально-экономическими проблемами, со стареющим населением и отсутствием экономического роста, не может оставаться клубом богатых западноевропейцев, спонсирующим бедных братьев в Восточной Европе. Но и замкнуться в себе Евросоюз не желает. Так что груз придется нести всем поровну.

В нынешней Европе катастрофически отсутствуют политики-лидеры сильных убеждений и стратегического видения. Нет харизматичных лидеров, умеющих вести за собой народы. Все больше и больше власти захватывает безликая брюссельская бюрократия. На одних призывах Брюсселя к порядку и дисциплине новую Европу не построить.

Куда идет Европа? Возобновится старый трансатлантический союз, как этого хотят западные элиты? Растворится ЕС в трансатлантизме и снова станет, при ведущий роли Англии и поддержке будущих властей Германии и Франции, верной опорой глобальной политики США в однополярном мире? Подобное развитие событий придаст второе дыхание традиционным институтам Запада – НАТО, ОБСЕ. Тогда Украина и Грузия не должны будут, чтобы очутиться на Западе, интегрироваться с ЕС. Вполне достаточно окажется их присоединения к НАТО. А это еще больше подтолкнет Россию к присоединению к азиатским альянсам.

Получается, что Европа безответственно отказывается от объединения, даже неформального, с Евразией, обладающей богатыми природными ресурсами, в которых Запад так нуждается. Но, по-видимому, ЕС не хочет жертвовать своими принципами. Стратегическое партнерство с Россией еще больше, чем раньше, будет рассматриваться через призму либеральных ценностей. В нынешней своей ипостаси Россия для Запада – не настоящий партнер.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.