Калининград - черная дыра в самом центре Европейского союза ("Le Figaro", Франция)

Когда Борис Аксентьев, российский бизнесмен, принимает посетителей в своем московском офисе, он иногда в конце беседы, преподносит в подарок бутылку вина со словами: 'Это французское, - и уточняет: мы розливаем его в бутылки в Калининграде. Так гораздо проще'. А точнее, так намного выгодней: являясь российским анклавом в самом центре расширенной Европы, Калининград превратился за несколько лет, благодаря различным налоговым льготам, предоставляемых Москвой, в переправочный пункт высокорентабельных товаров.

Если вернуться к примеру с вином, розливаемом в бутылки в Калининграде, то все просто: вино привозят в бочках, облагаемых низкими налогами на ввоз, розливают в Калининграде, потом приклеивают красивые этикетки. Таким образом, вино остается освобожденным от налогов по всей территории России - вот настоящий внутренний рынок анклава. Так живет и выживает Калининград, российская территория, находящаяся так далеко от матери-родины, что Берлин или Варшава намного ближе к бывшему Кенигсбергу, экс-столице прусских королей, чем Москва, виртуальная столица, неизвестная большинству жителей данной территории.

'Многие среди нас, - утверждает Вадим, молодой калининградский журналист, - никогда не были в Москве. Намного проще поехать в Вильнюс, Берлин или Варшаву'. Эта проблема настолько беспокоила российские власти, что вот уже в течение полутора лет организовываются экскурсионные поездки в Москву для калининградских школьников.

Вот уже более двух лет судьба анклава является 'яблоком раздора' между Брюсселем и Москвой. Из-за этой крохотной территории - один миллион жителей на 15 000 кв. километров - проходят многоэтапные переговоры, цель которых заставить Москву согласиться с расширением Европы. Сегодня, за несколько дней до 1 мая, судьба Калининграда зависит, по словам европейских представителей, ведущих переговоры, от последних '5%' нерешенных вопросов.

Проблема легко объяснима: с 1 мая, Калининград с севера, юга, запада и востока будет окружен границами Европы. Проблема свободного передвижения людей была решена в ходе длительных переговоров путем создания упрощенного режима выдачи виз жителям анклава для поездок в Россию. Остается нерешенным вопрос транзита товаров, вопрос крайне сложный, потому что он касается сути самого конфликта, т.к. Калининград получает основную часть доходов от теневой экономики, основанной на неформальной торговле.

По официальным данным московского Института экономики, теневая экономика составляет от 60 до 90% ВВП Калининграда, тогда как по стране в среднем этот показатель составляет от 25 до 50% в зависимости от региона. Чем выше рост экономики Калининграда, тем меньше налоговых поступлений идет в казну государства. Нужно заметить, что показатель уровня жизни в Калининграде является самым высоким по стране. Таким образом, в Калининграде налицо все признаки экономических отклонений.

На дорогах бывшего Кенигсберга не встретишь ни одной российской машины, хотя на каждого жителя приходится в три раза больше машин, чем в среднем по России. Здесь, где бедность выносится на повестку дня, люди живут намного лучше, чем на огромной восточной территории: 'Чтобы не волноваться о будущем, мы предпочитаем смотреть туда (на восток), и каждый раз мы говорим себе, что мы живем все-таки лучше. Правда, если посмотреть в Европу. . .'. Это слова одного из местных жителей.

В регионе нет ни одного завода. Может и есть, но очень мало. По словам представителя одного института экономических исследований, Калининград представляет собой модель убыточного роста, созданную на территории с льготным налогообложением. Другие виды производственной деятельности можно пересчитать по пальцам одной руки. И этим парадокс не исчерпывается: чем больше налоговых льгот, тем меньше иностранных инвестиций. . . Если Москву это вовсе не заботит, то Брюссель озабочен этим негативным развитием. 'Эта территория не должна стать "черной дырой" в центре Европы', - говорит один эксперт.

Все сделанные предложения были отвергнуты российскими властями, стремящимися затормозить переговорный процесс. Так, потребовались длительные и сложные переговоры для открытия Берлином консульства в Калининграде, чтобы иметь возможность выдавать жителям города проездные документы для проезда на родину в Россию через Европу. Между тем, Москва не прекращает делать заявления о создании 'новой Берлинской стены', которая возникнет при расширении Европы. 'Все это, - шутит Вадим, - старые привычки. Вот увидите, через несколько лет мы все еще будем говорить по-русски, но станем европейцами. Мы будем первыми российскими европейцами'.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.