Калининград: Наказать за удвоение?

Все новости по теме: ОЭЗ
Когда-то, когда газетные публикации могли на что-то влиять, произошла такая история. Пассажиры пожаловались в газету, что в привокзальном буфете города N всегда грязно, еда плохого качества, посетителей обсчитывают. Вскоре был получен ответ: факты подтвердились, буфет закрыт. Понятное дело, при отсутствии буфета к нему не будет и нареканий.

Эта история пришла мне на память в связи со звучащей в последнее время острой критикой ситуации в Калининградской области и предлагаемых правительством мер по институциональному развитию региона. В этой критике откровенно смешиваются два разных вопроса: о действующем механизме хозяйствования и о новациях, содержащихся в проекте Федерального закона “Об особой экономической зоне в Калининградской области”.

Действующий экономический режим представляет собой действительно странное “явление природы”. Однако этот феномен не был занесен к нам враждебными силами, а стал результатом весьма специфической ситуации, в какой оказалась область в результате краха коммунистической системы. Во всем мире особые зоны, как правило, создаются ради привлечения капитала и технологий и развития на этой основе конкурентоспособных национальных производств. Совершенно иначе выглядела ОЭЗ в Калининградской области, которая на протяжении предшествующих десятилетий развивалась как “непотопляемый авианосец” у границ НАТО, который должен был решать только военно-стратегические задачи в обмен на снабжение товарами из других регионов страны. И вдруг в одночасье оказалась отрезана от страны, частью которой она являлась. Быстро приближался продовольственный и топливный коллапс, который надо было предотвратить решительными мерами. Главной задачей властей тогда было насытить рынок товарами. На этом фоне были приняты решения об освобождении ввозимых в Калининградскую область товаров от таможенных пошлин, что позволило не допустить катастрофического сценария. Оборотной стороной этого режима стало подавление собственного производства в регионе — местные производители не выдерживали конкуренции с импортом. В результате спад производства в области был гораздо более глубоким, чем в среднем по стране.

Однако со временем произошла структурная адаптация экономики. Пришли инвесторы, которые воспользовались импортными льготами не для ввоза готовых изделий, а для ввоза компонентов или сырья для дальнейшего производства. Произведенная ими продукция шла, как правило, дальше в Россию, хотя некоторые виды производств имели и экспортный потенциал. Так возникли в Калининградской области новые предприятия по сборке телевизоров, по производству продуктов питания, мебели и некоторые другие.

Было бы большой ошибкой презрительно третировать эти производства как отверточные. Во-первых, сборочные производства — это уже большой шаг вперед по сравнению с торговым бизнесом, который доминировал в области в первые годы существования налоговых льгот. Во-вторых, целый ряд производств, появившихся в области, не может по определению быть отверточным — ведь здесь активно развивается производство продуктов питания, мебели, швейная промышленность. И уж тем более было бы несправедливо рассматривать эти производства как “легко сворачиваемые” — в них уже вложены миллионы долларов, которые в полном смысле слова вросли в калининградскую землю.

Экономический рост возобновился здесь вместе с российским, причем проходил более высокими темпами, чем в среднем по стране. Валовая продукция, промышленное производство, инвестиции в основной капитал в последние четыре года росли темпами, существенно превышавшими среднероссийские (см. таблицу). Разумеется, этот рост происходил на фоне общей экономической и политической стабилизации в России, однако нельзя недооценивать и роль В. Г. Егорова, возглавившего область в 2000 г. и немало сделавшего для стабилизации условий хозяйствования.

Несмотря на очевидные успехи последних лет, ситуация в Калининградской области и вокруг нее продолжает оставаться непростой. Позитивная производственная динамика все более вступала в контраст со своеобразным “торгово-посредническим” характером льгот, продолжавших стимулировать прежде всего ввоз импортных товаров. Не вызывает сомнения, что эти льготы должны быть отменены.

Именно в этих целях в правительстве и был разработан новый законопроект “Об особой экономической зоне в Калининградской области”, который вводит мощные стимулы для инвестиционной деятельности и одновременно отменяет часть льгот немедленно, а для других устанавливает переходный период.

Новый закон предполагает создание благоприятных условий для инвестиционной активности, ориентированной как на экспортные поставки, так и на импортозамещение. Для инвестиционных проектов, превышающих 150 млн руб., предлагается полное освобождение от налога на прибыль на шесть лет и 50%-ная ставка еще на шесть лет. Инвесторы освобождаются от уплаты налога на имущество. В законопроекте содержится мера, гарантирующая неухудшение условий ведения бизнеса в случае изменения налогового законодательства в РФ. Иностранным гражданам, участвующим в осуществлении инвестиционных проек тов, устанавливается упрощенный порядок получения виз — они могут оформлять их непосредственно при въезде в область.

В этой связи странно слышать критику предложенного закона, фактически основывающуюся на примерах из действующей системы, которую как раз новый закон и должен исправить. Если в буфете грязно, то его проще закрыть, чем вымыть. Возможно, критикам не нравится десятилетний период сохранения действующих льгот у тех, кто ими уже пользуется. Это действительно серьезный вопрос, который заслуживает серьезного обсуждения. Сохранение переходного периода связано с тем, что этими льготами пользуются не только торговые посредники, но и производственные предприятия, которые делали инвестиции с расчетом на объявленные государством льготы. Солидная страна, рассчитывающая на уважение бизнеса, не может позволить себе легко и в одночасье менять правила игры.

Может быть, переходный период стоит сократить, но тогда именно этот вопрос и надо обсуждать в парламенте, а не пытаться блокировать закон, стимулирующий приток инвестиций. Это же касается и необходимости отмены экспортной льготы по нефти, на что вот уже несколько лет указывают многие, включая и авторов данного законопроекта.

Однако проблема, с которой мы сталкиваемся сейчас, не сводится к чисто экономическим аспектам развития Калининградской области. На примере этого закона нельзя не увидеть серьезные политические проблемы на пути экономического роста в нашей стране. На торжествах по случаю 750-летия Калининграда президент и члены правительства весьма лестно отзывались об экономическом росте в регионе, которому в отличие от общероссийской ситуации удается выйти на темпы роста, обеспечивающие пресловутое удвоение. Причем удвоение это происходит здесь отнюдь не за счет топливно-энергетического сектора и сопровождается реальной диверсификацией производства.

Выступая перед местным бизнесом, В. В. Путин заявил, что буквально в ближайшее время новый закон будет принят и введен в действие. После этой встречи предприниматели были полны оптимизма. Стоило посмотреть, с каким энтузиазмом обсуждали они перспективы своих вложений в экономику области. Речь шла о десятках миллионов долларов, что по масштабам Калининградской области немало. Если принятие закона в такой ситуации будет вновь отложено на неопределенное время, это нанесет ущерб и репутации российской власти, и репутации страны.

Разумеется, закон об ОЭЗ только один шаг на пути превращения Калининградской области из “непотопляемого авианосца” в “производственный цех” Европы. Уникальное положение региона делает его потенциально мощной точкой развития, возникающего благодаря соприкосновению здесь экономик ЕС и России. Необходима внятная стратегия развития области, в том числе использование ее потенциала для развития общеевропейских экономических процессов. Необходимо преодолеть “алармистски-иждивенческие” настроения части местной элиты, которая подчас склонна видеть в геополитическом положении региона его ущербность, а не преимущество.

Необходима тонкая политическая работа по внедрению области в европейское пространство, а произведенных здесь товаров — на рынки ЕС. Мы много говорили о Калининграде как о пилотном регионе сотрудничества между Россией и ЕС, однако эту красивую формулу еще предстоит наполнить реальным содержанием. И тогда этот регион выполнит свою миссию, предназначенную ему историей, — станет ступенью на пути к формированию единого европейского экономического пространства. Или, иначе говоря, общего рынка от Атлантики до Тихого океана. Но это уже другая тема.
Источник: Ведомости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.