Федеральный центр не допустит изоляции Калининградской области

Чем глубже мировой кризис – тем выше будет военно-политическое и экономическое значение Калининградской области.

Россия больше не боится проводить манёвры своих стратегических сил в мягком латиноамериканском подбрюшье США. Риторика НАТО становится всё более агрессивной, и не исключено, что прямых призывов к новому Drang nach Osten осталось ждать недолго. В августе Чехия и Польша подписали обязательства по противоракетной обороне. Таким образом, для Санкт-Петербурга и Москвы возникает неприемлемая ракетно-ядерная угроза. Россия уже заявила о некоторых ответных действиях: размещении в Калининградском анклаве ракетных комплексов «Искандер», восстановлении объектов военно-морской инфраструктуры в портах области. То есть, как и в прежние советские времена, ВМФ и ВВС снова будут кормить немалое число калининградцев.

Федеральный центр уже предпринял усилия для предотвращения изоляции региона в случае ухудшения отношений с Евросоюзом. Налажены регулярные паромные линии до Санкт-Петербурга и портов Ленобласти, решён вопрос с транзитным железнодорожным пассажирским сообщением через Литву, добавлены авиарейсы в российские города. Принципиально невозможно решить только один вопрос: избавить промышленность Калининградской области от транспортной зависимости от Литвы. Грузопоток из области в Россию невозможно снять с железной дороги, а это значит, что при любой степени ожесточения российско-европейских отношений нам придётся удерживать Литву в особом положении. Примеры в истории были – это Финляндия во времена советско-американского биполярного мира или окружённый бетонным забором железнодорожный коридор из Западного Берлина в ФРГ. Но дай Бог мудрости литовскому правительству, до этого дойти не должно.

Одного не будет точно – заброшенности анклава, пренебрежения интересами жителей Калининградской области со стороны Москвы. Да, надежды на то, что сотни тысяч туристов из стран Евросоюза будут кормить родину Иммануила Канта, по всей видимости, уходят в прошлое как умирающая мечта мирной эпохи. Очевидно, что милитаризация анклава пойдёт ускоренным образом. Но это не значит, что Европа уйдёт из области. Наоборот, по мере ухудшения отношений России и Запада обеим сторонам будет всё важнее сохранять физическое пространство диалога и сотрудничества. Калининградская область и есть то пространство.

Для её экономики важна не только транспортная связанность с «большой Россией», но и включённость в европейские программы, деятельность особой экономической зоны, развитие малого и среднего бизнеса.

Начнём с последнего. По уровню реальной поддержки малого предпринимательства Калининград находится на одной из лучших позиций в России наряду с Белгородской областью, Башкортостаном, Пермским краем. Более того, это единственный регион России, где у мелкого бизнесмена есть возможность участвовать в европейских программах поддержки предпринимательства. Тому, как динамично развиваются Светлогорск, Балтийск, Советск, Черняховск, могут позавидовать многие малые города в других российских регионах.

Деятельность особой экономической зоны в Калининградской области до 2006 года вызывала настороженность федеральных органов исполнительной власти. Были прямые обвинения со стороны налоговиков в использовании рядом компаний льгот для сомнительных схем «налоговой оптимизации». Однако сейчас ситуация стала более устойчивой – часть сомнительных, с точки зрения Центра, льгот отняли, деятельность компаний поставили под более чёткий контроль, но в целом привлекательность зоны для бизнеса сохранили.

Калининградская область входит в целый ряд европейских программ с участием польских, литовских и шведских регионов. С одной стороны, нельзя сказать, что европрограммы вносят большой вклад в её экономическое развитие. Но, с другой стороны, они стимулируют активное общение чиновников и бизнесменов с зарубежными коллегами. А это со временем материализуется в большое количество совместных предприятий. Германия, на которую возлагали огромные надежды на рубеже двух тысячелетий, пока не проявляет особой активности в регионе. Немецкого бизнеса здесь не больше, чем в Свердловской или Новосибирской областях.

А вот соседи вкладываются в Калинин-градскую область активно. В итоге она производит самое благоприятное впечатление. Президент Ассоциации международных экспертов по развитию Калининградской области Алексей Игнатьев считает, что регион вполне может стать лучшим в России по уровню и качеству жизни. «По качеству жизни мы, вероятно, уступаем нашим соседям из стран Шенгенской зоны, – сказал г-н Игнатьев, – но сильно опережаем большинство регионов России. Многое будет зависеть от того, насколько удачно удастся отработать на практике новые формы и механизмы партнёрского взаимодействия с нашими европейскими соседями». О том, что анклав привлекателен для жизни, говорят отсутствие серьёзного оттока молодёжи и приток трудовых мигрантов, которые достаточно быстро входят в местное общественно-культурное пространство, принимают гражданство РФ.

Через регион проходит много международных транспортных коридоров и дорог – «Север – Юг» (наряду с Санкт-Петербургом этот коридор стыкует область с Гамбургом и другими портами Европы), Via Hanseatica, Rail Baltica, дороги на Ригу, Киев, Гданьск. Хорошим показателем служит сравнение Калининградского морского торгового порта с соседним литовским Клайпедским портом: Калининград работает с перенапряжением инфраструктуры, а терминалы Клайпеды имеют большой неиспользуемый запас.

Активно пропагандируемый Минтрансом России проект «2К» (Клайпеда – Калинин-град), к сожалению, так и не реализован. Дело не только в различном транспортном законодательстве Евросоюза и России. По словам бывшего секретаря проекта «2К», ныне московского бизнес-консультанта Виталиюса Маринецаса, проект свою роль выполнил, снял агрессивную пропагандистскую риторику, которая на то время звучала из уст российских и литовских транспортников, заставил обе стороны более внимательно учитывать интересы друг друга. Но Маринецас считает, что для Клайпеды и в целом для Литвы значение России сейчас даже возрастает, причём речь уже может идти и о третьих странах.

Удивительным образом слова г-на Маринецаса перекликаются с мнением казахстанских предпринимателей. Член Ассоциации независимых директоров Казахстана Кубатбек Рахимов заявил, к примеру, что «Балтика для Казахстана всегда представляла большой интерес – для транспортного выхода в Европу, а также просто как понятная всем бывшим советским людям европейская бизнес-площадка». Он считает, что именно Литва, а не две другие страны Балтии, имеет наибольшую привлекательность для бизнеса из среднеазиатских стран. При этом Кубатбек Рахимов понимает, что «любая попытка казахстанцев обхитрить Россию и работать с Балтикой напрямую обречена».

Нужно активно присутствовать в Калининграде – только тогда можно закрепиться в Клайпеде и Вильнюсе, Гданьске и Эльблонге, Варшаве и немецких городах. Казахи регулярно покупали причальные мощности в Клайпеде, Риге, Вентспилсе, Санкт-Петербурге, но почти всегда потом их теряли.

Но, судя по словам г-на Рахимова, желание закрепиться на Балтике – теперь через Калининград – у них остаётся.
Источник: Гудок

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.