Посредник между ЕС и Москвой ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Какое-то время казалось, что Россия и, прежде всего, ее президент Путин не очень интересуются малыми государствами Европейского Союза. Но сейчас Путин выделил для Финляндии целых два дня своего времени и отправился в провинцию, в летний дом президента госпожи Тарьи Халонен. Не только циники связывают это с тем, что власть 'трех звезд' - Шредера, Ширака и Берлускони, - на которых до сих пор опирался Путин в своей политике по отношению к ЕС, видимо, на закате. Тактическая позиция России по отношению к ЕС ухудшается, взаимоотношения становятся более прохладными. И здесь Путин вспомнил, спустя четыре года после своего последнего визита, о традиционной роли Финляндии как посредника между Востоком и Западом. Эту роль Хельсинки продолжает играть и после крушения блоков.

Уже только за счет своего соседства и опыта, не в последнюю очередь, военных лет и холодной войны, финны хорошо разбираются в менталитете русских. Как и Украина, среди европейских государств они имеют самую протяженную границу с Россией. Им пришлось уступить России Карелию, которая считалась исконно финской землей. Наряду с лютеранской в Финляндии государственной церковью считается и православная церковь. Финнам десятилетиями приходилось жить в тени своего большого соседа и договариваться с ним, что породило непопулярные среди финнов понятия: 'политика приспособленчества' и 'финляндизация'. Опыт научил их тактике соединения мягких методов с жесткостью, когда речь касается сути дела. Благодаря этому они сохранили свою независимость от великой державы, которая хотела их 'проглотить' во время и после Второй мировой войны. Они умели оказывать влияние, как показало создание Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая была основана в Хельсинки 30 лет назад. То, что Путин 'опоздал' на торжественную церемонию по этому поводу на пару часов, следовало ожидать. Ведь именно тогда началось в определенном смысле 'внутреннее размягчение' империи, рухнувшей 15 лет спустя.

В Финляндии Путина, с одной стороны, интересовали двусторонние темы, как, например, охрана окружающей среды и транспортировка нефти в восточной части Балтийского моря; пограничные и таможенные вопросы, а также канал Саймаа, который соединяет обе страны. Путин натолкнулся на нескольких демонстрантов, требовавших возвращения Карелии - позиция, которая не находит резонанса в Хельсинки. Еще одна тема, вызвавшая несколько недель назад раздражение - это пролет российских военных самолетов над финской территорией по пути из Санкт-Петербурга в российский эксклав Калининград (Кенигсберг). Но она во время визита, по крайней мере публично, не поднималась. Однако эти вопросы, прежде всего, надежность российских нефтяных танкеров на замерзающем зимой Балтийском море непосредственно у финской границы, стали поводом, чтобы сразу же объявить об ответном визите госпожи Халонен осенью в Санкт-Петербург. Ничем не омрачены российско-финские экономические отношения, хотя Путин и сожалел о том, что финских инвестиций в России больше, чем российских в Финляндии, и несмотря на то, что Финляндия строит свой ядерный реактор, пытаясь стать менее зависимой от поставок энергии восточным соседом. Что касается внешней торговли, то вскоре Россия, видимо, оставит позади Германию и Швецию и станет крупнейшим торговым партнером Финляндии, в частности, благодаря растущим ценам на нефть и газ.

Но главным для Путина во время визита в Турку был тот авторитет, которым пользуется Финляндия в ЕС как прагматичная, открытая и преуспевающая страна, служащая образцом для многих и к чьим взглядам на Россию в ЕС прислушиваются. И еще более важным для России является то, что Финляндия будет с июля 2006 г. председательствовать в ЕС. Темы, на которые тогда Хельсинки будет делать ставку, определятся в ближайшие месяцы. Однако тема, волнующая Россию, а именно безвизовый режим между Россией и ЕС, особого интереса в Хельсинки не вызвала. Госпожа Халонен сказала, что приоритетной целью ее председательства является заключение договора о визовом режиме, и она не будет отклоняться от курса ЕС. А этот курс подразумевает, что сначала должны быть решены вопросы с демаркацией границ между Россией и странами ЕС, а значит, российская Дума должна будет ратифицировать договоры о границах с Латвией и Эстонией, вопреки своим заявлениям. К тому же, как считает госпожа Халонен, именно Финляндия, в первую очередь, страдает от послабления пограничного контроля, потому что ни на одной другой европейской границе социальные и экономические различия не велики так, как на финско-российской границе.

В Финляндии Путин встретился с президентом, чьи внешнеполитические полномочия после изменения конституции пять лет назад были ограничены, но которая пользуется авторитетом и влиянием и в ближайшее время будет переизбрана. Она не боится откровенного разговора и критических высказываний, с какими Путин не сталкивается, видимо, ни в Париже, ни в Берлине. Примером может стать вопрос русскоязычного меньшинства в Эстонии и Латвии, который Путин постоянно называет причиной взаимного раздражения, видимо, чтобы отвлечь от настойчивого требования прибалтов признать оккупацию Прибалтики Советским Союзом и тем самым взять на себя историческую ответственность и вину. Путин сказал в Турку, что он 'недоволен' статусом 'негражданин', который в Латвии и Эстонии имеют те русские, которые не запрашивают местного гражданства. На это госпожа президент холодно и ясно ответила, что она не думает, что русские меньшинства станут 'большой темой' во время председательства Финляндии в ЕС. Она считает, что Латвия и Эстония выполняют правила ЕС, касающиеся прав человека, и что обе страны вплотную занимались этим вопросом. Кроме того, она думает, что все государства имеют право в рамках международных договоров ставить условия для тех, кто хочет быть их гражданином.

Этими словами госпожа Халонен подала сигнал, что Финляндия не позволит Москве использовать себя в ее раздоре между некоторыми новыми членами ЕС и, прежде всего, с прибалтийскими государствами, с которыми Финляндию тесно связывает как географическое положение, так и экономические узы, а с Эстонией еще и близость языков. И все же этим визитом Путин снял, по меньшей мере, растущее недовольством тем, что Хельсинки, якобы поддерживает российские экологические организации, недопустимо вмешиваясь тем самым во внутреннюю политику России. Или что Финляндия поддерживает в России этнические меньшинства финно-угорской языковой группы. В конце прошлого года это вылилось в обвинение, которое сделал российский посол при ЕС, заявив, что Финляндия относится к странам ЕС с 'недружественной' по отношению к Москве позиции, что вызвало удивление в Брюсселе. Здесь Путин сделал успокаивающее заявление - на которое впоследствии можно будет ссылаться - сказав, что можно поддерживать экологические организации или же малые народы в России, но финансирования политической деятельности он не потерпит.

Интерес российского президента к малым государствам-членам ЕС, видимо возрос. И сейчас это более чем наглядно проявилось в Хельсинки.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.