Верховный суд перешел на сторону большевиков

Во вторник Верховный суд России принял одно из самых сенсационных решений за последние годы - отменил запрет на деятельность нацболов (НБП), наложенный Мособлсудом в конце июня. И тем самым неожиданно для многих вынес вердикт, не устраивающий власть. Генпрокуратура незамедлительно и резко отреагировала на это решение, заявив, что добьется запрета этой общественной организации. Последнее слово - за кассационной коллегией Верховного суда.

Адвокат нацболов Виталий Варивода сразу пояснил суду, что члены партии 4 раза обращались в Федеральную регистрационную палату Мособласти (ФРП) с целью уведомить об изменениях в регистрационных документах. Всякий раз палата отказывалась регистрировать изменения - в названии было слово "партия".

- 7 июня 2005 года была подана заявка в Минюст о регистрации партии под названием "Национал-большевистский порядок", - говорит Варивода. - Но и там нам не дали возможность зарегистрироваться.

По каким причинам Минюст отказал нацболам в регистрации, судьи ВС выясняли вчера в течение почти двух часов. Все трое буквально засыпали вопросами представителей Минюста и Мособлпрокуратуры - инициаторов иска в Мосгорсуд об отмене НБП.

Судьи уточняли, в чем именно был "грубо нарушен федеральный закон" (как было заявлено в иске). Выслушав, приняли и зачитали резолютивную часть своего решения.

- Суд не только отменил ликвидацию НБП, но также постановил отказать прокуратуре в удовлетворении всех ее исков в отношении ликвидации НБП, - рассказал "Известиям" адвокат Виталий Варивода. - Это довольно необычная ситуация. Как правило, если суд отменяет предыдущее решение по делу, то возвращает дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Вчерашнее решение ВС означает лишь одно: в действиях НБП не было грубых нарушений закона.

Впрочем, от чего на самом деле отталкивались судьи при вынесении решения, пока приходится только догадываться: мотивировочная часть будет обнародована, как принято в Верховном суде, через несколько дней. Тем не менее Генпрокуратура уже заявила возражения.

- Мы уважаем суд, однако с сегодняшним решением Верховного суда мы не согласны и будем его обжаловать, - заявила официальный представитель Генпрокуратуры Наталья Вишнякова.

По ее словам, иск о запрете НБП обоснован, поскольку были выявлены конкретные нарушения федерального законодательства. А главное, нацболы не сообщали раз в год об изменениях в документах, как требует закон.

- Конечно, методы НБП неприятны для чиновников, но я не вижу, чтобы они пропагандировали национальную или религиозную рознь, и их нельзя назвать экстремистами, - сообщил в эфире радио "Эхо Москвы" депутат от КПРФ, экс-прокурор Виктор Илюхин,

Помимо слова "партия", в уставе объединения не была исключена строчка "об участии в выборах", сообщила прокурор Вишнякова. НБП не участвует в выборах - это могут делать только партии. До 2001 года, когда был принят соответствующий закон, все попытки Лимонова и его сопартийцев выдвинуться в депутаты пресекались избиркомами или не дали результата (сам "вождь" НБП набрал на выборах в Госдуму около 2% голосов в одномандатном округе). Зато Лимонов не раз обвинялся в разжигании межнациональной розни, попытке развязать герилью в северном Казахстане, был даже осужден за приобретение и хранение оружия. Примеру "вождя" подражают остальные нацболы: члены НБП закидывали яйцами и майонезом VIP-персон (от главы ЦИК Вешнякова до режиссера Михалкова), приковывали себя наручниками к зданиям госвласти и тамбуру поезда Москва-Калининград, разгромили кабинет главы Минздрава Зурабова и общественную приемную президента. А в тот момент, когда Верховный суд оглашал вердикт, члены НБП разбрасывали листовки "Путина в отставку!".

- Пока у нас нет развернутой мотивировки решения Верховного суда, сложно говорить о том, какие правовые последствия будет иметь этот вердикт, - пояснил "Известиям" первый замгендиректора Центра политических технологий Борис Макаренко. - Но очевидно, что в совершенно необходимой борьбе с радикализмом худший способ - это административные запреты. Потому что они провоцируют еще больший радикализм. Сила лимоновской организации не в том, является она партией или чем-то другим, на выборах она никогда ничего серьезного не наберет. Ее сила именно в радикальности, умении "поймать" существующие в обществе протестные настроения и выразить их яркими действиями - порой с переступанием грани закона. Поэтому естественный путь борьбы с этим явлением - должное полицейское реагирование, чтобы не давать нарушать закон конкретным активистам НБП, и соразмерность наказания совершенному преступлению: нельзя делать из мелких хулиганов политических мучеников. Но лишать НБП статуса общественной организации и загонять в подполье контрпродуктивно.

За что судят членов НБП

Сейчас в Никулинском суде Москвы проходит процесс над 39-ю активистами НБП, которые в декабре прошлого года захватили один из кабинетов общественной приемной администрации президента. Ранее Тверской суд приговорил семерых членов партии к 5 годам лишения свободы за захват в августе прошлого года здания Минздрава. Позже Мосгорсуд снизил меру наказания до 3 и 2,5 года. Сам лидер партии Эдуард Лимонов в апреле 2003 года был приговорен к 4 годам тюрьмы по обвинению в незаконном приобретении и хранении оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Через полгода он был освобожден условно-досрочно.

Лимоновцам симпатизируют 3% россиян

Каждый третий гражданин страны знает или хотя бы что-то слышал о существовании Национал-большевистской партии. Правда, две трети населения не имеют ни малейшего представления ни об НБП, ни о ее вожде - эпатажном патриотическом писателе Эдуарде Савенко (Лимонове). Большинству тех, кто знает о нацболах, эта партия не представляется влиятельной - 12% опрошенных уверены, что она не оказывает никакого влияния на политическую жизнь страны, еще столько же полагают, что это влияние - слабое; всего 1% считают его сильным. По данным Фонда "Общественное мнение", определенные симпатии к нацболам испытывают 3% россиян, что не так уж мало при численности населения в 140 млн человек.

Лидер НБП Эдуард ЛИМОНОВ: "Это искра надежды на независимость судебной системы"

Зарегистрировать НБП как политическую партию намерен Эдуард Лимонов, в свое время осужденный на 4 года по обвинению в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов (вышел на свободу, отсидев полгода). Лидер "нацболов" дал интервью спецкору "Известий" Михаилу Виноградову.

известия: Вы ожидали такого решения Верховного суда?

Эдуард Лимонов: Я реалист. У меня была сотая доля процента, что решение может быть в нашу пользу. Но оказалось, что я был не прав. Я в восторге. Считаю, что высшая судебная инстанция России приняла взвешенное и разумное решение. И тем избежала опасного прецедента: запретив одну политическую организацию, кому-то захотелось бы запретить и другие. Все это оказало бы нежелательное влияние на внутрироссийскую политику, на наш образ демократической страны за рубежом и т.д. Это искра надежды на независимость судебной системы. Что касается НБП, то решение суда избавило партию от необходимости уходить в подполье.

известия: Уж не приняли ли вы этот успех на свой счет? Некоторые эксперты полагают, что в решении суда отразилось намерение властей сохранить "нацболов" в политическом пространстве.

Лимонов: Не вижу никакой связи с закулисными решениями политического руководства страны. Я видел лица членов Верховного суда и отказываюсь верить в то, что власть вездесуща, все умеет и все хочет. Если она такая умная, почему мы все такие бедные? Считаю, что это всегда борьба, идущая здесь и там, на множестве фронтов. С этим решением репрессии против НБП не прекратились, нас не оставят в покое различные ФСБ и МВД. Но этот этап мы выиграли.

известия: Вы всерьез полагаете, теперь Минюст вас зарегистрирует?

Лимонов: С 1998 года власть борется против предоставления нам всероссийской регистрации. Она нам отрезает путь к избирателю, которого мы добиваемся. Мы в ноябре 2004 провели съезд и - согласно закону - имеем время до конца 2005 года для того, чтобы подать документы в Минюст для регистрации НБП в качестве всероссийской политической партии.
Источник: Известия

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.