Права человека как средство реванша

Все новости по теме: Калининградский анклав
Накануне парламентских выборов в Германии всё чаще встаёт вопрос о том, что в случае прихода к власти ХДС/ХСС изменится вся немецкая политика на восточном направлении. Прежде всего, Германия начнёт жёстко настаивать на признании факта репрессий по отношению к немцам, изгнанным после войны из бывшего Кенигсберга, а также ряда районов Польши и Чехии. От этих стран могут потребовать многомиллиардных компенсаций пострадавшим и их потомкам, возвращения на прежние места, что, в конечном счёте, приведёт к перекройке существующих в Европе границ.

История вопроса начинается в 1945 году. Тогда, согласно решению Потсдамской конференции и изданным на их основе законодательных актов разных стран, из Чехословакии, Польши, будущей Калининградской области СССР и других районов Европы в Германию и Австрию были насильственно депортированы миллионы этнических немцев. Основанием для этого послужило то, что они стали опорой нацистов и способствовали уничтожению польской и чехословацкой государственности. В общей сложности, на территории Германии оказались до 8 млн. человек, а Австрии – до полумиллиона. Из них наибольшее число приходилось на судетских немцев (Чехословакия), силезских и поморских немцев (Польша) – более 3 млн. человек в каждом случае. Из Восточной Пруссии, часть которой вошла в состав СССР, были выселены сотни тысяч, многие из них – представители прусской аристократии.

Условия выселения были ужасными. Порой людям разрешали иметь с собой только до 5 марок и никакого багажа. Иногда их гнали пешком, иногда – везли в поездах и выбрасывали в чистом поле, ибо Германия и Австрия были разрушены бомбардировками (особенно та часть Германии, на которой образовалась ГДР). Даже не испытывавшие к немцам ни малейших симпатий советские военачальники писали, что зрелище было не для слабонервных. Особо отметим, что в отличие от Польши и Чехословакии, выселение немцев из Кёнигсберга (Калининграда) проходило в более гуманных формах – всех сажали в вагоны, в которых тщательно следили за санитарной обстановкой. На фоне зверств нацистов такие жестокие меры казались куда гуманнее, и они обсуждению на межгосударственном уровне не подлежали.

Но то, что не подлежало обсуждению на государственном уровне, обсуждали возникшие в Германии и Австрии организации выселенных немцев (ландсманшафты). Так, австрийская организация судетских немцев на своём сайте сообщает, что «выселение судетских немцев связано с желанием чешского руководства создать своё моноэтническое государство, а также потребностью Сталина создать в ФРГ и Австрии хаос, который должен был привести к социалистической революции». Многие из них не смирились с выселением и потерей имущества, и ждали своего часа для предъявления претензий. В определённой степени, христианские демократы прислушиваясь к ним, отказываясь признавать западную границу Польши и Чехословакии вплоть до 1970 и 1973 гг. соответственно. При этом они лишь формально признали то, что сделал канцлер от социал-демократов Вилли Брандт.

И вот в 1990 году Германия объединилась, социалистический лагерь рухнул. И тут желанием Польши и Чехии вступить в ЕС воспользовались представители ХДС/ХСС и Народной партии Австрии, желавшие увязать это с признанием вины перед выселенными немцами. Прежде всего, речь шла об отмене соответствующих актов Чехословакии и Польши, где немцам запретили не только возвращаться, но и получить компенсацию за утерянное имущество. И во многом благодаря тому, что у власти в Германии последние шесть лет были социал-демократы, более лояльные к своим восточным соседям, расширение ЕС и отмена этих послевоенных решений не были увязаны напрямую.

Тем не менее, вопрос с повестки дня снят не был. На это указывают статьи в немецких и австрийских СМИ, которые говорят, что ХДС/ХСС согласились на расширение Евросоюза именно для того, чтобы иметь больше возможностей давить на Польшу, Чехию и Россию. Об этом свидетельствуют некоторые инициативы немецких христианских демократов – например, о создании в Берлине Музея изгнанных (от немецкого Ausweisung – выселение, изгнание). Среди других их предложений - появление особого еврорегиона Восточная Пруссия в составе российской Калининградской области.

В свою очередь, от Польши и Чехии представители ХДС/ХСС требует принять особые официальные документы, в которых бы они извинились за выселение немцев. Хотя напрямую территориальные претензии не выдвигались - ещё Гельмут Коль в начале 1990-х гг. подтвердил, что договоры о германо-польской и германо-чешской границе не утратили своей юридической силы - такая позиция немецких консерваторов весьма двусмысленна. Согласие на такой шаг означает возможность выдвижения материальных претензий и права на возвращение миллионов немцев. Против чего возражают почти все политики и большинство населения и в Польше, и в Чехии, поскольку не без оснований видят в этом угрозу своей государственности – тем более, что некоторые представители выселенных занимают видные посты в руководстве христианских демократов. Их опасения подтверждает сама история - в конце 1930-х гг. немецкое меньшинство сыграло огромную роль в исчезновении этих стран с карты Европы (а в случае с Чехословакией, где оно составляло примерно четверть населения, – и вовсе главную).

Как отмечает бывший посол России в Германии Игорь Максимычев, «ХДС/ХСС никогда не поддерживала территориальных претензий, которые иногда возникают в среде изгнанных. Но то, что ХДС гораздо более энергично поддерживает их интересы – это факт. Хотя бы в плане открытия в Берлине музея изгнания. Это конечно была трагедия. Но с политической точки зрения всё ясно – это решение Потсдамской конференции. Но когда под общечеловеческое сочувствие подделываются политические требования – разрешить возвращение на родину, выкуп имущества или компенсация… Это – политика, имеющая мало места к состраданию к людям. Если изгнанные удержатся на линии рассказов о страданиях, это одно. Но если в это вмешается политика – будут поставлены под вопрос отношения Германии не только с Россией, но и с Польшей и Чехией».

Болезненная реакция бывших соцстран следует уже давно. Так, один из главных претендентов на пост президента Польши Лех Качиньский пообещал лидеру ХДС и фавориту немецких выборов Ангеле Меркель, что в случае открытия Музея выселения в Берлине в Варшаве появится музей, посвящённый зверствам нацистов. А президент Чехии Вацлав Клаус подчёркивает, что повода для извинений и компенсаций нет, ради чего он (а ранее и бывший премьер-министр Чехии Милош Земан) летал в Москву, Париж и Лондон. Каждый раз и из России, и из Франции, и из Великобритании он получал заверения, что итоги Второй мировой войны пересмотру не подлежат, в т.ч. и в части компенсаций судетским немцам.

«Окружающий мир привык к тому, что немцы всегда уступают или берут на себя несоразмерную часть расходов на достижения общих целей. Теперь Германия – обычное государство среди других государств, оно обладает теми же правами… После объединения Германии канцлер Коль и руководство ХДС/ХСС стали чувствовать себя победителями, это заметно и у Ангелы Меркель. Россия проиграла, они очень часто начали отождествлять коммунизм с нацизмом, а Сталина приравнивают к Гитлеру. Они говорили о том, что над Россией нужен трибунал, подобных Нюрнбергскому», - отмечает Игорь Максимычев, говоря о восточной политике Германии.

Действительно, Германия уже другая. Она давно уже является мировым экономическим гигантом и не собирается при этом оставаться политическим карликом, требуя для себя место постоянного члена Совбеза ООН. Стремясь закрепить победу начала 90-х, она выдвигает всё большие претензии к соседям, считая изгнание немцев «наследием коммунизма». От России, Польши и Чехии представители ХДС/ХСС требуют признать факт жестокого обращения с выселенными немцами. Опираясь на конвенции о правах человека, они в частном порядке начнут предъявлять иски о возвращении имущества или даже права вернуться на родину предков. Это изменит этнический состав в вышеозначенных странах и областях, дальше – право на автономию, а в более отдалённой перспективе – и территориальные претензии вплоть до поглощения соседей, хотя последнее, естественно, напрямую не говорится. После этого карту Европы будет уже не узнать.

Насколько далеко это может зайти – зависит от самих христианских демократов, которые всё же не хотят сливаться в хоре подобных голосов с Национально-демократической партией (НДП), которую не без оснований считают неонацистской. Единства по вопросу о том, в какой момент следует остановиться, нет и внутри ХДС/ХСС, где часть политиков не хотят портить отношения с Польшей и Чехией в обмен на то, что они будут противостоять России. Но в любом случае – карта изгнанных немцев в самый нужный момент может быть вынута из колоды, чтобы все восточные соседи Германии – и Россия, и Польша, и Чехия, и некоторые другие - были более послушны. В Европе уже появилась новая региональная сверхдержава – и в случае победы ХДС/ХСС это станет ещё более очевидным, особенно для бывших социалистических стран.
Источник: Правда.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.