Дефект КОНСТрукЦИИ

Все новости по теме: Калининградский анклав
В 20-х числах февраля 2005 г. в Калининграде создано движение граждан, ставящее своей целью посредством референдума изменить статус области. Обретёт ли область статус Республики - дело будущего. Но вот то, что последняя инициатива граждан российского анклава определила возможную трансформацию России в Федерацию Республик, попала в контекст тенденции с мест, свидетельствует наше недалёкое прошлое.

Идеи образования Дальневосточной, Сибирской, Уральской, Поморской, Вологодской, Байкальской, Суздальской… республик периодически будоражат умы россиян. Во всяком случае, эта тенденция корреспондируют с первой статьёй Конституции: «Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления».

Не сложно так же заметить, что эти инициативы снизу контрастирует с инициативами сверху. Как то: изменение структуры федеративного устройства государства путём уплотнения субъектов Федерации до 7 Федеральных округов и прочих проектов Кремля.

Между тем, какую бы управленческую задачу и на каком бы уровне мы не решали, она не может быть осуществлена вне отношения и определения: а) формы (способа) управления; б) структуры управления; в) принципа управления.

Сказанное относится и к государству – аппарату (инструментарию) управления. А поскольку государство тесно взаимодействует с гражданским обществом, то управленческие задачи в таком взаимодействии усложняются, определяются через взаимно обуславливаемую связь: чем больше гражданского общества, тем меньше государства, и, наоборот, чем больше государства, тем меньше гражданского общества. Это что касается взаимно обусловленной связи, т.е. принципа взаимодействия.

В свою очередь, принцип управления предопределён структурой, а с другой стороны – сам задаёт параметры и структуре управления, и форме (способу) управления. Например, принцип единоначалия. Это принцип управления воинским подразделением (вариант – производственное предприятие). По определению, он предполагает ответственного, единоличного руководителя, осуществляющего свои функции посредством подотчётной и подконтрольной ему иерархичной структуры: отделение, взвод, рота, батальон, полк, дивизия, армия. В случае с производственным предприятием структура представлена: бригадой, цехом, заводом, отраслью.

Государство же, в силу воздействия на него гражданского общества, имеет несколько другие принципы взаимодействия своих составляющих, а, следовательно, и иную природу менеджмента. Иначе говоря, не народ для государства, а государство для народа.

Разумеется, это формула взаимодействия общества и государства нового времени. Что, в общем, и составляет основу конституционного строя России.

А) Принцип управления – принцип разделения властей.

Б) Структура управления – равноправные субъекты РФ.

В) Форма (способ) управления – Конституцией не определёна (!).

Комментарий начнём с последнего пункта. Конституцией России однозначно не определена форма (способ) управления государством. Россия не Президентская республика, поскольку «исполнительную власть в стране осуществляет Правительство РФ» (ст.110, п.1), «постановления и распоряжения Правительства РФ обязательны к исполнению в РФ» (ст.115, п.2). Россия и не Парламентская республика, поскольку «указы и распоряжения президента обязательны для исполнения на всей территории РФ» (ст. 90, п.2 ). Президент, что естественно для президентской (но не парламентской) формы правления, избирается всеобщим голосованием (ст.81).

Не всё ладно и с заявленными Конституцией принципами управления. Принципы эти размыты. Содержание множества статей Основного закона выхолащивает их из Конституции. А, стало быть, устраняет принципы разделения властей из правоприменительной практики.

Так статья 10 заявляет основополагающий принцип государственного устройства - принцип разделения властей, заявляет о самостоятельности законодательной, исполнительной и судебной власти. Но уже 11 статья, наряду с выше обозначенными ветвями власти, наделяет и Президента полномочиями осуществлять государственную власть в РФ. Этой же статьёй президентские полномочия дистанцируются от трёх других ветвей власти, констатируется его (Президента) независимость и самодостаточность от Федерального Собрания, осуществляющего законодательную власть в стране (гл.5), от Правительства, осуществляющего исполнительную власть в стране (гл.6), от судов, осуществляющих правосудие в Российской Федерации (гл.7).

Наглядный пример зависимости, размытости функций исполнительной власти был приведён выше. Тоже относиться и к «независимости» власти законодательной. Одна из палат Парламента формируется из числа представителей исполнительной власти (ст.95). Да и судьи Высокого Ареопага, назначаются Советом Федерации, а федеральных судов непосредственно по представлению высшего должностного лица, т.е. Президентом (ст. 83) – лица, находящегося «вне» (ст.10), а скорее «над» (ст.11) тремя известными ветвями власти.

Подобные метаморфозы жизни, закона и права отразились и на структуре управления. Декларируемое равенство субъектов Федерации (ст.5) – с одной стороны, и обезличивание субъекта, как самоуправляемой сущности, т.е. попрание её прав – с другой стороны.

Одно то, что структура Федерации досталась России в наследство от советского строя практически без изменений, даёт основания предположить, что и форма правления, и принципы управления страной на сущностном уровне не претерпели значительных перемен. Структура Федерации по-прежнему иерархична: города федерального значения, области (в том числе автономные), автономные округа, края, республики.

Утверждаю: субъекты Федерации уже по статусу не равноправны. Критерии статусов действующей Конституцией не определены. Права субъектов Федерации регулируются тремя Федеративными договорами: для республик, для краев и областей, включая города Москву и Петербург, и для автономных областей и округов. Само число договоров свидетельствует о дифференцированных правах субъектов Федерации.

Права республик по отношению к правам других субъектов Федерации находятся в преимущественном положении. Если сравнить пункт 1-й статьи 1 каждого из трёх Федеративных договоров, несложно обнаружить, что права Республик, по отношению к правам других субъектов Федерации, разнятся. Так для Республик Федеративный Договор не определяет предмет совместного ведения в части: "установление общих принципов организации системы органов представительной и исполнительной власти» субъекта Федерации. Тогда как именно на "совместном ведение" ст. 77 п.2 Конституции построена вся новоявленная конструкция "представления" (по Фрейду) Президентом Глав субъектов Федерации на утверждение региональным Парламентам.

В случае, когда Федеративные Договора дифференцируют порядок «установления общих принципов организации системы органов представительной и исполнительной власти» субъектов Федерации, а Конституция страны предписывает «установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления», обобщающим принципом могут быть только прямые выборы. Ан, нет.

Таким образом, ситуация в России, сложившаяся вопреки декларируемому Конституцией праву, диалектически перевернула приведённую выше формулу взаимодействия общества и государства следующим образом: не государство для народа, а народ для государства. Вот вам бабушка и … мутная вода на киселе.

Это что касается и принципов, и формы, и структуры управления. А в целом конституционной коллизии, кризиса российской государственности. Разнородность структуры и обезличенная форма (способ) управления естественным образом подменяются прямым президентским правлением, режимом указного «законодательства», принципом единоначалия, централизованной, иерархичной структурой управления – полным набором антидемократических норм и процедур.

Кроме того, как отмечалось выше, под видом Федеральных округов России явочным порядком, сверху, навязана ещё и неконституционная форма управления. Жесткость структуры также обусловлена отсутствием регламентированной и Конституцией, и федеральными законами процедуры выхода из неё субъектов Федерации. Система работает только на вход. Структура Российской Федерации, плюс ко всему, ещё и изоляционистская. Вот уж действительно …народ для империи.
Источник: ФОРУМ.мск

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.