Очень несвоевременная авария

Основное расследование падения российского Су-27 пройдет на территории Литвы. Если комиссии по расследованию выяснят, что самолет преднамеренно нарушил воздушное пространство НАTO, российские позиции в Балтии пострадают очень серьезно.

К пятнице министерства обороны Литовской Республики и России создали каждое по межведомственной комиссии по расследованию обстоятельств и причин катастрофы российского истребителя Су-27 над территорией Литвы. В литовскую группу вошли представители военного ведомства, национальных ВВС, Министерства внутренних дел, Минтранса и МИДа. Ее возглавил начальник Главного штаба сил обороны Литвы бригадный генерал Виталиюс Вайкшнорас. Российская сторона сформировала комиссию из представителей Главной военной прокуратуры, службы безопасности полетов Минобороны, ВВС и 13-го НИИ; руководство этой группой взял на себя генерал-майор Александр Филиппов.

Обе комиссии минувшей ночью приступили к расследованию происшествия. Литовцы – на месте падения истребителя Су-27, россияне – в России.

Пока летчик находится в генпрокуратуре, его статус – потерпевший свидетель. Согласно литовскому законодательству держать его более 48 часов без предъявления конкретного обвинения не могут.

В распоряжении литовской стороны оказались и обломки самолета ВВС России, и его бортовой самописец, фиксировавший параметры выполнения полета и переговоры с землей, и бортовая документация с планом полета (если ее, конечно, не уничтожил летчик), и пилот – майор Валерий Троянов.

Российским специалистам пришлось начинать расследование на российской территории. Одни занялись технической документацией и материалами объективного контроля на аэродроме Лодейное Поле в Ленинградской области, откуда в четверг вылетел Су-27 в составе группы из трех самолетов 177-го истребительного полка, другие приступили к разбору полетов на Чкаловском аэродроме под Калининградом, куда летел истребитель. И наконец, туда же, в Калининград, вылетели представители комиссии, которым в срочном порядке принялись оформлять документы для въезда в Литву.

А так как республика входит в состав НАТО, для российских военнослужащих – носителей секретной информации и «несоюзников» – разрешение на выезд (въезд) получить сложно уже чисто технически, не говоря о политических аспектах дела.
Впрочем, Литва сразу же согласилась принять российских специалистов: выводить расследование за территорию страны в Минобороны республики сочли невыгодным.

Еще накануне министр обороны Литвы Гедиминас Киркилас, комментируя происшествие с российским Су-27 и его фактическим вторжением в воздушное пространство Литвы, очень мягко высказался, что это – случайность и раздувать из нее скандал пока не стоит. Подвергать сомнению российскую версию причин катастрофы – отказ навигационных приборов – литовское Минобороны также не стало. «Самолет отклонился от курса Санкт-Петербург – Калининград над нейтральными водами Балтийского моря по невыясненным причинам», – сообщила пресс-служба военного ведомства.

Тем не менее Литва дала четко понять, что расследование пройдет внутри страны: Россия не получит ни самолет, ни его «черный ящик», а так как пилот является свидетелем происшествия, не выпустят из Литвы и его.
Такую позицию литовских военных объяснить просто: без российских специалистов расшифровать данные бортового самописца непросто. А без расшифровки обвинить Россию в преднамеренном нарушении воздушного пространства невозможно.

Литовские власти, как, впрочем, и власти Эстонии и Латвии, уже неоднократно заявляли, что российские военные самолеты систематически нарушают воздушное пространство страны. Еще чаще об этом сообщали прибалтийские СМИ. Но представители ВВС России постоянно отрицали все обвинения. Российский МИД еще не разу не признавал факт нарушения воздушного пространства и не приносил свои извинения за неправомерные действия российских летчиков.

На этот раз доказательства вторжения российского истребителя в пространство Литвы очень убедительны.

Глава российского Министерства обороны Сергей Иванов, обсуждая в четверг поздно вечером в телефонной беседе с литовским коллегой дальнейшие действия двух стран, принес извинения за происшествие и предложил компенсировать нанесенный ущерб. Правда, пока речь идет о небольшой сумме – около ?2,9 тыс. Столько потеряла сельскохозяйственная община, на посевы которой упал истребитель; хотя сюда же могут отнести и расходы по расследованию происшествия со стороны Литвы.

Теперь перед литовской стороной стоит важная задача – подтвердить преднамеренность действий летчика, если они действительно были преднамеренными. И в этом поможет только совместное расследование: российские специалисты под пристальным контролем литовских коллег должны будут выяснить обстоятельства полета, а затем (для Литвы это уже не столь важно) причины поломки.

А обстоятельства полета вызывают много вопросов даже у российских экспертов.
Как сказал «Газете.Ru» специалист по расследованию авиапроисшествий, «в официальной версии многое не стыкуется»: «Например, непонятно, почему самолет, летевший в звене, отстал от группы на 10 минут, почему его не хватились коллеги, почему в условиях полета днем летчик заблудился над землей, потом “кружил, вырабатывая топливо”, а не полетел в сторону аэродрома базирования и так далее», – отметил эксперт.

Если Литве удастся интерпретировать нестыковки в свою пользу и доказать, что нарушение воздушного пространства было преднамеренным, республика получит неплохое преимущество в дипломатических отношениях с Россией. «Очень не вовремя упал этот Су-27, – пояснил "Газете.Ru" источник в правительстве. – Сейчас как раз начинается новый раунд переговоров по российскому транзиту через Литву, в том числе по военному транзиту».
Источник: Газета.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.