С надеждой на чудо

На последнем заседании областной Думы депутаты обиделись на министров, а мать и сын так и не встретились в парламенте

«Будет позже»
Депутат и совладелец группы компаний «Вестер» Олег Болычев, широко улыбаясь, демонстрировал обитателям соседних кресел новенький «Айфон». Было не очень понятно: то ли он хвастается приобретением, то ли рекламирует, чтобы сбыть подороже. Напомним, что на этой неделе руководство «Вестера» заявило о намерении в целях оптимизации финансового положения распродать собственности на 50 млн долларов.
Депутаты, не затронутые мобильными тайнами господина Болычева, вертели головами по сторонам. Это заседание, судя по повестке, должно было пройти в теплой семейной атмосфере. Ведь вторым вопросом Дума должна была признать полномочия вновь избранного представителя народа Советска Дениса Давидова, а три вопроса из дополнительного перечня собиралась представить министр образования Наталия Шерри, кроме всего прочего — приходящаяся господину Давидову родной матерью.
Надежды увидеть слезы гордости в уголках материнских глаз развеял председатель законодательного собрания Сергей Булычев. Он сообщил, что госпожа Шерри крайне занята встречами с депутатами Госдумы, изучающими передовой опыт обучения подрастающего поколения в самом западном регионе; вместо министра перед парламентариями придется выступить ее заместителю. Последняя выглядела как-то затравленно. Что до новоизбранного сына, то он также отсутствовал на своем первом заседании. «Он на селекторе партии. Будет позже», — многозначительно сообщил коллегам господин Булычев. Не то чтобы до сих пор парламент плохо жил без Дениса Давидова — но многие хотели на него хотя бы посмотреть.

«Скорая не умрет!»
Первый интересный вопрос доложил глава фонда обязательного медстрахования Виктор Анохин. Речь шла о бюджете этой структуры на следующий год. По основным параметрам бюджет увеличивается; дефицит в размере 21 млн (в 2008 году расходы равны доходам), по словам господина Анохина, должен быть компенсирован за счет остатков от нынешнего года.
Наиболее острым моментом в деятельности фонда ОМС в наступающем году считается финансирование скорой помощи в Калининграде. Если ранее деньги на выезды скорой выделялись из бюджета, то с начала 2009 года она переводится на страховое финансирование. Предвосхитив критику оппозиции, Виктор Анохин заявил, что средств на ее работу будет чуть ли не в 2 раза больше, чем в этом году. «Некоторые опасаются, что скорая в Калининграде умрет, — сообщил он. — Не умрет она!» Для того чтобы скорая — а как следствие, и ее пациенты — не скончалась раньше положенного, на каждый выезд заложена сумма в 1 200 рублей. В этот момент, видимо, успокоившись от такой новости, депутат-коммунист Владимир Кафидов уснул безмятежным сном. Под легких храп парламентария глава фонда ОМС принялся перечислять, на сколько процентов вырастут нормативы на каждый из видов медпомощи, оказываемых населению региона.
«Вы говорите, что скорая помощь не умрет? А не умрет ли все остальное?» — воскликнул лидер «Патриотов России» Михаил Чесалин. Свои погребальные настроения депутат объяснил теоретической нечестностью врачей. «А если все родные работников скорой помощи начнут вызывать ее на дом по каждому поводу — не исчерпает ли скорая все средства ОМС?» — задал провокационный вопрос господин Чесалин. От такого смелого предположения Виктор Анохин как-то растерялся и забормотал о том, что нужен контроль, контроль и еще раз контроль, а извратить-де можно любую идею.
Мысль о проверках тут же подхватил Соломон Гинзбург: «Мне сотрудники поликлиник жалуются на бесконечные проверки, мешающие работе». — «Какие именно поликлиники? — хищно дернулся в сторону депутата руководитель фонда и долго перечислял возможные проверки. — Не нравится тем, кто плохо работает!» Коллега спящего депутата Кафидова, лидер фракции КПРФ Игорь Ревин попытался поднять вопрос злосчастной медсанчасти № 1, но был пресечен бдительным спикером. В ответ на предложение спросить о судьбе МСЧ «потом», господин Ревин обиженно заметил, что Виктор Анохин сейчас уйдет. «Он никуда не уйдет — живет он в области, и мы его всегда найдем», — утешил депутата Сергей Булычев.
На этом главу фонда ОМС с миром отпустили.

Лошади дорожают
Очередное повышение ставки транспортного налога, в ставшие уже сказочными времена заставлявшее Думу открыто противостоять правительству, было воспринято без особых эмоций. Министр финансов Елена Матвеева доложила, что в 2008 году этот налог принес в областную казну 600 млн рублей; предлагаемые изменения должны увеличить эту сумму на 150 млн. Из 25 определенных Налоговым кодексом ставок минфин решил повысить 11, причем рост 5 из них лишь компенсирует инфляцию.
Так, к примеру, владельцам автомобилей с мощностью до 100 л. с. придется с 1 января 2009 года платить за одну «лошадь» вместо 12 рублей 18, а счастливым обладателям моторов мощностью от 100 до 150 л. с. — 35 рублей вместо 21. Изменения коснутся также и грузовиков. «Нас критиковали по малолитражкам — говорили, что пострадают владельцы машин типа “Ока”», — сказала госпожа Матвеева. И тут же стала перечислять куда более респектабельные, по ее мнению, марки автомобилей, входящих в категорию «до 100 л. с.»
Еще одним нововведением, которое наверняка оценили бы экологи, если бы они существовали в правительстве, стала отмена понижающего налогового коэффициента для старых машин. «Сейчас выгоднее завезти к нам развалину и продать ее за 500 евро, чем утилизировать ее за тысячу! Это приносит вред окружающей среде», — возмутилась министр, не далее чем месяц назад докладывавшая депутатам о том, что природоохранные мероприятия в первом полугодии 2008-го профинансированы лишь на 6 процентов. Хотя, возможно, это и есть пресловутая экономия?
Бурных дебатов идея правительства не вызвала. Известный байкер, лидер либерал-демократов Валерий Селезнев посетовал на то, что налог с яхт и мотоциклов собирается по самой высокой ставке, и предположил, что эти транспортные средства будут снимать с регистрации на время уплаты налога. «Как можно снимать? Только ведь вместе с утилизацией, наверное...» — удивился Валерий Фролов. «Я вам расскажу», — с видом знатока бросил господин Селезнев. Владимир Морар донес до Елены Матвеевой опасения собиравшегося накануне молодежного правительства: там почему-то боятся, что повышение налога вызовет рост цен на проезд в общественном транспорте. Ни министр, ни сам депутат, впрочем, не смогли найти логики в предположении юных чиновников — и Дума в очередной раз повысила часть ставок транспортного налога.

«Дайте, дайте ей медаль!»
Когда заместитель Наталии Шерри рассказывала о том, как благодаря бюджетным отчислениям будет расти благосостояние детей-сирот и приютивших их семей, депутаты окончательно успокоились. К примеру, глава комитета по развитию инфраструктуры, промышленности, строительству, туризму, малому и среднему предпринимательству Алексей Зиновьев углубился в чтение журнала о недвижимости «Real Estate». Он внимательно рассматривал статьи о благоустроенном жилье даже тогда, когда докладчик озвучила расчетную стоимость квадратных метров, согласно которой выдаются средства на улучшение жилищных условий патронатных семей. Это, кстати, 30 с небольшим тысяч рублей.
Когда дело дошло до помощи малоимущим и в то же время многодетным семьям и соответствующего рассказа заместителя министра соцразвития Юрия Богомолова, господин Зиновьев даже не оторвал взгляда от глянцевых страниц. Зато рассказ зама о помощи тем семьям, где 5, 6 и даже 7 детей, внимательно слушал Олег Болычев. Улучив удобный момент, он задал вопрос: «А сколько в области семей с 7 детьми?». Господин Богомолов бойко ответствовал: «23». «А я год пишу о многодетной женщине — неужели она не достойна? — вскричал господин Болычев. — Она уборщица в церкви! Неужели дополнительно никто, кроме депутата Болычева, ей не поможет? Медаль ей дайте, дайте ей медаль! Дайте, дайте медаль!»
Возникла нездоровая суета. С задних рядов Витаутас Лопата воскликнул, что не мешало бы увеличить пособие всем, вне зависимости от количества детей. Тут, совсем уж неожиданно, встала со своего места и. о. министра экономики Александра Смирнова. «Я не могу молчать! — звонко бросила она в зал. — Люди должны получать работу и зарабатывать достойно, а не обращаться за пособиями!»
Вероятно, поняв, что обстановка накалена до предела, спикер объявил двадцатиминутный перерыв.

«Консервативный рост»
После перерыва стало понятно, что Александра Смирнова разминалась перед боем. Ей предстояло доложить депутатам правительственный прогноз социально-экономического развития региона на период аж до 2013 года. И, судя по предыдущим выступлениям госпожи Смирновой перед парламентским корпусом, разминка ей была нужна.
Преамбула звучала красиво. «В ряде стран приняты консервативные прогнозы, — начала и. о. министра, и по выражению ее лица было понятно, что в список этих стран Калининград никак не входит. — Но прогноз формирует инфляционные ожидания общества. Достоверность и объективность прогноза — индикатор доверия населения». Пообещав, что объективность и достоверность прямо-таки вели за руку составителей прогноза, Александра Смирнова перешла к цифрам, графикам и диаграммам.
Из большинства представленных депутатам слайдов следовало, что по части роста всего, что только может быть, текущий год уже не будет превзойден. Вместе с тем все индексы — потребительской способности населения, ВРП, промышленного производства — все же будут увеличиваться, но умеренными темпами. Назвав такой рост «консервативным», госпожа Смирнова оговорилась: «Мы не прогнозируем беспрецедентно высоких темпов последних двух лет».
Тем не менее со стены, на которую проецировались графики, сквозил оптимизм. Фонд заработной платы к 2013 году практически удвоится; реальные доходы населения будут прирастать примерно на 4 процента в год. Численность занятых в экономике региона граждан должна увеличиться с нынешних 512 тыс. до 660 тыс. в 2013 году. В общем — все как бы неплохо.
Первым взволновался Владислав Дорофеев. Он поинтересовался, рассматривали ли сотрудники минэкономики сценарий гиперинфляции, который, по его убеждению, реализуют «друзья из Америки». По мнению Александры Смирновой, возможен лишь вариант инфляции, и он был положен в основу прогноза. Гиперинфляцию же и. о. министра назвала «невозможной».
Владимир Никитин поинтересовался, каков сейчас уровень зарплат «в конвертах» и как он повлияет на реализацию экономических планов правительства. Госпожа Смирнова заметила, что уровень упал, однако предположить, насколько, а тем более спрогнозировать его в будущем она затруднилась. «Так какой уровень?» — еще настойчивее поинтересовался господин Никитин. «Мы его не оценивали, — потупилась чиновница. — Я готова его обсудить, но в свободное от заседания Думы время».
Депутаты заулыбались. Господин Никитин гневно забормотал о том, что он, дескать, часть высшего органа законодательной власти в регионе, а у и. о. министра должен быть «определенный уровень» и она должна свободно отвечать на вопросы, пусть даже и не строго по теме доклада. «Согласие женщины в таком возрасте пугает больше, чем отказ», — шаловливо съязвил Соломон Гинзбург.
Резюмировал уже оправившийся как от «Айфона», так и от мыслей о судьбе многодетной церковной уборщицы Олег Болычев. Он ни с того ни с сего принялся благодарить правительство и лично Георгия Бооса с таким жаром, что закралось сомнение: не согласился ли губернатор лично прикупить часть собственности «Вестера»? «Сегодняшняя ситуация страшна непрогнозируемостью! — провозгласил господин Болычев. — Сегодня бессмысленно прогнозировать бюджет. Доходы настолько упадут...»
И спустя несколько минут вместе с другими народными избранниками одобрил прогноз социально-экономического развития области на ближайшие 5 лет.

«Чуда не произойдет?»
Выйдя для рассказа о бюджетном подкреплении устремлений минэкономики, глава финансового ведомства Елена Матвеева показала, что не зря столько заседаний терпела нападки мужчин-депутатов; она многому научилась. «Мне обидно за мою коллегу, — с горечью бросила она и метнула презрительный взгляд прямиком в глаза Владимиру Никитину. — Нельзя держать в голове все цифры, нужно предупреждать заранее о своем интересе».
Впрочем, уже через пару минут она опровергла свои же слова. Когда стена осветилась очередными таблицами и графиками, поверх них появилось предупреждение о вирусе, и компьютер, жалобно пискнув, выключился, кажется — навсегда. Мужчина из персонала Думы попробовал его оживить; после некоторого ожидания госпожа Матвеева без надежды в голосе спросила у него: «Чуда не произойдет?» и, получив отрицательный ответ, вздохнула и принялась докладывать по памяти...
Источник: Еженедельная газета "Тридевятый регион"

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.