Потеря ориентации

У литовцев появились вопросы не только к России, но и к НАТО

Вчера в Литве начались работы по извлечению из земли обломков российского истребителя. Нарушивший в четверг воздушное пространство Литвы самолет Су-27 6-й армии ВВС ПВО России рухнул на землю в 55 км от второго по величине литовского города Каунаса. Несмотря на скандал, первые заявления руководителей и военных чинов Литовской Республики были довольно нейтральными. Президент Валдас Адамкус, спикер сейма (парламента) Артурас Паулаускас, главнокомандующий вооруженными силами Литвы генерал-майор Валдас Туткус, литовский министр охраны края Гедиминас Киркилас говорили о несчастном случае из-за технических сбоев в работе систем самолета, точнее, отказа навигационного оборудования.

С этой версией происшедшего согласились и эксперты службы безопасности полетов Минобороны России. Об этом сообщил ИТАР-ТАСС начальник пресс-службы ВВС России полковник Александр Дробышевский. Само же падение истребителя, по версии МО РФ, произошло после того, как самолет израсходовал все горючее, а летчик -- 36-летний Валерий Троянов -- катапультировался, подобрав для будущей авиакатастрофы пустынное место. Сам пилот незадолго до падения самолета сообщил по радио о потере ориентации вследствие отказа навигационной системы.

Однако уже в пятницу вечером литовская генпрокуратура изменила статус пилота, превратив его из свидетеля в подозреваемого. Это произошло после пятичасового допроса, проведенного, как сказали корреспонденту "Времени новостей" в посольстве России в Литве, в присутствии российского консула и адвоката. Более того, по словам заместителя генерального прокурора Литвы Гинтараса Ясайтиса, Валерию Троянову грозит уголовная ответственность. Она может наступить в том случае, если в ходе расследования будет доказано, что "воздушное пространство Литвы было нарушено не по причине технической неисправности".

Затем был пересмотрен статус группы военных экспертов России. Первоначально приглашенные для проведения совместного расследования, российские специалисты получили затем полномочия всего лишь наблюдателей. Генерал-майор Туткус назвал расследование национальным делом Литвы и предостерег российскую сторону от проведения самостоятельных следственных действий. Что же касается расшифровки "черных ящиков", то представителям России будет позволено лишь ознакомиться с результатами расшифровки, а не участвовать в ней.

Президент Литовского аэроклуба Стасис Мурза в радиовыступлении поставил под сомнение версию технического недоразумения. По его словам, самолеты Су-27 -- одни из самых современных в мире. Они имеют очень мощную и многократно дублируемую навигационную систему, заблудиться с которой практически невозможно. Г-н Мурза также не понимает, как в самолете, способном пролететь без дозаправки свыше 4 тыс. км, могло закончиться горючее. Его интересует, почему Калининградский центр управления полетами никак не прореагировал на изменение маршрута одним из ведомых им самолетов. И наконец, президент Литовского аэроклуба желает знать, почему, потеряв ориентацию, пилот повел свою машину на низкой высоте в сторону Литвы (словно хотел остаться не замеченным радарами), а не перешел, как того требует инструкция, в круговой полет над одним районом, посылая при этом сигнал бедствия.

И наконец, литовцы озаботились судьбой четырех ракет класса "воздух-воздух", которые могли находиться на борту российского истребителя. Начальник службы безопасности полетов ВВС РФ генерал-майор Сергей Байнетов, находящийся на месте крушения Су-27, подтвердил, что самолеты этого типа обычно оснащены ракетами класса "воздух-воздух", и на борту потерпевшего катастрофу истребителя было четыре таких ракеты. Однако при первоначальном осмотре места происшествия их обломки не обнаружены. Главком ВС Литвы генерал-майор Валдас Туткус предположил, что ракеты на борту самолета отсутствовали, а все его вооружение состояло из 30-миллиметровой пушки. Сам же пилот Су-27, по словам министра охраны края Гедиминаса Киркиласа, изменил свои первоначальные показания на сей счет.

Во время первых допросов российский летчик утверждал, что у истребителя не было ракет, "однако сейчас говорит другое", сказал глава военного ведомства Литвы. Теперь в министерстве обороны и генпрокуратуре Литвы заявляют, что расследование не может считаться завершенным, а Валерий Троянов не может быть освобожден до тех пор, пока ракеты или их обломки не будут обнаружены. Учитывая, что, по словам генерал-майора Байнетова, ракеты снабжены системой самоликвидации, их поиски теоретически могут продолжаться до бесконечности. Тем более что некоторые обломки самолета в результате взрыва оказались на пятиметровой глубине. Неизвестно также, столько времени потребуется для расшифровки показаний "черных ящиков" и какими техническими возможностями располагает литовская сторона. Пока глава литовской межведомственной комиссии по расследованию аварии бригадный генерал Виталиюс Вайкшнорас предположил, что следственные действия могут продлиться более месяца. Впрочем вчера вечером литовское телевидение сообщило, что две ракеты уже найдены на месте крушения.

Почему литовская сторона ухватилась за выяснение судьбы четырех ракет, относящихся к штатному вооружению Су-27 и не предназначенных для нанесения ударов по наземным объектам? Первый адресат развернутой шумихи очевиден: собственное общественное мнение. Г-н Киркилас уже дал понять, что его ведомство использует факт пролета вблизи границ республики самолета, вооруженного ракетами, для выделения дополнительных ассигнований на оборону. Валдас Туткус призвал укреплять радиолокационную систему Литвы. А для того, чтобы увеличенный военный бюджет был утвержден сеймом, его депутатов и всех налогоплательщиков полагается попугать.

Второй адресат "ракетного удара" из литовских коридоров власти -- это, как ни парадоксально, Североатлантический альянс, членом которого Литва стала в марте 2004 года. Гедиминас Киркилас уже пообещал, что его страна поставит перед руководством НАТО вопрос об усилении обороны воздушного пространства республики. Он выразил надежду на поддержку со стороны Латвии и Эстонии. А в самой Литве оживленно обсуждается вопрос, почему дислоцированные на ее территории немецкие истребители класса "фантом" поднялись в воздух и прибыли на место падения Су-27 уже после того, как нарушивший воздушные границы государства -- члена НАТО российский истребитель врезался в землю. Катастрофа произошла в четверг в 16.04 по московскому времени; германские военные летчики получили информацию о проникновении Су-27 в воздушное пространство Литвы в 16.15 и только 16.30 поднялись в воздух, сообщило литовское национальное телевидение.

Представители НАТО пока не спешат комментировать обвинения в свой адрес. Помощник генсека Альянса по вопросам политики, планирования и обороны Джон Колстон сообщил лишь, что ход расследования инцидента отслеживается и в НАТО "информированы о том, что Россия и Литва стараются сотрудничать по этому вопросу".

Тем временем российские парламентарии заинтересовались тем, какие меры для урегулирования разрастающегося конфликта предпринимает МИД России. Члены комитета Госдумы по международным делам также отправились в Вильнюс, чтобы потом рассказать депутатам о ситуации и о том, что делается для возвращения на родину летчика Валерия Троянова. К властям Литвы намерена обратиться и срочно выехавшая туда супруга российского пилота Ольга Троянова (вчера вечером она уже была в Калининграде), жены его сослуживцев, ветераны и представители общественности Ленинградской области. Они намерены призвать литовские власти освободить пережившего психологический шок россиянина, а европейские правозащитные организации -- проследить за объективным ходом расследования.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.