Региональная Общественная палата собралась на своё первое заседание

Лет пять назад деятельность Общественной палаты Калининградской области, призванной стать выразителем наиболее заметных народных чаяний, была довольно заметной. Постепенно её влияние (и внимание к ней со стороны властей) сошло на нет. Около двух лет назад структуру заметили в областной думе. Тогдашняя глава исполкома «Единой России» Валентина Калинкова предложила выйти на губернатора Георгия Бооса с тем, чтобы инициировать реформу палаты. Прошло время, Калинкова уже давно не депутат, она покинула область, но дело её живёт. Общественную палату основательно «перетрясли», превратив в подобие федерального аналога. Решающее слово при формировании этого «концентрата» гражданского общества стали играть чиновники.

В нынешнем составе Общественной палаты 70 процентов – делегаты от исполнительной и законодательной властей, а также от местного самоуправления. От губернатора назначены двенадцать человек (вернее, пока одиннадцать – «недостающего» вице-адмирала Балтфлота Василия Апановича должны вот-вот утвердить). Ещё по шесть – от облдумы и Ассоциации муниципальных образований. А оставшаяся дюжина – это как раз те самые 30 процентов – «осколки» прежней («дореформенной») палаты, участвовать в работе которой мог представитель, в принципе, любого легального общественного объединения. Таковых насчитывалось более 250, теперь же лишь 36. В понедельник на первое заседание пришли 34 – директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова занята на работе, а Апановичу ещё рано.

Всех собрали в конференц-зале «Рыбной биржи», усадив за большим квадратным столом по алфавиту. Поприветствовать общественников прибыли губернатор Георгий Боос, спикер облдумы Сергей Булычев, уполномоченная по правам человека Ирина Вершинина. «Прежняя палата работала вне рамок областного правового поля, - начал свою речь глава региона. – Она была предтечей создания полномасштабного института гражданского общества». Боос пообещал, что у новой структуры будут более широкие полномочия – вплоть до права законодательной инициативы. «Это не дань моде, а понимание необходимости поиска согласия в обществе. Палата должна быть органом, который будет вовремя предостерегать власть от совершения ошибок – тактических и, возможно, стратегических», - поделился своими ожиданиями губернатор.

Собравшимся предстояло принять несколько важных решений – одобрить регламент, избрать председателя, заместителя и утвердить положение об удостоверении. Вести заседание доверили старейшему члену палаты ветерану Борису Глыбину. Выйдя на центральное место, он встал и общался с коллегами именно так, не садясь. Причём делал это довольно громко – голос у Бориса Дмитриевича крепкий. «Товарищи! – начал он и впоследствии именовал собравшихся именно так. – У нас четыре вопроса, давайте работать». Регламент одобрили за несколько минут. Этому единодушию, заметим, предшествовали весьма нервные переговоры в начале осени, когда некоторые общественники буквально «бодались» с региональным министерством культуры (оно – «куратор» палаты). «Предлагаемый к утверждению вариант регламента уже десятый по счёту», - заявил один из авторитетных «палаточников» Александр Коркин. Возражений, уточнений не последовало. «Отсутствие обсуждения не означает, что мы не готовили документ подробно. Проведено два заседания!» - уточнил председатель прежней палаты, а ныне советник губернатора по культуре Николай Петеров. «Товарищи члены Общественной палаты, есть предложения? Нет? Голосуем! - произнёс так и не присевший Глыбин. – Единогласно!» Затем, покосившись на губернатора, добавил: «Оперативно мы идём, товарищи!»

Настало время для выборов председателя. Напомним, в начале октября разгорелись весьма жаркие дебаты между общественниками и минкультом по поводу того, кто имеет право предлагать кандидатуру на этот пост: любой «палаточник» или ещё и губернатор? Удалось доказать, что во втором случае участие власти в жизни гражданского общества будет несколько навязчивым. Появился компромиссный вариант: кандидатуру председателя выдвигает «совет старейшин» (пять человек). «Мы предлагаем Чмыхова!» - объявил Глыбин. Его дополнил председатель областной федерации профсоюзов Владислав Двуреченский (как и Глыбин, он встал): «Это решение единодушное. Гарий Дмитриевич хорошо известен, он выдержан по характеру, довольно коммуникабелен». Имеющий свой торфяной бизнес Чмыхов, который при Юрии Маточкине был замгубернатора, при Владимире Егорове – советником по экономике, а при Георгии Боосе стал одним из руководителей совета по экономической политике, слушал характеристику без особых эмоций. Человек с таким послужным списком был, казалось, совершенно не удивлён, что ему придётся «замкнуть» на себя калининградский «социум» - справлялся, видимо, с заданиями и посложнее.

«Товарищи, кто желает предложить другую кандидатуру?» - поинтересовался стойкий Борис Дмитриевич. «Должна быть альтернатива, - с этими словами поднялся бывший главный нарколог области Владимир Аменицкий. – Давайте, что ли, Двуреченского проголосуем». Профсоюзный лидер вновь на ногах: «Беру самоотвод». «Принимаем, товарищи?» - спросил Глыбин. «Конечно», - послышался нестройный хор голосов. Тут ветеран немного задумался. «Может быть, есть ещё кандидатуры…» - подсказал ему представитель минкульта Олег Панасенко. «Да! Есть?» - спросил Глыбин. «А я предлагаю Николая Владимировича Петерова – он в Общественной палате России, а раньше областную возглавлял», - поднявшись, заявил сотрудник страховой компании «Цюрих. Ритейл» Андрей Суслов. Петеров поблагодарил и сказал, что также берёт самоотвод: «С предложенной кандидатурой абсолютно согласен». «Что же, товарищи, у нас одна кандидатура! Ставлю на голосование… Единогласно!»

На место Глыбина пришёл Чмыхов, но присесть не решился. «Когда такие люди, как совет старейшин, предлагают, отказываться нельзя. Постараюсь оправдать доверие. Общественная палата сильна своими членами…», - начал он, но договорить ему не дал губернатор. «Может, разрешим всё же присесть?» - спросил Боос у присутствовавших. «Раз разрешаете, то воспользуюсь», - сориентировался Чмыхов и опустился с остальными на один уровень. К себе в заместители он выбрал почётного гражданина Калининграда Нину Изофатову. Опять в качестве альтернативы предложили Двуреченского (снова взял самоотвод), а потом Коркина (отказался и он). Проголосовали за Изофатову. «Это чрезвычайно неожиданно для меня. Высокое доверие!» - пригладив и без того аккуратно уложенные волосы, сообщила она.

Остался последний вопрос – внешний вид «корочек» члена Общественной палаты. Стали думать, кто же их должен подписать? Решили, что, разумеется, председатель. Неожиданно слово взял молчавший до того спикер облдумы Сергей Булычев. «Может быть, губернатор согласится подписать?» - сказал он с невинным видом. Никто из присутствовавших не усмотрел в этом какой-либо крамолы, некоторые, не устояв перед искушением, даже закричали «Солидно!». Боос сказал, что раз его просят, то отказывать он не будет.

Первое заседание завершилось быстро, осталось даже время для совместного фотографирования с Боосом. «Птичка» вылетела, общественники стали было разбредаться, но Олег Панасенко из минкульта указал им верную дорогу: «Все идите на четвёртый этаж – в зимний сад, будем общаться!».

Вадим СМИРНОВ
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.