The Guardian: В вопросе ПРО Кремль переходит от угроз к улыбкам

Вчера Россия, стараясь по максимуму использовать признаки того, что Барака Обаму (Barack Obama) можно убедить отказаться от плана правительства Буша по развертыванию системы противоракетной обороны в Польше и Чехии, ловко перешла от угроз к улыбкам.

После встречи с госсекретарем США Кондолизой Райс (Condoleezza Rice) в Шарм-эш-Шейхе министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что после вступления Обамы в должность Москва ожидает от США боее гибкого подхода к этому вопросу.

- Мы обратили внимание, что те позиции, которые обнародовал Барак Обама по этим вопросам на своем сайте, вселяют надежду, что мы сможем более конструктивно рассматривать эти вопросы, - цитирует Лаврова российское информационное агентство РИА 'Новости'.

Хотя и по системе ПРО, и по возобновлению Договора о сокращении стратегических вооружений (Strategic Arms Reduction Treaty), подписанного в 1991 году, продолжатся с правительством Буша, подписание новых соглашений до вступления Обамы в должность, по словам Лаврова, маловероятно.

Незадолго до заявления Лаврова, в субботу, состоялся телефонный разговор между Обамой и президентом России Дмитрием Медведевым. Сообщается, что два президента договорились о скорейшей встрече. А еще раньше, в среду, Медведев выступил с посланием парламенту, в котором подверг США резкой критике за планы размещения систем ПРО и пообещал, что в качестве контрмеры в Калининграде, на границе с Польшей и Литвой, Россия разместит собственные мобильные ракетные комплексы ближнего радиуса действия. Эта угроза была встречена в штыки лидерами стран ЕС и Восточной Европы.

В официальном заявлении Кремля говорится, что в телефонном разговоре Медведев изменил тон и что он обсуждал с Обамой пути 'создания конструктивного и позитивного взаимодействия на благо глобальной стабильности и развития'. Кроме того, два лидера согласились друг с другом в том, что, как говорится в заявлении, хорошие двусторонние отношения 'принципиально важны не только для народов двух стран, но и для всего международного сообщества'.

Скандал с Россией вокруг системы противоракетной обороны стал для Обамы первой внешнеполитической проверкой - даже при том, что он вступит в должность только 20 января. От того, как он справится с проблемой, будет во многом зависеть поведение обеих стран в кризисных ситуациях в будущем. Пока он не высказался однозначно в поддержку размещения противоракетного 'щита', не заявил и о своей приверженности графику действий, принятому для размещения объектов в Польше и Чехии. По словам его помощников, достаточно серьезных доказательств того, что система способна выполнять задачи, о которых говорят ее создатели, еще не поступило. Кроме того, он неоднократно сомневался в том, что система действительно направлена против Ирана и других деструктивных государств, как о том говорит правительство Буша, а не против России, как утверждает Москва, и призывал соблюдать 'баланс стоимости и качества'.

- Его позиция в течение всей предвыборной кампании оставалась одинаковой - он поддерживает развертывание системы противоракетной обороны, но только тогда, когда будет доказано, что она технически справляется со своими задачами, - объясняет представитель Обамы Денис Макдоно (Denis McDonough).

Вчера заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко понял ставки еще выше: по его словам, если Обама откажется от размещения 'щита', Москва не будет развертывать ракеты в Калининграде.

- Если США не будут ее [систему ПРО] развертывать, то тогда для России отпадает сама необходимость предпринимать эти меры предосторожности, - заявил он.

Независимые эксперты считают, что Москва проверяет нового лидера США на прочность: впереди еще непростой разговор по нескольким непрекращающимся спорам, среди которых и расширение НАТО, и летний конфликт с Грузией, и стремление России восстановить вокруг своих границ 'сферы влияния', которые у нее были во время 'холодной войны'. Однако, предупреждают специалисты, давление России может оказаться контрпродуктивным: неопытный Обама может подумать, что главное для него - продемонстрировать профпригодность в качестве Верховного главнокомандующего, и сразу занять жесткую позицию.

На конфликт в Грузии Обама отреагировал с запозданием, отказавшись называть сторону, которая, по его мнению, виновна в развязывании военных действий. Однако когда конкурент, республиканец Джон Маккейн (John McCain), обвинил Обаму в потакании российской агрессии, тон его публичных высказываний заметно изменился. Он задним числом обвинил Кремль в посягательствах на суверенитет Грузии, и в дальнейшем не раз возлагал на Россию вину в эскалации напряженности.

Еще более жестко Обама высказывался в первом раунде теледебатов. 'Россия, восстанавливающая силы и очень агрессивная - это угроза миру и стабильности в кавказском регионе. . . Нельзя считаться державой 21-го века, если действуешь, как диктатура 20-го'.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.