Европейские объятья для России

Согласно заявлению пресс-секретаря члена Европейской Комиссии по торговле Паскаля Лами, сделанному им накануне открытия в Москве саммита Евросоюз-Россия, соглашение относительно вступления России во Всемирную торговую организацию может быть достигнуто 20 мая. По итогам переговоров Лами с министром экономического развития и торговли России Германом Грефом на прошлой неделе в Париже был отмечен существенный прогресс по всем обсуждавшимся вопросам, включая доступ на рынок товаров и услуг и цен на энергоносители. Глава представительства Еврокомиссии в РФ Ричард Райт, отмечая стремление ЕС к эффективному экономическому сотрудничеству с Россией, заявил, что Европейский Союз готов активно содействовать вступлению России в ВТО, отметив при этом …важность быстрейшей ратификации Россией Киотского протокола. Как известно, выработка позиции по этому вопросу в российских политических кругах идет медленно и довольно противоречиво.

Комментируя итоги переговоров между Г.Грефом и торговым представителем США Р.Зелликом, руководитель российской делегации на переговорах по присоединению к ВТО, замглавы МЭРТ М.Медведков заявил, что Россия может подписать протокол с США о завершении переговоров по присоединению к ВТО до конца текущего года, так как большинство спорных вопросов урегулировано, а сохраняющиеся разногласия могут быть устранены в течение ближайших месяцев. Это вопросы доступа на рынок финансовых и телекоммуникационных услуг, проблемы защиты некоторых отраслей промышленности, в том числе, авиапрома, поддержка сельского хозяйства, недостаточный уровень защиты интеллектуальных прав в РФ. Также до конца года России необходимо привести в соответствие с нормами ВТО законодательство в части таможенного регулирования и технических барьеров.

Оценки начавшегося процесса присоединения России к ВТО внутри страны звучат разные – от одобрительных до непримиримых, с преобладанием последних. Так, зампред думского комитета по делам СНГ, доктор политических наук Андрей Савельев заявил МиК:

- На мой взгляд, так до сих пор вслух не сказано о том, каковы на самом деле условия нашего вступления в ВТО. Говорят самые общие фразы, а то, что реальный ущерб будет нанесен целому ряду отраслей экономики, и это совершенно очевидно, об этом предпочитают не распространяться. Понятно, что есть стратегическая линия так называемого цивилизованного мира – втянуть Россию в глобальные связи, прежде всего, для того, чтобы на равных с российскими потребителями пользоваться энергоресурсами. Больше никаких других целей у мирового сообщества нет.

У наших же правителей я не знаю, что творится с головой, как они не понимают, что это прямой подрыв целостности и перспектив государства? Видимо, не понимают, и наверное, сама последующая ситуация будет им объяснять, что так действовать нельзя.

А кроме того, любые экономические соглашения должны следовать за политическими. Точно также с Украиной мы сегодня торопимся подписать пограничный договор, договор о свободной торговле и т.д. Мы очень торопимся, а позиция киевских властей – она же враждебна по отношению к России и, прежде всего, это выражается в отношении к русскоязычному и русскому населению Украины и постоянной ее торговлей между Европой и Россией, между НАТО и Россией.

То есть, пока не достигнуты политические соглашения, идти на экономическую интеграцию с ВТО нельзя – это просто нелепость. Примерно тоже самое касается и Запада. Там ведь остаются те же самые, какие и были, ограничения по торговле с Россией, например, эти старорежимные поправки. Но тем не менее, Россия последовательно сдает свои позиции. Уступает, впускает на свою территорию чужие экономические законы, не отстаивая своих прав на участие в мировом экономическом пространстве. Поэтому я считаю, что со стороны правительства имеют место действия вызывающие и неконструктивные.



Член РПД «Яблоко» Алексей Мельников также расценивает ситуацию скептически:

- Моя позиция очень простая. Вопрос, который стоял и прежде, понятен – России надо двигаться к вступлению в ВТО, но при этом интересы ряда отраслей все-таки должны быть защищены. И вопрос заключается в том, насколько ВТО готова пойти на то, чтобы предоставить России какие-то гарантии.

Мы – страна с переходной экономикой и по значительному числу параметров мы не являемся конкурентоспособной страной. Это показывает, например, бесконечная борьба с требованием российских производителей по проектам СРП предоставить им административную квоту. Поэтому нам кажется, что предприниматели в целом понимают последствия этого решения, но сказать, чем все это закончится, сложно.

Общее направление, конечно, правильное. А все, что касается остального, то я не считаю, что по этим вопросам существует широкий консенсус предпринимательского сообщества с правительством, во многом потому, что отсутствует предметное знание и понимание того, что означает весь этот процесс. На уровне лозунгов все понятно, все остальное – нет.



Высказывает некоторые опасения в отношении итогов переговорного процесса и Русское экономическое общество. Отмечая несомненный успех в урегулировании ключевого для обеих сторон вопроса цен на энергоносители, который имеет особый приоритет в силу своего определяющего характера в масштабах экономики всей страны, РЭО призывает не переоценивать достигнутые результаты, поскольку они являются промежуточными, по ряду позиций компромисс все еще не найден. «Нормальное экономическое развитие в настоящее время не представляется возможным в отрыве от мирового рынка, что обусловливает необходимость присоединения к ВТО для России. Все цивилизованные страны договариваются и вступают на определенных условиях. И это очень важно для нашей экономики, так как одна из важнейших экономических проблем России – низкая производительность труда, по-прежнему, не решена. Скорейшее ее решение позволит выйти экономике страны на новый качественный уровень. Несмотря на ряд успехов в последние годы, российская экономика все равно остается довольно неэффективной, и внешний рынок будет в значительной степени способствовать решению данной проблемы», - говорится в аналитическом обзоре РЭО.



Действительно ли возможно урегулировать спорные вопросы до конца текущего года? Этот вопрос МиК задал председателю думского комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Валерию Драганову.

В отношении защиты некоторых отраслей промышленности депутат пояснил, что от России требуют снизить практически до нулевого уровня пошлины на товары автомобильного сектора и гражданской авиатехники. Также партнеры по переговорам требуют, чтобы Россия присоединилась к необязательному соглашению ВТО по авиатехнике, которое предусматривает повышенные экологические требования к российским самолетам, которым они никогда не смогут соответствовать. Кроме того, партнеров по переговорам не устраивала политика, направленная на ограничения пункта пропуска товаров (когда некоторые товары можно вывозить через определенные пункты пропуска).

Подход к решению этой проблемы В.Драганов обозначил так: по тарифам на товары автомобильного сектора и гражданской авиатехники Россия держит жесткую позицию и доказывает, что РФ необходимо сохранение пошлин на данные товары на том уровне, на котором они есть сейчас. На последнем раунде переговоров удалось договориться о том, что российские самолеты смогут осуществлять полеты на территории ЕС по договоренности с принимающими аэропортами, даже если они не соответствуют экологическим нормам ЕС. Что же касается Соглашения ВТО по авиатехнике, то к нему Россия присоединяться не собирается.

В то же время партнеры по переговорам признают, что РФ должна иметь право ограничивать пункты пропуска алмазов и брильянтов, т.к. для этого необходимо специальное оборудование, которое нет нужды иметь на всех пунктах пропуска. Вообще же, ограничение пунктов пропуска было признано необходимым только в целях таможенного администрирования, но не в иных целях. Указанные замечания были приняты российской стороной.

Что касается сферы услуг, то, как известно, партнеры по переговорам требуют от России значительной либерализации доступа на рынок финансовых, телекоммуникационных и страховых услуг. Россия же требует установления определенной доли присутствия иностранных поставщиков услуг на российском рынке. В это связи В.Драганов подчеркивает, что России удалось договориться о том, что присутствие иностранных поставщиков услуг будет ограничено определенной квотой. Квоты, ограничивающие присутствие иностранных страховых компаний на российском рынке, точно сохранятся, их можно либерализовать, но нельзя ликвидировать.

Имеются у ВТО претензии и к вопросам государственной поддержки сельского хозяйства. Партнеры по переговорам требуют, чтобы уровень поддержки сельского хозяйства был на уровне последних трех лет перед присоединением России к ВТО (с 2000-2003 гг.). России данная позиция невыгодна, так как уровень поддержки сельского хозяйства в этот период был на очень низком уровне. Также партнеров по переговорам не устраивает, что в России имеется механизм установления тарифных квот на сельхозпродукцию.

В то же время, позицию России о применении тарифных квот на импорт мяса поддерживают те партнеры, которые поставляют в Россию порядка 70-80% указанной продукции, они говорят, что наша система квот соответствует ВТО. Не согласны с применением этой системы ряд стран, не являющихся крупными поставщиками мяса птицы, свинины и говядины на российский рынок, в частности, Аргентина, Мексика, Бразилия.

В.Драганов отмечает, что Россия требует на переговорах, чтобы уровень государственной поддержки сельского хозяйства был на уровне 1990–1993 гг., и это главный аргумент в пользу данного требования в том, что Россия подала заявку о присоединении к ГАТТ в 1993 году, и расчетный период уровня господдержки следует брать за три года до подачи заявки. В отношении тарифных квот России удалось договориться о том, что этот механизм за ней сохранится.

По интеллектуальной собственности наибольшее количество проблем Россия имеет с США, которые признают, что в России имеется необходимое законодательство по охране интеллектуальной собственности, но США не устраивает правоприменительная практика. Для устранения данной проблемы внесены поправки в законодательство об интеллектуальной собственности в части ретроактивной защиты.

Многие политики, рассматривая проблему взаимоотношений России с ВТО и Евросоюзом, указывают на нерешенную проблему Калининграда. Так, депутат от ЛДПР Алексей Митрофанов заявил МиК:

- Главное разногласие - это калининградская проблема, которая решена половинчато. Конечно, этот вопрос в какой-то степени решен и считается даже, что Евросоюз пошел на уступки России по ряду аспектов, но я думаю, что давление на Калининград будет нарастать. Запад рассматривает Калининград как досадную ошибку истории, имея в виду то, что он находится у России. И будет тихим холодным расчетом, путем всяких гражданских инициатив, невоенным путем его отвоевывать. Деньгами, всякими предложениями и т.д. И, к сожалению, Россия здесь не обозначила свою жесткую позицию. А здесь должно быть все очень четко сказано, и сказано уже давно. Я думаю, что калининградский вопрос будет одной из основных проблем в отношениях с Евросоюзом.
Источник: МиК

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.