СУ-27: хроника пикировки

Крушение российского истребителя СУ-27 на территории Литвы обострило и без того непростые отношения Москвы и Вильнюса. Спустя две недели после этого инцидента все еще неясны истинные причины происшествия. Но уже видны его политические последствия.

Все началось 15 сентября. Группа самолетов 6-ой воздушной армии ВВС России совершала плановый перелет из Санкт-Петербурга на один из военных аэродромов в Калининградской области. Около 16 часов по московскому времени пилот истребителя Су-27 Валерий Троянов неожиданно изменил курс и вошел в воздушное пространство Литвы. Спустя 20 минут российский летчик катапультировался, а неуправляемая машина рухнула в поле примерно в 55-ти километрах от Каунаса. Как выяснилось позже, все время полета над Литвой майор Троянов использовал, чтобы израсходовать оставшееся в баках самолета топливо и выбрать безопасный участок для неизбежного падения своего истребителя. Ему это удалось.

Прибывшие на место литовские военные и полиция оцепили место происшествия, выставили охрану, а самого майора Троянова доставили сначала в полицейский участок, а потом перевезли в Вильнюс. Спустя сутки он превратился из свидетеля в подозреваемого. Генпрокуратура Литвы предъявила ему подозрение в нарушении международных правил полетов и поместила под домашний арест.

Между тем, на месте падения российского Су-27 начались «раскопки». Из земли извлекались обломки самолета, фрагменты бортового оборудования и вооружение. Можно только догадываться насколько эффективно охранялось место происшествия, но уже 21 сентября председатель комиссии по расследованию обстоятельств падения российского истребителя бригадный генерал Виталиюс Вайкшнорас призвал жителей окрестных мест принести имеющиеся у них обломки самолета на место аварии и передать работающим там специалистам.

Наконец была сделана, пожалуй, главная находка — из земли извлекли «черный ящик». Именно содержание бортового самописца и должно было ответить на вопрос, что происходило с самолетом во время полета, как вел себя пилот. Однако и тут произошел конфуз. Выяснилось, что в Литве нет ни соответствующего оборудования, ни специалистов для дешифровки записей+ Решение было найдено быстро — комиссия, возглавляемая генералом Вайкшнорасом, попросила НАТО помочь расшифровать информацию. При этом генерал сослался на положения Чикагской конвенции, согласно которым не предусматривается возможность передачи свидетельств об авиакатастрофе стране, которая эксплуатировала потерпевший аварию самолет, однако возможно просить об экспертизе третью незаинтересованную страну. Похоже, в Брюсселе решили не сильно вмешиваться в происшедшее, поэтому на помощь пришли украинские специалисты.

Потрудившись над «черным ящиком» трое суток, украинские спецы так и не смогли дать ответ на главный вопрос: как вел себя в литовском небе российский пилот. А командующий Литовской армией генерал-майор Валдас Туткус вдруг заявил, что он не может сообщить каких-либо выводов о содержании расшифрованной информации, так как такой материал, отметил он, не может анализироваться отрывочно, его предстоит сравнить с информацией из других источников, в частности, с показаниями систем радаров. «Литовская сторона довольно давно просила российскую сторону представить показания радаров, находящихся в Калининграде (о полете разбившегося истребителя), но, к сожалению, мы их еще не получили, а это очень помогло бы расследованию», — посетовал литовский генерал в интервью своему телевидению. В свою очередь министр охраны края (обороны) Литвы Гедиминас Киркилас отметил, что продолжается расследование всех версий о причинах падения самолета. «Если комиссия и прокуратура скажут, что это была провокация, значит и была провокация», — заявил глава оборонного ведомства.

Итак, спустя две недели, получив данные бортового самописца и другую необходимую информацию, комиссия по расследованию инцидента так и не смогла придти к какому-либо заключению. Летчик продолжает находиться в одной из гостиниц Вильнюса под домашним арестом, правда, ему позволили не только общаться с прибывшими сюда представителями российских ВВС, но и поселили вместе с супругой Ольгой Трояновой, приезд которой в литовскую столицу во многом оказался возможным благодаря усилиям российского МИДа.

С самого начала не вызывало сомнений, что на происшедшем в небе Литвы попытаются разыграть свою политическую карту многие «заинтересованные» стороны. И ожидание было недолгим+

Уже на следующий день после авиакатастрофы в ряде эстонских СМИ появились упреки в адрес России в нарушении воздушного пространства прибалтийских государств. Это уже далеко не первый случай, поэтому поток обвинений никого не удивил. В свою очередь власти Литвы поспешили обвинить российских военных ни много, ни мало в шпионаже. 16 сентября главнокомандующий вооруженными силами Литвы генерал-майор Валдас Туткус официально сообщил что, «разбившийся накануне российский самолет Су-27 сопровождал самолет электронной разведки и дистанционного наблюдения A-50, что может говорить о разведывательной миссии всех шести пролетавших возле стран Балтии российских военных самолетов». Похоже, литовскому генералу, а в прошлом офицеру Советской Армии, вспомнился случай сорокалетней давности с американским самолетом-разведчиком U-2, сбитом под Свердловском. Однако тогда нарушителя воздушной границы СССР обнаружили вовремя, а в нашем случае российский истребитель находился в небе Литвы без малого 20 минут никем не замеченный.

Но и это еще не все. Министр обороны Литвы Гедиминас Киркилас на прошлой неделе заговорил о том что «не пора ли демилитаризировать Калининградскую область»? «Если Россия в определенном смысле является партнером НАТО, зачем ей нужно демонстрировать здесь свои бицепсы, летать над нами на самолетах с боевыми ракетами? Возникают сомнения в искренности России. Эти вопросы мы будем ставить и по мере поступления информации уже ставим в НАТО. Я думаю, что НАТО тоже понимает реальную ситуацию — как Россия ведет себя с партнерами», — считает министр. Еще более откровенен был руководитель Союза Отчизны Андрюс Кубилюс, который также считает, что инцидентом с падением российского истребителя нужно воспользоваться для ускорения решения вопроса о демилитаризации Калининградской области: «Чтобы Калининград перестал быть местом беспорядков и балаганов — это единственный путь». По его словам, Литва должна предложить НАТО направить в Россию специалистов, которые проинспектировали бы, как хранятся, в каком состоянии содержатся истребители, как работают наземные службы.

Все эти громкие заявления, периодически появляющиеся и тут же затухающие, похоже, имеют мало общего с произошедшим. Действительно, из-за отказа навигационного оборудования российский истребитель сбился с курса и находился непродолжительное время в воздушном пространстве другого суверенного государства. И это еще раз доказало, что в российских Вооруженных Силах, увы, не все благополучно. То ли виновата техника, ведь упавшему самолету уже более 20 лет, то ли сам летчик имел малый опыт подобных перелетов. Решить этот вопрос еще предстоит. Но фактом остается другое: литовская система ПВО, входящая, как и все вооруженные силы этой страны, в НАТО, просто проморгала «непрошенного гостя». Напомним что, катастрофа российского истребителя произошла в четверг в 16:04 по московскому времени; германские военные летчики получили информацию о проникновении Су-27 в воздушное пространство Литвы в 16:15 и только 16:30 поднялись в воздух. Выходит, что ни в самой Литве, ни в соседней Латвии, которая тоже является теперь членом Североатлантического альянса, о полете группы российских самолетов в небе Балтики узнали уже после случившегося.

Окончательные выводы из этой истории еще предстоит сделать. А пока Россия потеряла боевой самолет стоимостью 35 млн. долларов, но при этом впервые доказала, что готова защищать своего гражданина всеми доступными дипломатическими методами. А литовские ВВС остались без командующего и намерены, по словам министра обороны, спешно модернизировать систему радаров.

Кстати, министр обороны Литвы Гедиминас Киркилас вновь обвинил Москву в попытке затянуть расследование причин аварии российского истребителя. В программе «Позиция» вильнюсской радиостанции господин Киркилас сообщил, что российские военные пока не откликнулись на просьбу литовской стороны передать ей для изучения «показания калининградских радаров по наблюдению за воздушным пространством». Кроме того, сказал он, литовской комиссии, расследующей причины катастрофы, «были вручены технические параметры другого истребителя». Показания калининградских радаров, подчеркнул господин Киркилас, «первостепенно важны для расследования инцидента с истребителем, поскольку именно из Калининграда осуществлялось руководство полетом российского военного самолета». Глава военного ведомства Литвы сообщил, что комиссия, возможно, объявит итоги своего расследования уже в начале этой недели:
Источник: Росбалт

Эта земля была нашей

Главный редактор Алексей Милованов о серьёзном дефиците желающих видеть нашу область своей — даже на 71-м году её современного существования.