Гордость и предубеждение. Надолго ли эти чувства будут определяющими в отношениях России и Эстонии?

Все новости по теме: Соседи
Эстония, если взглянуть на карту, для Калининградской области кажется в принципе соседкой. Пусть не такой близкой, как Литва, но всё же у общего Балтийского моря живём. Однако этим наше сходство и родство интересов, пожалуй, исчерпывается. Движения навстречу можно было бы ожидать, если бы не прошлогодняя история с переносом памятника Советскому воину. С тех пор отношения Эстонии с Россией рассматриваются именно через призму «Бронзового солдата». И так, судя по всему, будет ещё долго…

Кризис жанра и колбасы

Обычные эстонцы сейчас обеспокоены тем же, что и калининградцы, да и вообще граждане, пожалуй, любой страны – всё набирающим силы кризисом. Типичная сценка в магазине: муж с женой у кассы придирчиво рассматривают приготовленные к оплате продукты. «Эрик, ты зачем эту салями взял?! Она же дорогущая!» - отчитывает супруга своего благоверного. «Я могу себе позволить», - вяло парирует Эрик. «Как это «могу»? Тебе в связи с кризисом зарплату подняли, что ли?!» - напирает жена, и муж, не выдержав натиска, покорно несёт колбасу обратно…

Кризис – самое популярное слово в наши дни. Звучит оно и в конференц-зале «Nordic Forum Hotel», где проходит организованный представительством Европейской комиссии в РФ семинар для сотрудников региональных российских СМИ. Задача семинара, как было сказано в приглашении, - обеспечить журналистов из провинции информацией из первых рук о том, что и как делает ЕС (на примере Эстонии). Узнать об этом было довольно любопытно, ведь европейская тематика весьма близка для Калининградской области, граничащей сразу с двумя государствами-членами Евросоюза.

В предварительной программе семинара значились довольно весомые персоны: вице-президент Европейской комиссии Сиим Каллас (бывший премьер Эстонии), глава политического отдела представительства Еврокомиссии в РФ Танели Лахти. Им можно было бы задать много разных вопросов, интересующих калининградцев, – от перспективы либерализации визового режима для жителей региона до проблемы размещения элементов американской системы ПРО в Европе. Однако нет ни того ни другого. За них «отдуваться» пришлось сотруднику Отдела управления программой экономического сотрудничества ЕС и РФ представительства Еврокомиссии Хансу ван Влиту, который отделался, увы, исключительно общими фразами. Что поделаешь: у одних кризис коснулся колбасы, у других - жанра…

Жизнь взаймы

Депутат рийгикогу (парламента) Эстонии Ханнес Румм с удовольствием рассказывает региональным российским журналистам о том, как много Евросоюз делает для его родной страны. «ЕС очень большие деньги вкладывает в Эстонию. Из ста крон наши лишь двадцать пять, а остальное даёт Европа», - сообщает парламентарий и живописует то, как в небольшой Эстонии (всего-то 1,4 миллиона человек) жизнь становится всё лучше. «У вас такие дороги хорошие, надо же», - отвешивает комплимент новгородский журналист. «Ну что вы, - машет рукой Румм. – Вот в Германии – там да…» Вопрос о том, как кризис может отразиться на всём местном благополучии, расцветшем исключительно благодаря европейским деньгам, ставит депутата в тупик. «В Евросоюзе бюджеты принимаются на семь лет вперёд. И сейчас началась новая семилетка. Мы знаем, на что получим деньги. Эта система работала всегда, будет работать и теперь», - надеется член рийгикогу. «Это, наверное, непросто в психологическом плане – жить всё время на чужие деньги?» - спрашивают у Румма. «Комплекса должника у нас нет», - сообщает он, дав понять, что это, видимо, как раз очень просто. По его словам, эстонские власти даже об антикризисных мерах не задумываются: «Нашими банками владеют скандинавские компании. Они и отвечают за финансовый сектор». Однако в понедельник стало известно, что проект бюджета Эстонии на следующий год придётся урезать. Правительство намерено «ужать» свои расходы по меньшей мере на 2,5 миллиарда крон (чуть более 5 миллиардов рублей). Перед Эстонией, которая стремится войти в еврозону, всерьёз замаячила перспектива бюджетного дефицита – причём такого, который выбивается за принятые в ЕС рамки.

Мелочь, а неприятно

Слово за слово, и всплывает самая, пожалуй, болезненная в современных отношениях России и Европы тема – перенос «Бронзового солдата» (памятника Советскому воину-освободителю на холме Тынисмяги в центре Таллина). Зачем вы это сделали, задают Румму вопрос, который он слышал, наверное, сотни раз. «А у нас в то время была предвыборная кампания. Чем больше эмоций, тем лучше для нас», - не моргнув глазом, отвечает депутат. Голосование, правда, состоялось в начале марта 2007 года, а скандал с памятником пришёлся на конец апреля. Но это, по мнению Румма, видимо, мелочи, такими же ему видятся и последствия тех событий. «Да, сразу уменьшился объём перевалки российских грузов через наши порты. Мы потеряли примерно четыре миллиарда крон. А общий бюджет страны – сто миллиардов. Так что это мелочь, пусть и неприятная», - рассуждает парламентарий. Если вспомнить ту арифметику, которую Румм использовал вначале (из ста крон три четверти – деньги ЕС), то получится, что и этот эстонский счёт оплатила Европа…

Чиновники здесь не любят, когда их спрашивают, почему они, как и некоторые их соседи, в сложных ситуациях прячутся за широкой спиной Евросоюза. На этот случай, как правило, звучит красивый ответ: «Мы не прячемся за спиной ЕС, мы и есть ЕС». Можно возразить лишь одно – если Эстония между собой и ЕС ставит знак равенства, то Евросоюз, к счастью, о таком тождестве не говорит.

«Хромой» Таллин

После тех «бронзовых» событий между Эстонией и Россией на официальном уровне словно занавес опустился. Был отмечен не только резкий спад грузоперевалки. Меньше туристов из РФ отдыхает в Эстонии, а местные русские «неграждане» стали всё чаще получать гражданство России (раньше переселенцев по госпрограмме миграции было чуть больше двадцати, а теперь заявок уже под четыре сотни). Лучший лекарь, как известно, - время, и постепенно, возможно, отношения придут в норму. Официальный Таллин перенос памятника объясняет борьбой с экстремистами, которые монумент использовали как площадку для своих выступлений, перераставших даже в стычки. А Россию винит в том, что она вопрос политизировала. Москва говорит, что память о Великой Отечественной бессмертна: если перевернуть эту страницу историю и забыть о ней, то где гарантия, что война, приведшая к огромным жертвам, не повторится?

Негативные стереотипы друг о друге есть в головах по обе стороны «баррикад». Эстония, не имеющая длительного опыта самостоятельной государственности, требует к себе уважения со стороны России, видя в её политике лишь подвохи. РФ недовольна официальным Таллином, который использует своего большого соседа для того, чтобы в очередной раз напугать Европу криком: «Русские идут!» Гордость и предубеждение – главные сейчас эмоции. Плохо, когда они начинают определять суть межгосударственных отношений. Наиболее громкие затеи стран Балтии («бронзовая» история в Эстонии, запрет советской символики и приравнивание её к нацистской в Литве, шествия латышских легионеров СС в Риге) как будто специально адресованы против России: так, чтобы уязвить её больнее, вызвать негативную реакцию, а потом позвать коллег по ЕС и, показывая пальцем, сказать – смотрите, ну и дикари…

Уже сейчас качество наших межгосударственных отношений таково, что встречу (разумеется, неофициальную) двух министров иностранных дел приходится организовывать в, скажем так, нетипичных местах – в буфете ООН или даже возле туалета. На общение отводится минут пятнадцать. Что можно обсудить за это время?

Такое ощущение, что таллинский гений места оказывает влияние на внешнюю политику Эстонии. В Старом городе есть две главные улочки, которые называются Длинная нога и Короткая нога. Видимо, не случайно политика официального Таллина (во всяком случае на российском направлении) несколько хромает…

Вадим СМИРНОВ, Калининград-Таллин-Калининград
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.