Берлин-Москва: 2005-2008 годы ("Eurasisches Magazin", Германия)

Все новости по теме: Калининградский анклав
Изменится ли отношение Германии к России с приходом нового правительства Германии? Сколь сильно зависят друг от друга две страны? Смогут ли они справиться со своими демографическими проблемами, как будут развиваться события на Украине и в Белоруссии?

После выборов в Бундестаг, состоявшихся 18 сентября, новое правительство Германии, возможно, будет готово дистаницироваться от 'особых' и 'стратегических' отношений между Берлином и Москвой нынешнего правительства и более активно заняться малыми государствами Восточной и Центральной Европы. С другой стороны, следует ожидать, что неоспоримый экономический бум в России будет по-прежнему удерживать в своей колее немецкие фирмы, и политика будет следовать стратегическим интересам немецкой экономики.

Перед Берлином и Москвой стоят несколько проблем, которые необходимо решить в ближайшие три года. В 1998 году Герхард Шредер (Gerhard Schrоеder) унаследовал от Гельмута Коля (Helmut Kohl) политику в отношении России, которая была направлена на то, чтобы не допустить хаоса в России и поддержать российскую экономику, находившуюся под угрозой краха. 1999 год, на который наложили отпечаток война НАТО в Косово, а также вторая чеченская война, привел к серьезным разногласиям в отношениях между Бонном и Москвой. Однако, в 2000 году ведущие капитаны немецкой экономики 'заставили' нового канцлера развернуться в сторону России. Сегодня Россия оздоровилась в экономическом плане, консолидировалась во внутриполитическом отношении, но стала менее демократической. Помощь России, как в 90 годы, не нужна, однако идет горячий спор относительно направленности курса: целесообразно ли или же контрпродуктивно для общеевропейской стабильности стратегическое партнерство с экономически привлекательной, но авторитарно управляемой Россией.

В 2006 году Россия возглавит, благодаря Шредеру Большую восьмерку, вместо Германии. В том же году планируется ее вступление в ВТО. Москва в данном случае надеется в реализации своего глобального плана на немецкую поддержку. В последние два года казалось, что дружба Шредера с Владимиром Путиным связана, прежде всего, с экономическими интересами. Если США в период рассмотрения дела концерна ЮКОС и во время спора вокруг войны в Ираке практически прекратили диалог в области энергетики и сотрудничество в рамках антитеррористической коалиции с Россией, то немецкие концерны добились на российском рынке стратегических преимуществ. В 2007 году россияне будут избирать новый парламент. В случае если либеральным партиям не удастся вернуться в Думу, то можно предполагать, что нынешний авторитарный курс будет продолжен. Еще важнее выбор преемника Путина. Использует ли в итоге новый президент, избранный в начале 2008 года, громадные полномочия 'системы Путина' для модернизации и реформирования страны? Все громче звучат опасения, что преемник Путина в силу нынешней структуры власти опять придет из спецслужбы. В том же году истекает срок заключенного в 1994 году Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС. Сегодня оно пока еще определяет стратегические отношения между этими двумя европейскими величинами. ЕС в настоящее время является крупнейшим внешнеторговым партнером России. В связи с жесткой позицией новых стран-членов ЕС, некоторые из которых требуют проведения в отношении России политики сдерживания, а не партнерства, пропасть между ЕС и Россией может увеличиться. Вступление в ЕС Румынии и Болгарии может пополнить ряды критиков России. Уже в 2007 году может приобрести актуальность вопрос о третьем этапе расширения НАТО на восток (Украина, Молдавия, Грузия, Азербайджан). Немецкая политика при Коле и Шредере имела в сложные периоды возможность умиротворять Кремль и демпфировать проблемы: например, во время войны в Косово или во время кризиса на Украине в конце 2004 года. Во всех вопросах противостояния с Западом, будь то транзит в Калининград, стремление России к гегемонии в СНГ, расширение НАТО и ЕС, Киотский протокол, вопрос поддержки иранской атомной программы - Ельцин и Путин, в конечном счете, всегда возвращались к политике открытости для Запада. Как сохранить это деликатное влияние на Кремль после 2008 года?

Будущая политика в отношении России и различия между Шредером и Меркель

В немецких средствах массовой информации говорят о том, что для Шредера, что касается России, речь главным образом идет о бизнесе. Ради нефти и газа он, дескать, закрывает глаза на авторитарную политику Путина. Но для Шредера главное заключается, прежде всего, в том, что Путин спас Россию от хаоса. Демократия и гражданское общество западного образца вряд ли смогут утвердиться в России в силу тамошних традиций и исторического 'временного окна' в один миг.

Конечно, доминантой в германо-российских отношениях были отношения экономические, но при Шредере и Путине они приобрели дополнительно военно-политическое измерение. После того как центрально-европейские страны были интегрированы в НАТО и ЕС, правительству Германии пришлось обратить внимание на стабилизацию расширившейся Европы. Энергетический альянс с Россией должен был играть такую же связующую роль, как и Европейское объединение угля и стали Германии и Франции после Второй мировой войны. Встречи 'тройки', Германии-Франции с Россией, должны были служить не формированию антиамериканской 'оси', а созданию временной неофициальной структуры для привязки России к Западу и согласования между ЕС и Россией других вопросов всемирно-политического характера. Это должно было дать России право хоть на какое-то участие в формировании общеевропейской архитектуры, поскольку Россия не участвует в органах, принимающих решения, таких, как НАТО и ЕС, а ОБСЕ и Совет Европы озабочены больше продвижением демократии на Восток вместо того, чтобы подумать над тем, как использовать исторический шанс, чтобы вместе строить Европу 21 столетия. Если Шредер останется, то нынешний курс в отношении России сохранится. В то же время у коалиционного правительства ХДС/ХСС-СвДП были бы в его восточной политике иные приоритеты. Специфическая роль адвоката России на Западе кажется для черно-желтых отвечающей национальным интересам меньше, чем обращение к традиционной ведущей роли Германии в поиске консенсуса и баланса интересов между крупными и малыми странами в Европе, как это делало правительство Коля, приобщая центрально-европейские страны к НАТО и ЕС. Ведущие политики ХДС на 131 'круглом столе' в Бергендорфе, состоявшемся в конце июня в Потсдаме, тоже подчеркивали, что Германия может восстановить свое положение в качестве мотора европейской интеграции только в такой роли. Мол, вместо партнерства на основе голых интересов, закрывающего глаза не дефицит демократии в России, уровень будущих отношений должен определяться приближением России к западным либеральным ценностям.

С точки зрения ХДС/ХСС/СвДП образование в 2003 году, во время иракского кризиса, оси Берлин-Москва-Париж раскололо ЕС и нанесло ущерб трансатлантическому сообществу. Оппозиция требует радикальной починки 'трансатлантизма' и отказа от 'евразизма'. Правительство во главе с Ангелой Меркель планирует проводить будущую восточную политику ЕС с большим учетом интересов Польши, чем Франции. Германо-французско-российкую тройку сменила бы германо-польско-российкая; в рамках энергетического альянса больше, чем до сих пор, учитывались бы интересы центрально-европейских транзитных стран.

Возможные варианты действий

Германия - не мировая держава, она может черпать свое международное влияние из интегрированных сил Европы. Как более перспективная рассматривается, судя по всему, совместная работа с США и новыми центрально-европейскими странами-членами ЕС над укреплением Запада, а не строительство вместе с ведущими мировыми державами Францией и Россией многополярного мирового порядка, направленного против американских интересов. Одной из важных задач правительства Германии будет стабилизация стратегических отношений с соседями ЕС. Политика соседства ЕС еще далеко не вызрела. Европейцы еще спорят между собой, концентрировать ли внимание своей общей европейской Политики соседства (ENP) на Северной Африке, Ближнем Востоке или на постсоветском пространстве. Россия в рамках ENP самый серьезный фактор, поскольку от успеха демократической трансформации России зависит европейский порядок в 21 столетии.

Важным элементом немецкой восточной политики и восточной Политики соседства ЕС остается энергетический альянс с Россией и другими государствами-преемниками бывшего Советского Союза. Он является само собой разумеющимся в связи с угрозой нестабильности в зоне Персидского залива. Через кооперацию в области энергетики в долгосрочной перспективе может возникнуть единое евро-евразийское экономическое пространство, которое укрепит энергетическую безопасность Запада, свяжет между собой экономические структуры на Востоке и на Западе и расширит инвестиционные возможности обеих сторон. Чтобы энергетическая политика могла привести к общеевропейскому единению, Германия должна обеспечить, чтобы в большой энергетический альянс были интегрированы в качестве равноправных партнеров и надежных транзитных стран центрально-европейские государства, а также Украина и Грузия. Федеративная Республика Германия могла бы выступить в рамках Единой политики безопасности и обороны (ESVP) за примирение России с центрально-европейскими государствами. Германия и государства 'старого' Запада достигли после падения Стены исторического примирения с Россией и вступили с ней в стратегическое партнерство. Бывшие государства Варшавского Договора снова объединились с исторической Европой и пользуются защитой США. Между тем, многие из этих новых государств-членов ЕС еще не достигли примирения с Россией, еще остаются открытыми политические счета. Немецкая внешняя политика не должна руководствоваться односторонне понимаемыми интересами, что может в итоге привести к дальнейшей самоизоляции России. ЕС обязан найти по отношению к России единый, конструктивный подход, иначе будущие отношения Москвы к Западу еще больше, чем сейчас, будут приобретать двусторонний характер. Это не означает, что правительство Германии больше не должно ничего делать, чтобы снимать у центрально-европейских стран страхи перед германо-российской 'осью'.

Партнерство с Москвой зависит от большей открытости перед Западом

Разумеется, партнерство с Россией в решающей степени зависит от воли Москвы и впредь оставаться открытой перед Западом и ориентироваться на ценности и представления о праве, существующие в ЕС. На конференции с участием ведущих немецких специалистов по России, недавно организованной Фондом Ханса Зайделя (Hanns-Seidel) в Вильдбаде, большинство участников склонялось к мнению, что и после 2007-2008 годов система 'управляемой' демократии, сложившаяся шесть лет назад, скорее всего, еще более укрепится. В стратегически важных промышленных и сырьевых отраслях появятся государственные холдинги, которые будут больше ориентированы на национальные интересы. Экономика в результате более либеральной не стала бы, не было бы и симптомов экономического кризиса, которые могли бы привести к изменениям властных отношений в Москве, как, в свое время на Украине и в Грузии. Иными словами, в России в ближайшие годы будет сохраняться противоречие между позитивными процессами в экономике и ошибками, связанными с гражданским обществом. Выходом в данном случае могла бы стать постановка долгосрочной цели германской политики в отношении России. Инструментом для этого является Петербургский диалог, делающий ставку, прежде всего, на подрастающее поколение. Принципиальная проблема состоит в том, что российское руководство в своей параноидной позиции воспринимает совершенные революции на постсоветском пространстве как политический сговор Запада и хотело бы лишить свои неправительственные организации любой поддержки со стороны Запада.

Далее для правительства Германии было бы целесообразно больше делать для того, чтобы постсоветское пространство не превратилось в новый очаг конфликтов. Нельзя делить такие страны, как Россия и Украина, обе надо держать на параллельном курсе в сторону Запада. Революции в Грузии, на Украине и в Киргизии в действительности больше демократии с собой не принесли, поэтому для преобразований там предстоит еще многое сделать. Демократических перемен в Беларуси можно, видимо, добиться только вместе с Россией. В случае если Россия снова станет тоталитарной, Германия и ЕС должны, по меньшей мере, уберечь от нестабильности другие восточные страны. Поэтому было бы целесообразно сначала уделить в рамках нынешних европейских инициатив больше внимания вопросам трансфера демократии в Евразию.

Российская политика нового правительства Германии будет ориентироваться на реалии

Многочисленными сферами сотрудничества, позволяющими расширить возможности Запада для трансфера демократии и ценностей на постсоветском пространстве и найти других стратегических партнеров, являются, например, совместная борьба с бедностью в рамках Большой восьмерки, совместные миротворческие миссии на Кавказе, западная помощь в восстановлении Чечни, региональное сотрудничество в вопросах водоснабжения в Каспийском регионе, расширение полномочий Совета НАТО-Россия, совместная защита от исламского терроризма в Средней Азии (где Москва поддерживает германо-французскую миротворческую миссию, а ЕС вполне мог бы добиваться получения статуса наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества), взаимопомощь в борьбе с международной преступностью, нелегальной миграцией и торговлей наркотиками, сотрудничество в сфере высоких технологий и в авиастроении, а также в ликвидации последствий стихийных бедствий и аварий, как это было недавно при спасении батискафа на Камчатке.

В конечном счете, политику нового правительства Германии в отношении России будет тоже определять трезвый реализм. Немецкая экономика не откажется от перспективы завоевания одного из крупнейших растущих рынков 21 столетия. Экономика не собирается долго ждать, пока Россия примет западные ценности, чтобы начать затем активно работать на российском рынке. Немецкие экономические интересы поддерживают земли, возглавляемые влиятельными премьер-министрами от ХДС. Но без политической поддержки немецкая экономика в сегодняшней России, где государство снова установило контроль над стратегически важными отраслями промышленности, достичь своих амбициозных целей вряд ли сможет.

Документ стратегического значения из мастерской будущего - Петербургского диалога: Германию и Россию ждет демографическая проблема

Мастерская будущего в лице форума Петербургский диалог хотела бы видеть демографический кризис в Европе в качестве долгосрочного вызова и предложить России и Германии совместный поиск выхода из ситуации. Подготовленный документ включает, прежде всего, анализ демографической ситуации в Германии и в России. При этом исследуются возможные пути решения проблемы не только содержательного, но и организационного характера, например, за счет совместной работы с привлечением соответствующих партнеров в компетентных международных и межгосударственных организациях. Возможность для этого открывает председательство России в Большой восьмерке в 2006 году.

Демографические процессы являются одним из вызовов 21 столетия. Соотношение долей населения полностью изменится. Буму рождаемости в Азии противостоит снижение численности населения в Европе. В России, (в том числе, в ее азиатской части) такая тенденция является, без сомнений, составной частью тенденции европейской. Там через двадцать лет численность населения сократится на двадцать миллионов человек. По оценке экспертов ООН, она может сократиться к концу 21 столетия даже в два раза от нынешних 145 миллионов человек. В самом большом по территории государстве на Земле проживал бы тогда только один процент всего населения планеты.

Особую драматичность процессам в России, в отличие от других европейских государств, придает высокий уровень смертности. В 26 из 89 регионов Российской Федерации умирают в три раза больше людей, чем рождается. В 2003 году (2,3 миллиона) уровень смертности был выше на 50 процентов, чем в 1987 году (1,5 миллиона). К этому добавляются проблемы в социальной сфере и в здравоохранении, являющиеся советским наследием и свидетельствующие о совершенно недостаточном внимании к политике в области социального обеспечения и здравоохранения. Прерывание беременности, венерические заболевания и злоупотребление алкоголем являются страшными последствиями социального и морального падения населения. Серьезная демографическая проблема стоит также перед Германией - ceteris paribus: если сохранятся нынешний уровень рождаемости и низкие показатели миграции, то численность населения в период с 2000 года по 2050 год сократится с 82 миллионов до 65 миллионов человек. Приток иностранцев (600000) сводила на нет высылка из Германии 547000 человек (2004). Превышение показателя числа переселенцев постоянно снижается. В обозримом времени будет снижаться также приток поздних переселенцев (2004 год - 50000 человек). Для обоих государств играет роль не только изменение абсолютного числа жителей, но и их распределение по территории государства. Демографический вопрос затрагивает большое число проблем, имеющих внутриполитическое значение, начиная с политики в области строительства семьи, инфраструктуры и поддержки экономики, здравоохранения, защиты окружающей среды, финансовой и налоговой политики и кончая военной политикой.

Аспекты демографического вызова

В Германии низкий уровень рождаемости и миграционная политика, которая его не компенсирует, ведут к сокращению и старению населения. Этот процесс сопровождается миграцией населения: миграция внутри Германии, вызываемая экономическими причинами, усиливает социальные различия, и появляется дополнительный конфликтный потенциал, который может найти свое выражение в популярности экстремистских партий. Есть, например, прогноз, что численность населения в Северной и Центральной Германии сократится к 2020 году на 20 процентов. Хотя в Германии вкладываются миллиарды евро в расширение инфраструктуры и в экономику, восточная часть страны остается регионом с особо большими структурными недостатками, откуда идет наибольший поток переселенцев, и где высокий уровень безработицы. Одновременно есть регионы, например, Веймар, где удалось остановить отток населения и снижение численности населения, и где тенденция может даже принять обратный характер.

В России наблюдается отток населения с равнинной части. Местом концентрации являются урбанизированные области. В России областями, откуда происходит отток населения, являются регионы, где, по аналогии с ситуацией в Германии, большой уровень безработицы и относительно плохая инфраструктура (или ситуация со снабжением). Важные в стратегическом плане регионы на севере России и в Сибири страдают из-за разрушения инфраструктуры. Недавно президент Путин указал на то, что отток этнических русских с Северного Кавказа представляет собой проблему для всей страны. Помимо этого с 1991 года многие российские граждане выехали из страны, в том числе миллионы хорошо образованных российских евреев. Это привело к сокращению кадров в науке, образовании и в здравоохранении. Дополнительно к этому в России, как и в Германии, низкий уровень рождаемости. Однако если в Германии наблюдается рост продолжительности жизни, то в России в связи с проблемами в социальной сфере и в здравоохранении приходится иметь дело с низкой продолжительностью жизни, особенно среди мужчин.

Возможные экономические, социальные и военно-политические последствия в связи с демографической ситуацией в Германии и в России

Если для России в связи с ее размерами территории во внутриполитическом плане может проявиться, прежде всего, аспект количественного характера (сохранение общественных и государственных структур в сельских районах), то для Германии, как кажется, более важную роль играет качественный аспект (сохранение социальной системы и обеспечение специалистами). В частности, в Германии у регионов, менее развитых в экономическом отношении, тоже существуют проблемы. В связи с меньшей, по сравнению с Россией, территорией и хорошим качеством существующей инфраструктуры эти процессы в Германии выражены не столь сильно. России в связи с сокращением численности населения грозит в военно-политическом плане кризис обороноспособности. Численность поколения 15-24-летних граждан сократится к 2025 году на 45 процентов. Число призывников резко сократится. В Германии, по сравнению с этим, ситуация не столь серьезна. Так, изменение численности населения скажется, разве, при голосовании в ЕС, где решения принимаются с учетом численности населения. Равным образом - в случае уменьшения внутреннего валового продукта, вызванного демографическими факторами, будет падать влияние России и Германии в международных организациях (ОБСЕ, Организация Объединенных Наций), бюджеты которых зависят от экономической мощи государств-членов. Изменение демографической ситуации окажет влияние на экономику. Доля России в численности населения всего мира сократится до 2025 года с 2,4 до 1,6 процента. Экономические последствия будут драматическими в первую очередь для России. Надвигается опасность и для торговых партнеров России. Россия получает большие немецкие инвестиции и является важным рынком сбыта немецкой продукции. Стабильность и возможное расширение этого рынка сбыта - в интересах Германии. В плане инвестиций немецкие компании заинтересованы в том, чтобы условия для вложения капитала в России оставались благоприятными. Для этого нужно, чтобы в районах приложения немецкого капитала, в том числе и в отдаленных местностях, была достаточная инфраструктура и нормальные социальные условия. Однако для успеха необходимы, в первую очередь, квалифицированная рабочая сила и соответствующие государственные структуры. Однако все это находится в зависимости от изменений в демографической ситуации и от мер государства, направленных на адаптацию к ней. Уже сегодня при инвестировании в подготовку специалиста в России нарушается соотношение между стоимостью и выгодой, если исходить из того, что только один двадцатилетний гражданин имеет шанс, измеряемый 46 процентами, дожить до 65 лет, в то время как в США пенсионного возраста достигают 79 процентов двадцатилетних. Если в 1975-2000 годах доля 15-24-летних молодых людей составляла в России 10-12 миллионов, то в 2025 году их будет только 6 миллионов. Здесь налицо долгосрочное воздействие на сохранение экономической мощи.

С другой стороны, Германия останется для России важным экономическим партнером только в том случае, если она сохранит свой научно-технический уровень и свои позиции в сравнении с другими странами, например, в результате увеличения отчислений на социальные нужды. Поскольку демографические проблемы в Германии могут повлиять на способность к инновациям и к экономической деятельности, в стране необходимо искать решения, в которых были бы заинтересованы обе стороны. Изменения в численности населения в России и в Германии привели в целом к его сокращению в периферийных районах. Это ведет к появлению социальных проблем в регионах, куда люди стремятся попасть и откуда они уезжают. В больших городах, куда направляется большинство переселенцев, для них необходимо жилье. В данном случае речь зачастую идет о бедных людях. В России к этому добавляется проблема наличия различных этнических групп. Районы, куда стекается население, должны обеспечить их интеграцию и не допустить появления гетто. Районы, откуда люди уходят, становятся все больше безлюдными. Особую проблему представляет собой то, что эти районы покидают, прежде всего, молодые люди. В экономическом плане эти районы в силу нехватки хорошо подготовленной, молодой рабочей силы все больше теряют свою привлекательность. В конечном счете, из этих районов уходят также предприниматели. Возникает вызывающий тревогу замкнутый круг. Если нынешние тенденции сохранятся, то обезлюдение грозит целым регионам Российской Федерации. На Дальнем Востоке, где семь миллионов человек приходятся на 2,4 миллиона квадратных километров территории, уже сегодня возник своего рода 'демографический вакуум'. Однако сценарии об угрозе 'желтого потока' кажутся пока еще мифическими.

Какими могут быть подходы к решению проблемы

Президент Путин назвал демографическую ситуацию в своей стране надвигающейся катастрофой. Действительно, этот вопрос является в российской внутренней политике приоритетным. Приняты первые законодательные документы, регулирующие проблемы переселенцев, но их недостаточно. Долгое время перевешивало идеологическое сопротивление, когда говорили, желая заставить поверить Запад, будто эпидемию СПИДа можно остановить на границах с Россией. Критики немецкой социальной политики ссылались на то, что нынешних стимулов для повышения рождаемости недостаточно. В России этого тоже пока не хватает в достаточной мере. Подходы к решению демографических проблем должны включать внутригосударственные реформы, совместную работу на межгосударственном уровне и инициативы международного сообщества.

В принципе для решения демографических проблем существуют два подхода: повышение рождаемости за счет стимулирования со стороны государства и увеличение потока переселенцев. К стимулам со стороны государства с целью повышения рождаемости относятся: выделение денег на содержание детей, создание пунктов по уходу за детьми, налоговые льготы для семей, инвестиции в систему образования, облегчение для матерей возвращения к профессиональной деятельности и т. д. Для России помимо этого важная задача заключается в том, чтобы модернизировать в целом государственную систему, что включает также формирование новой социальной политики. Там начаты серьезные реформы, иногда вызывающие большой протест населения. Готовность создавать семью может появиться только при гарантированных социальных условиях.

В Германии для решения демографической проблемы чаще всего предлагается в качестве меры, обещающей успех, изменение миграционной политики. Однако в этой связи следует отметить, что и в Германии, и в России для миграционной политики характерны ограничительные меры, и в ней в связи с внутриполитической ситуацией можно ждать лишь незначительных изменений, пока, быть может, не изменятся представления о ценностях у последующих поколений.

Однако приток переселенцев ставит перед обществом новые проблемы. Переселенцы должны интегрироваться в обществе. Причем Германия и Россия могут быть привлекательными для переселенцев только в том случае, если они смогут предложить переселенцам улучшение их положения. В конкуренции за переселенцев Германия и Россия вынуждены соперничать с экономически сильными и более склонными к инновациям странами. Поэтому необходимы инвестиции в образование, науку и инновации. Помимо этого должны быть также адаптированы правовые рамочные условия общества. Речь идет о признании иностранных дипломов, о возможности для иностранцев иметь собственность и т. д., создавать предприятия, получать немецкое или российское гражданство.

'Мастерская будущего' убеждена в том, что Германия и Россия могли бы как раз в силу своих особенностей как государств, проводящих политику ограничения миграции, заняться совместным поиском вариантов решения проблемы. Немецкое социальное государство требует больших расходов, и оно может существовать только в том случае, если такие же стандарты действуют в других странах. Таким образом, решение демографических проблем в России и параллельное строительство российского социального государства представляют собой большой стимул для немецкой политики. Интерес России заключается в использовании опыта Германии в реформировании социального сектора. То, что важно для Германии в плане отношений с Россией, важно для всего мира: чтобы поддерживать нынешний социальный уровень, Германия и Россия должны выступать в поддержку реформ и повышения уровня жизни в бедных соседних странах. Подходящими рамками для этого могла бы стать Большая восьмерка, международная организация, располагающая полномочиями.

После оранжевых революций отношения между Востоком и Западом оказались в параличе

Оранжевую революцию на Украине на Западе приветствовали по трем причинам. Во-первых, второе по величине государство-преемник бывшего СССР доказало, что люди могут завоевать демократию и на постсоветском пространстве. Во-вторых, Украина своим влиянием на развитие событий в Киеве продемонстрировала, что она в состоянии эффективно проводить единую внешнеполитическую политику и политику в области безопасности на постсоветском пространстве. В-третьих, раз и навсегда был положен конец попыткам России снова установить через союз с Украиной контроль над постсовестким пространством.

Девять месяцев спустя, оба первых аспекта революции результатов никаких не дали. Страна находится в экономическом упадке, показатели роста упали с двенадцати до четырех процентов. Украине далеко до настоящей рыночной экономики и либеральной правовой системы. Правительство 'направляет' экономическую политику с помощью старых административных методов, населению раздаются популистские подарки. Борьба против прежних олигархов напоминает незаконные действия режима Путина. Западных инвесторов почти нет. До политической стабильности на Украине тоже далеко. В сентябре произойдет перераспределение властных полномочий от исполнительных органов к законодателям. После этого пройдут парламентские выборы. Если помнить о том, что в декабре 2004 года 44 процента избирателей проголосовали против Виктора Ющенко, то левые и нелиберальные партии могут добиться реванша. Предчувствовать это заставляет отклонение в нынешнем парламенте законов, связанных со вступлением в ВТО. Сможет ли Украина действительно отмежеваться от России - вопрос остается открытым. Российские инвестиции в стратегически важные отрасли промышленности Украины резко возросли. Ющенко пытался всеми силами избавиться от энергетической зависимости от России и даже выстроить свой альтернативный энергетический альянс с Западом без России. Чтобы добиться этой цели Киев ведет интенсивные переговоры с Туркменистаном, Ираном и Турцией. Планируется построить с нуля свои нефтеперерабатывающие заводы, а также предложить Западу амбициозные проекты строительства трубопроводов при политической поддержке Польши, Румынии и государств Балтии. Украина находится в отношениях с Россией на грани опасного конфликта. Сначала Тимошенко хотела заставить российские нефтяные компании снизить цены, что не удалось. Уступить Киеву пришлось и в споре о пропаже восьми миллиардов кубических метров российского газа, который незаконно хранили в украинских хранилищах.

ЕС, за исключением Польши, интереса к Украине почти не испытывает. У него после провала конституции ЕС масса своих проблем. Украине не предложили ни статуса страны с рыночной экономикой, ни ассоциированного членства в ЕС и даже никакой перспективы вступления с союз. Украинское руководство повторило старые ошибки и положилось в процессе дальнейшего реформирования на нереальную перспективу вступления в ЕС. Европейская Политика соседства должна как можно быстрее заняться Украиной, стране грозят схватки за власть, застой в реформировании, коррупция и кумовство. Кстати, такое же разочарование, кажется, вызывает обстановка после Революции роз и в Грузии. А в Средней Азии Россия и Китай хотят теперь тесно сотрудничать с тамошними государствами, чтобы не допустить новых революций и переворотов. Украина, не имея перспективы стать членом ЕС, будет активно добиваться вступления в НАТО.

Александр Рар - директор Программы Россия/СНГ в Центре Кербера (Koerber) берлинского Немецкого общества внешней политики.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.