Ежи Бар: "Визы важнее ракет"

Все новости по теме: Соседи
Ежи Бар – эти имя и фамилию вспомнит не каждый калининградец. Что, в принципе, немудрено, ведь их обладатель давно регион покинул, однако связи с ним, заметим, не утратил. Ежи Бар был первым генеральным консулом Республики Польша в Калининграде в 1992-1994 годах. Затем вернулся в Варшаву, потом отправился в посольскую командировку в Киев, оттуда - в Вильнюс, а с 2006 года интересы Польши представляет в Москве. В Калининград же он прибыл в связи с вступлением в должность нового генконсула Марека Голковского (наша газета благодарит его за помощь в организации встречи с послом, график которого весьма насыщен). Кроме того, пан Бар принял участие в «кинособытии»: впервые в Калининграде на широком экране – знаменитый «Декалог» польского режиссёра Кшиштофа Кесьлёвского. Перед премьерой обозреватель «Калининградской правды» Вадим Смирнов побеседовал с послом Польши в России Ежи БАРОМ.

- Господин посол, вы были первым генконсулом Польши в Калининграде, не обделяете его вниманием и поныне. Как с течением времени, на ваш взгляд, менялось место Калининградской области в российско-польских отношениях и какая роль отведена ей теперь?

- Доказательством дальновидности нашей внешней политики в отношении Восточной Европы было то, что мы раньше других решили, так сказать, открыться Калининграду и дать возможность сделать ему то же самое по отношению к Европе. Это было время, когда всё начиналось, время выхода из коммунистической системы - как у вас, так и у нас. Начало было нелёгким, но умным. Мы постарались относительно быстро обеспечить механизмы, которые могли бы помочь взаимодействию. Создали, например, российско-польский совет по сотрудничеству регионов Польши с Калининградской областью. Он как раз недавно в очередной раз собирался. Калининград – важная часть России. И независимо от того, что у нас не один раз менялось правительство и было оно разных политических взглядов, каждое из них, мне кажется, в какой-то степени занималось вашей областью. Не представляю себе, что в будущем может быть иначе.

- Мы видим, что отношения России и Польши, переживавшие непростые времена, постепенно исправляются. Польский премьер Дональд Туск был в Москве, глава МИД РФ Сергей Лавров – в Варшаве. Вместе с тем нерешёнными остаются многие вопросы. Своя рубашка, как известно, ближе к телу, спрошу о тех, что более интересуют калининградцев. Насколько возможна либерализация визового режима? МИД России недавно предложил выдавать калининградцам бесплатный «шенген» соседних стран, что по этому поводу думают в Варшаве?

- Это предложение было адресовано к вашим соседям, которые входят в Евросоюз. Поэтому и ответ должен быть согласован в рамках ЕС. Надо немного подождать. Раз есть предложение, то решение будет найдено. Польша же однозначно хочет, так сказать, расширенного понимания всех возможностей, которые есть в отношении Калининградской области. Это касается и виз. Наш МИД и лично министр Радослав Сикорский намерены улучшить визовый режим для всего населения области, а не только для каких-то приграничных зон. Все иные подходы приведут к нонсенсу – к созданию анклава в анклаве. Важно донести ваши и наши аргументы до Брюсселя. Кроме того, необходимо понимание в Москве того, что Калининградская область - особенная часть России. Не мы и не вы выдумали это, таково реальное положение, из него и надо исходить. Думаю, мы найдём выход, хоть и не в ближайшие недели.

- Каковы перспективы открытия судоходства по Вислинскому заливу, почему Польша так настаивает на «третьем флаге»?

- Нехорошо, если в сегодняшнее время делается такой выбор: одним флагам - «да», другим - «нет». Мы ведь живём не только в глобальном мире, но и в региональном пространстве. Хотелось бы иметь свободу движения, которая касается не только нас, но и других. Для Польши открытие судоходства важно ещё и потому, что от этого зависит будущее Эльблонга. Он довольно хорошо подготовлен не только к туризму, но и к тому, чтобы поднять свой ранг в качестве города-порта. Пока он «мёртв». И мы не хотим, чтобы такое положение дел стало постоянным. Главная «домашняя работа» в переговорном процессе сейчас у России. Мы ожидаем, что скоро между вашими ведомствами всё будет согласовано, понимаем существование разных мнений. Надо взять свежий воздух в лёгкие и задышать по-новому.

- Разумеется, калининградцев волнуют и перспективы милитаризации региона, связанные с размещением под Слупском десяти американских противоракет. Многие обеспокоены, что эта система может быть использована против России. Реальны ли какие-то меры дополнительной открытости с польской стороны? И возможен ли отказ от размещения базы ПРО?

- База под Слупском – это часть определённых планов, которые выходят далеко за рамки Калининградской области, Польши, и даже Евросоюза. Это связано с концепцией защиты наших территорий от терроризма, который становится главным врагом в сегодняшнем мире. Конечно, львиная доля усилий по защите принадлежит США. Решение польских и чешских властей было откликом на определённые намерения американской администрации. Иногда говорят, что из-за кризиса новая администрация не возьмёт этот проект, отложит его на потом, посчитав дорогим. Мне такой подход кажется ложным. Ведь кризис кончится. А проблема терроризма останется. И после кризиса мы останемся на том же месте, что и сейчас, в то время как наши враги окажутся дальше по техническим параметрам.

Несомненно, надо об этом разговаривать и подключать Россию как страну, которая имеет право поставить вопрос. Хотя, конечно, права влиять – в том смысле, будет или не будет эта система, – она не имеет и не должна в нашем понимании иметь. Не мнение генералов третьей страны определит окончательное решение. Не представляю себе, чтобы российские генералы спрашивали у наших, надо ли что-то ставить на Урале или в Калининградской области. Надо быть здесь реалистом. Я уверен, что здесь поможет диалог не только между США и Россией, но также и с Польшей. Он идёт, и мы очень рады, что вы к нему готовы. Мы уверены, нам удастся доказать абсолютную невозможность того, что эта система, если она появится, оказалась бы направленной против России. Есть здесь какой-то недостаток доверия с обеих сторон. Не может эта совершенно ничтожная по сравнению с мощнейшим потенциалом России система повлиять на баланс.

Вы упомянули о Калининграде, о его отношении к этому. Я не военный человек. Хотелось бы пожелать, чтобы никакие планы не могли повлиять на нормальный уровень добрососедских отношений между нами. Мы должны стараться спокойно сотрудничать, развивать контакты. Поэтому ваш вопрос насчёт упрощения виз для меня, извините, намного важнее, чем насчёт ракет. Надеюсь, нам удастся отделить это. Хочется, чтобы глобальные вещи не повлияли на то богатство связей, которые есть между нами. Было бы смешно и страшно, если бы оказалось, что люди стали заложниками, жертвами этой большой политики. Ведь не важно, поставят или не поставят ракеты, но вы останетесь нашими соседями, а мы – вашими. И вместе нам будет легче жить, чувствуя себя европейцами.

- В последнем ответе чувствуется ваше образование – ведь у вас диплом социолога. Вы пытаетесь «большую политику» пропустить «через» человека, что для дипломата, в принципе, редкость…

- Я не могу иначе. Дипломатия – не игра между определёнными элитами, в двадцать первом веке это невероятно архаический и плохой подход. Меня действительно интересует, как можно сделать так, чтобы большая политика не мешала нормальным гражданам. В сегодняшнем мире достаточно инструментов для этого. Выросло поколение, которое даже думать не хочет в возможных категориях конфликта. Те, кто шестьдесят-семьдесят лет назад в Европе были врагами, теперь – друзья, определяющие судьбу континента. Что уж говорить о мнимых конфликтах и недоразумениях между соседями? Наш общий враг – невежество. В том смысле, что хорошо друг друга не знаем. Проблемы, которые между нами есть, мы стараемся решить. Наше будущее очень хорошее, здесь я оптимист. Мы надеемся оставить после себя фундамент порядка и спокойствия для своих детей. Мудро так поступать или нет, но мне кажется это единственным выходом.
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.