План "Барбаросса" Георгия Бооса

Все новости по теме: Калининградский анклав
Не исключено, что совсем скоро в калининградских городах и селах заговорят с заметным прибалтийским акцентом. Едва дотягивающее до миллиона человек население региона может быть увеличено за счет русскоязычных жителей Латвии.

Заявление о возможном пополнении «личного состава» области новый губернатор Георгий Боос сделал примерно неделю назад. Но тогда оно прошло практически незамеченным, лишь единственный раз промелькнув в эфире одного из местных телеканалов. А на днях подтверждение словам г-на Бооса пришло из Москвы, но, правда, через Латвию. Информационный портал Даугавпилса опубликовал небольшое интервью с Модестом Колеровым, главой недавно созданного в администрации президента России управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. Говоря о положении русских в Латвии, г-н Колеров заметил, что у России есть планы по его улучшению. Причем самым кардинальным и неожиданным образом. «Насколько я знаю, новое руководство Калининградской области заинтересовано в масштабной репатриации жителей соседних стран в калининградский регион», -- сказал он. При этом г-н Колеров подчеркнул, что это может быть сделано на самых льготных условиях.

Таких планов перед собой не ставил еще ни один региональный руководитель -- с миллионом калининградцев бы справиться, какое уж тут увеличение. Но у г-на Бооса -- «человека с федеральной проходимостью», как его охарактеризовал полпред по северо-западу Илья Клебанов, -- похоже, совсем другие амбиции, планы и способы их реализации. Всеми своими поступками за последнее время он явно дает понять, что нацелен Кремлем на быструю, масштабную и эффективную работу. Эдакий «блицкриг» за улучшение жизни в самом западном регионе России. «План «Барбаросса» Георгия Бооса» -- так местные политические острословы уже окрестили активные действия губернатора.

Однако демографические планы новой областной власти хоть и революционны, но вполне уместны и обоснованны. Особенно если учесть опыт прошлого. Причем не только советского (все помнят, что нынешнее население региона приехало по разнарядке из советских республик -- по большей части из Белоруссии), но и старого немецкого. На территории Пруссии когда-то жили вместе пруссы, западные славяне, немцы, которые и образовали потом новый народ -- пруссаков. Позже, во времена герцога Альбрехта, в Пруссию переезжали шотландцы, силезцы, богемцы. Одних только состоятельных голландцев приехало более 600 человек.

Свободное место для «новеньких» есть, оказывается, и сейчас. «Мы проводили соответствующие исследования. По нашим выкладкам, на территории Калининградской области спокойно и комфортно могут жить два с половиной миллиона человек», -- сообщил «Времени новостей» руководитель Агентства регионального развития при Минэкономики России Григорий Бунатян. Он также курирует экспертно-консультативный совет при межведомственной рабочей группе по развитию Калининградской области, возглавляемой помощником Владимира Путина по связям с Евросоюзом Сергеем Ястржембским. По мнению г-на Бунатяна, единственная проблема, которую будет практически невозможно решить в короткие сроки, это создание нормальной (по европейским меркам) инфраструктуры. «Не удивляйтесь, но для того, чтобы сделать все как следует -- то есть дороги, «коммуналку», энергетику, соцпакет, -- надо вложить бешеные деньги. На одного человека примерно по сто тысяч долларов», -- заявил чиновник. Где взять такие деньги, пока не знает никто. Но зато точно известно -- в регионе не хватает рабочих рук. «Калининградская область, пытаясь привлечь инвестиции, постоянно говорит, что один из ее главных козырей -- наличие квалифицированной рабочей силы. Увы, но это, мягко говоря, блеф», -- подчеркнул г-н Бунатян.

Но поедут ли в Калининградскую область сами "русские латыши" (а это чуть больше 400 тыс. человек)? Чем их можно привлечь к нам, какими подъемными или рабочими местами? Ведь они, пусть и на птичьих правах неграждан, но все же более-менее нормально живут в стране Европейского союза. Уже, можно сказать, привыкли жить без России за последние 15 лет. Это вопрос, на который пока нет однозначного ответа -- в том числе и в самой Латвии. «Я не думаю, что все русские уедут в Калининград, -- заявил «Времени новостей» член комиссии по международным делам сейма Латвии Александр Кирштейнс. -- Да, у них другой статус, отличный от положения латышских граждан. Но в то же время у них есть возможность сделать выбор -- поехать, скажем, в Ирландию и зарабатывать три тысячи евро в месяц или в Калининград на триста-пятьсот долларов. Как вы думаете, что они предпочтут?» Г-н Кирштейнс считает, что реально уехать (пусть и не в родные палестины, но все же на территорию, где действуют российские законы) может не более трети русскоязычного населения Латвии. «Но вот еще вопрос -- им же надо платить подъемные. Примерно по пятьдесят тысяч евро на семью. Россия готова заключить с нами соглашение о репатриации и найти такие деньги, чтобы улучшить свое демографическое положение?» -- задает вопрос латвийский парламентарий.

А по мнению политолога, доктора социологических наук Латвийского государственного университета Миервалдиса Мозерса, такая инициатива поставила бы точку в давней дискуссии относительно положения русских в Латвии: «Если эти люди уедут к вам, то они будут жить по меньшей мере в адекватных условиях». В то же время он не исключил и противоположного варианта развития событий: «Однако делать это надо очень аккуратно и осторожно. Иначе все может вылиться в очередные политические спекуляции -- дескать, русских теперь уже не притесняют, а выгоняют из Латвии».

Для самой Латвии, кстати говоря, массовый исход русскоязычного населения на калининградскую «землю обетованную» вряд ли был бы очень желателен. Радость первых лиц государства по поводу того, что удалось окончательно порвать с «оккупационным» прошлым, пройдет быстро. А потом станет ясно, что у маленькой страны с большими амбициями исчез повод для политических торгов -- причем не только с Россией, но и с Евросоюзом.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.