России и Польше нужна политическая диета

Российско-польские отношения за последний год складывались не самым лучшим образом. На этой неделе к длинному списку проблем прибавился еще один пункт: с 14 ноября в России действует эмбарго на ввоз продуктов растениеводства из Польши. Это уже второй случай применения подобной экономической санкции в отношении соседней страны за последнюю неделю. По решению Россельхознадзора, с 10 ноября на территорию Российской Федерации уже прекращен ввоз мясной продукции из Польши. С чем связано применение довольно редкой в международной торговле практики? Каковы позиции сторон по данному вопросу?

Позиция России

Согласно официальной версии российской стороны, введение эмбарго на импорт польской продукции — вынужденная мера, на которую пришлось пойти в связи с участившимися случаями нарушения польской стороной российских ветеринарных и фитосанитарных норм. В частности, речь идет о фальсификации сертификатов качества, за счет чего польские фирмы платили значительно меньший налог при пересечении границы России. Как сообщил руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт, подобная история с фальсифицированной продукцией длится достаточно долгое время. Первое предупреждение было сделано полякам еще 1 ноября 2005 года. Тогда, по словам Данкверта, российские власти предупредили польских коллег о возможности введения эмбарго, если не будут предприняты соответствующие меры по выявлению и наказанию нарушителей. Кроме того, на экспертизу в Польшу переслали все подозрительные сертификаты.

Однако на практике никаких изменений не последовало. На границе снова были задержаны машины, в которых под видом шпига и обрези со свиных голов попытались ввезти мясо, которое, ко всему прочему, не было промаркировано, а, следовательно, нельзя было сделать вывода о том, где данная продукция была произведена. Те же самые нарушения были выявлены и в отношении продукции растениеводства. В результате, Россельхознадзор был вынужден ввести запрет на импорт и на мясную продукцию, и на продукцию растениеводства (овощи, фрукты, зерновые, цветы).

Позиция Польши

В целом, польская сторона не отрицает факты фальсификации, однако Польша считает действия России неадекватными. Во-первых, указывается на то, что для выяснения ситуации с подозрительными сертификатами польской стороне было предоставлено слишком мало времени. За этот срок — 10 дней — было невозможно идентифицировать все компании, которые на самом деле занимались фальсификацией сертификатов, и пресечь применение подобных практик. Во-вторых, для польской стороны спорен и аргумент Россельхознадзора о массовом распространении фальсифицированной продукции. Как заявил Лех Пинтера, представитель торгово-экономического отдела посольства Республики Польша в Москве, Польша знала о небольших нарушениях, однако это не позволяет говорить о массовом характере фальсификации сертификатов качества. Только на основании подозрений, заметил Пинтера, нельзя предпринимать такие радикальные шаги, как запрет на импорт польской продукции.

Кто виноват?

Между тем, фактически признав себя виновной, Польша автоматически лишила себя возможности судить об адекватности действий России в рамках двусторонних отношений. В отсутствии третейского суда, который мог бы рассудить Россию и Польшу (в мировой системе торговли таким судом является Генеральный совет ВТО, однако в данном случае апелляция к этому институту является бессмысленной, так как Россия не входит в состав ВТО), меру наказания, естественно, определила пострадавшая сторона, то есть Россия. Все, что оставалось Польше — искать поддержку Брюсселя, который имеет больше рычагов давления на Россию. Но для Европейской Комиссии аргумент о неадекватности действий России, был бы слишком слабым, чтобы Еврокомиссия начала собственное расследование, поэтому нужно было срочно найти более сильные аргументы.

В поиске сильных аргументов Польше помогла сама Россия, а именно — российские средства массовой информации. В газете «Известия» вдруг появилась статья «Польское мясо не пускают в Россию», в которой говорилось, что причины введения запрета на ввоз мясной продукции из Польши могут быть политическими.

Эта идея Варшаве очень понравилась, ведь недаром Россия славится тем, что использует «жесткое экономическое давление во внешней политике», как об этом написала польская газета Gazeta Wyborcza. С этого все и началось. Большинство польских изданий решили вспомнить недавние события, которые, по их мнению, наглядно демонстрируют то, что в основе экономической политики России лежит политическая подоплека. Так, в мае 2004 года Россия на несколько месяцев наложила запрет на импорт мясной и молочной продукции из Польши, объясняя это тем, что вступление Польши в ЕС требует пересмотра действующих правил. Однако, скорее, это было похоже на «наказание Польши» за переход к общеевропейским таможенным тарифам.

В ноябре 2005 года «Газпром» потребовал пересмотра цен на поставки природного газа в Польшу, что выглядит как «ответная реакция Москвы на то, что Польша выступает против реализации проекта строительства Североевропейского газопровода». История с запретом на ввоз мясной продукции и продукции растениеводства рассматривается печатными изданиями как продолжение данной политики.

Однако — видимо, на всякий случай — были даны и другие политические трактовки. Например, польский еженедельник Wprost считает, что действия Москвы являются наказанием Польши за выбор партии «Право и Справедливость» и Леха Качиньского, которые, в отличие от прежней политической элиты, намереваются вести более активную внешнюю политику, нацеленную на защиту польских национальных интересов. Новые власти будут открыто противостоять России, пишет Wprost, а это России очень не нравится.

Подобной позиции придерживается и газета Zycie Warszawy, считая, что Москва решила проверить новые власти на прочность, а заодно попробовать внести раскол в только что сформированный кабинет меньшинства. Наиболее «прозорливые» журналисты вспомнили еще и о том, что Россия пока никак не пожурила Польшу за переговоры с США по поводу размещения компонентов американской системы ПРО на территории Польши. Одним словом, политических мотивов накопилось очень много. В Москву новый министр иностранных дел Польши Стефан Меллер поехал бороться не только с «испорченным мясом», но и с «испорченной политикой».

Печальные итоги

Первые дни переговоров в Москве не принесли долгожданного разрешения конфликта, однако, важно отметить, что стороны выразили готовность вести дальнейший диалог. Было решено создать межправительственную комиссию по делам экономического сотрудничества и созвать группу по решению трудных проблем. Между тем, чтобы эти механизмы заработали, необходимо, чтобы с польской стороны переговорный процесс координировали не только министр иностранных дел и министр сельского хозяйства, но и премьер-министр.

Пока Казимеж Марчинкевич довольно вяло участвует в разрешении конфликта. О введении эмбарго на импорт польской мясной продукции стало известно 10 ноября, как раз в тот день, когда Марчинкевич выступал в Сейме со своей программой, однако премьер-министр не сказал ни слова о торговом споре с Россией. В дальнейшем его комментарии были, скорее, поверхностными.

Пока основной жертвой затянувшегося конфликта стал польский бизнес. Польские компании несут огромные убытки. Кроме того, для них существует вероятность потери российского рынка, так как занимаемую ранее поляками нишу с удовольствием готовы освоить немцы, датчане и венгры. Российский потребитель отсутствие польской продукции на прилавках магазинов, скорее всего, попросту не почувствует, однако сокращение импорта из Польши приведет к еще большей диспропорциональности в российско-польском торговом обороте, что и так является существенной проблемой экономических отношений двух стран. О политических последствиях говорить неуместно, так как «испорченной политики» в этом деле и так уже много.
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.