Завтра, наступившее еще вчера

Последствия вступления наших соседей в Евросоюз так и не стали очевидными. Вероятно, скоро госстатистика даст первые данные и можно будет сделать корректные выводы. Пока же можно только говорить о некоторых политических последствиях для региона, пишет еженедельник "Страна Калининград".

Первым политическим индикатором стала традиционная выставка "Полэкспо", прошедшая на берегах Преголи в 10-й раз. Количество польских участников осталось примерно на уровне прошлого года, но масштаб выставки заметно снизился. Потерял к ней интерес литовский бизнес.

Никто уже не скрывает - наша область теряет свое прежнее экономическое значение как "черный вход" на общероссийский рынок. Калининградский же рынок потребления европейской продукции могут интересовать только малый и в какой-то степени средний бизнес, преимущественно торговый. Реальные для освоения ниши в нашем регионе польские бизнесмены видят в основном в поставках готовых продуктов питания и товаров ширпотреба, а также в строительно-монтажной сфере, ориентированной на бюджетное финансирование. На "Полэкспо" в очередной раз зафиксированы рекордные суммы заключенных контрактов. Однако ориентация на разовые контракты, на тактическую экономическую конъюнктуру очевидна.

Польская политическая и деловая элита уверена: Польша должна выступить вдохновителем, организатором и главным проводником "восточной политики" Евросоюза и, возможно, НАТО. Проработки этой стратегической концепции ведутся достаточно активно, однако место Калининградского региона в этих планах пока не ясно. Нет ясности и в том, насколько другие страны ЕС и брюссельская "еврократия" будут готовы воспринять польские предложения. По крайней мере, позиции Германии, стран Балтии, малых стран Западной Европы в отношении России существенно разнятся, различны взгляды и на Калининград как на экономическую и политическую проблему. Кроме того, до конца года следует ожидать снижения активности наших соседей на нашем направлении и в связи с тем, что и Польша, и Литва находятся в полосе достаточно глубоких внутриполитических кризисов.

В Европе российскую экономическую и внешнюю политику, а также курс федерального центра в отношении калининградского эксклава воспринимают как чрезвычайно хаотичную, лишенную внутреннего стратегического стержня. Поэтому европейские лидеры готовы оказывать некоторую помощь в решении калининградских гуманитарных и экологических проблем, предпочитая холодную сдержанность в экономическом плане. Максимум, на что пока может рассчитывать наша экономика от ЕС, - это консалтинговый проект ТАСИС "Поддержка развития Калининградской области", ориентированный на малый и средний бизнес.



Размытый вид из Москвы



До конца текущего года федеральный центр, судя по всему, должен определиться с рамками своей стратегии в отношении Калининградской области. Представляется, что решения должны быть приняты по трем направлениям:

- расширение интегрированного экономического и политического пространства России (предстоит выбор между единым пространством с Евросоюзом, Украиной, Казахстаном и Белоруссией или только с Белоруссией либо попытка "сесть на несколько стульев сразу");

- окончательное определение условий вступления страны во ВТО;

- выбор индивидуальной или унифицированной модели экономического и политического развития Калининградской области.

Разрабатываться эти решения будут во вполне определенном проектном контексте модернизации страны, борьбы против коррупции (или внешних форм, ее олицетворяющих) и усиления роли России в международных делах.

Мало у кого в экспертной среде вызывает сомнения намерение Кремля вновь сменить губернатора в Калининграде (в т.ч. и в рамках общей концепции "замены элит"). Не сбрасывается со счетов и возможность изменения самой системы государственного управления областью. Вероятность избрания новым калининградским губернатором местного кандидата, опирающегося на региональный ресурс, оценивается в пределах 20-30%. Причина - в явном несоответствии калининградских элит стратегическим вызовам времени. Возможно, ставка будет сделана не просто на замену одной группировки, находящейся у власти, на другую.



Настоящих «буйных» мало?



Чисто теоретически можно ожидать, что основные политико-экономические группировки консолидируются по идеологическому признаку и породят несколько проектов развития региона. В течение года-полутора до губернаторских выборов эти доктрины будут конкурировать друг с другом, потом победит сильнейший. Реальность, видимо, будет гораздо более примитивна.

Кто же может стать "строителем" идеологических платформ в регионе?

1. Единороссы и другие силы, ориентирующиеся на федеральный центр и его административный ресурс;

2. Депутат облдумы Соломон Гинзбург, который стремится объединить под своими знаменами всех калининградских политиков, недовольных действиями федерального центра;

3. Нечто национал-патриотическое, ориентированное на "питерско-силовую" группировку в нынешней федеральной элите и, возможно, на рогозинскую "Родину";

4. Владимир Щербаков и другие представители "московского пула", продвигающие в столичных коридорах власти новую редакцию федерального закона об Особой экономической зоне в нашем регионе.

В развертывающейся борьбе за предвыборные плацдармы наступает время первых "пристрелок". Пока, как говорят знатоки калининградского закулисья, региональные "кланы и группировки" начинают первые консультации с прицелом на ноябрь-2005. Но все еще очень неопределенно (разве что за исключением углубляющегося противостояния вице-губернатора Михаила Цикеля с мэром Юрием Савенко).
Источник: МиК

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.