Калининградские экологи требуют сменить разработчика концепции местной турзоны

Перспективы развития калининградского национального парка «Куршская коса» в качестве туристско-рекреационной зоны вызвали такие горячие споры в местном экспертном сообществе, что экологи, раскритиковав концепцию турзоны, потребовали не только практически полной ее переделки, но и замены главного архитектора. Их пожелания обещали исполнить. Впрочем, это не означает, что объекты турзоны на Куршской косе все же появятся -- сам проект вполне может остаться на бумаге.

Статус особой экономической зоны туристско-рекреационного типа Куршская коса (узкая полоска суши между Балтийским морем и Куршским заливом, поделенная надвое между Литвой и Россией, внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО) получила более двух лет назад. И все это время не прекращаются разговоры о том, как именно привлекать на косу туристов. Сначала соответствующую концепцию писала международная консалтинговая компания Roland Berger. «Роскошь уединения» -- под таким лозунгом планировалось превращать калининградский нацпарк в туристическую Мекку (но не для всех -- лишь для состоятельных). Среди предложений фигурировал фешенебельный отель в форме кристалла. Этим идеям воплотиться в жизнь было не суждено -- вместо одного участка нацпарка под турзоны отвели четыре, и концепцию пришлось переделывать. Заказ на эту работу получил столичный НИИ «Курортпроект». (Цена вопроса -- почти 55 млн рублей.)

Ответственным оказался известный архитектор Лев Мисожников. Он известен в Калининграде, например, тем, что считается «отцом» главного местного недостроя -- большого административного здания Дома советов, который уже лет двадцать стоит в самом центре города и не используется из-за проблем при строительстве. Горожане прозвали его «Монстром», несколько лет назад он даже попал в число наиболее причудливых зданий «эпохи советской архитектуры» по версии французского журнала Citizen-K. «Дом советов, получивший прозвище «Монстр», начал строиться в 1975 году. В 1974 году в своей весьма странной ленте «Зардоз» режиссер Джон Бурман описал каменную голову высотой с большое здание, которая наводила ужас на подчиненное население одного вымышленного мира. В Калининграде это перестает быть вымыслом. Здание насчитывает 16 этажей, построено из бетона, но до конца не доделано из-за трещины в основании», -- писало тогда французское издание.

...Научно-технический совет при администрации нацпарка «Куршская коса» весьма эмоционально обсудил новый проект развития турзоны и поставил этому документу «двойку». Эксперты заявили, что содержащиеся в нем идеи способны погубить уникальную территорию. Претензий было озвучено множество. Непосредственно разработчикам высказать их не удалось -- никто в Калининград на откровенный разговор с учеными не приехал, с ними общались лишь представители местного филиала ОАО «ОЭЗ». Одна из главных претензий экспертов -- последствия создания на территории Куршской косы объектов в рамках турзоны не просчитаны. Вернее, попытка сделана, но настолько неуклюжая, что некоторые члены совета поймали авторов на компиляциях даже не из научных, а популярных источников 30--50-летней давности, в которых при том допущены ошибки.

Под турзону отведено четыре участка в разных местах Куршской косы. Эксперты полагают, что точечно развивать туризм в нацпарке нельзя. Это разрушит его изнутри, будут перекрыты биокоридоры, что, в свою очередь, осложнит существование животным. Есть риск уничтожения природно-территориального комплекса древнего моренного острова, которому нет аналогов на всей Балтике. Также могут исчезнуть редкие по меркам Балтийского региона и всей России растения: лунник оживающий и ятрышник-дремлик. В проекте значатся гостиницы высотой пять этажей, что для «малоэтажного» заповедника абсолютно неприемлемо. Не учтен особый орнитологический статус Куршской косы, ведь над ней проходит миграционный птичий «мост», и в нацпарке уже более ста лет действует станция по наблюдению за пернатыми. Когда ученые заметили, что в проекте предусмотрено создание застекленных (на случай плохой погоды) аллей для прогулок, они просто руками развели: птицы, получается, будут в стекла биться?

Некоторые из предложений ученые сочли неосуществимыми в принципе. Такой «диагноз», в частности, был поставлен идее использовать Куршскую косу как территорию для всесезонного отдыха. По мнению экспертов, это невозможно из-за ряда местных особенностей: ветер здесь начинает усиливаться уже с августа, достигая к осени экстремального уровня, солнечных дней не так много, в заливе (где, кстати, планируется устроить подогреваемые купальни) не только качество воды аховое (ведь туда идут практически без очистки канализационные сбросы из поселка), но еще и гиперцветение сине-зеленых водорослей, что малоприятно.

В итоге представителям филиала ОАО «ОЭЗ» пришлось признать: проект развития турзоны нуждается в серьезной переработке. Поэтому от услуг главного архитектора решено отказаться. «Главный архитектор проекта будет сменен. Когда мы увидели эти этажи, бассейны, непонятные каналы... Он, проектировавший Дом советов, просто не понимает, с чем имеет дело! Придется перерабатывать 90% проекта. Ждем ваших замечаний в письменном виде. Любой свой шаг будем согласовывать с дирекцией нацпарка», -- заявил руководитель филиала Михаил Трушко. Такой ответ экспертов удовлетворил. Некоторые из них предложили не ограничиваться точкой зрения лишь калининградских специалистов, заметив, что поскольку коса считается объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, к обсуждению стоит привлечь эту международную организацию.

Впрочем, нет никакой гарантии, что объекты турзоны в калининградском нацпарке вообще появятся. Из-за кризиса, не исключено, «выживут» лишь три российские турзоны из семи: «Бирюзовая Катунь» в Алтайском крае, «Алтайская долина» в Республике Алтай и «Байкальская гавань» в Бурятии. На остальных могут поставить крест из-за нехватки финансов.
Источник: Время новостей

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.