"Мы с Тамарой ходим парой"

Все новости по теме: Скандал с НТРК «Каскад»
История о том, как главный редактор "Калининградской правды" не захотела лечь под партию власти.

- Тамара Николаевна, разные мы с вами по характеру люди. Я бы из-за такой мелочи не стала портить отношения с генеральным директором, - говорю я как-то главному редактору «Калининградской правды» Тамаре Замятиной. Мы ждем лифт на редакционном этаже. Разговор происходит как раз после инцидента со снятием из номера скандально известной статьи Вадима Смирнова о «квартирном вопросе» и Боосе.

- Юлечка, а ты бы смогла «лечь» под грязного неопрятного человека ради карьеры? – задает мне вопрос Замятина.

- Не-а.

- Ну, вот и я не хочу «ложиться» под «Едим Россию». Мне легче отказаться от карьеры, - поставила точку главный редактор, пожелала мне счастливых новогодних каникул и уехала.
Больше я ее не видела. Неофициальное прощание с коллективом состоялось еще в прошлом году, на последней планерке. Тамара успела еще выдать передовицу «Нам с вами хорошо» - о своем отношении к нашему редакционному коллективу и Калининграду вообще. Чистая такая получилась статья, искренняя, эмоциональная. Официального прощания так и не было. О том, что в газете сменился редактор, новое руководство сообщать читателям отказалось. Даже форум на сайте «Калининградской правды» временно закрыли.

Я уже тогда все поняла. Тамара уйдет - и прежней «Калининградки» больше не будет. Вместо нее появится лояльное власти издание, что-то среднее между «Советами начинающему садоводу» и приснопамятной газетой «Дмитрия Донского, 1».

…А поутру они проснулись. И я среди них.

- Добро пожаловать в партию «Едим Россию», - сказал мне в курилке один из наших молодых журналистов, когда мы встретились после новогодних праздников.

- Кто вместо Тамары? - только и спросила я.

- А тебе не все равно?

Вопрос риторический. Мне и правда было уже все равно. Позиция следующего главреда, кем бы он ни был, всем ясна. "Чего изволите-с?" – вот его кредо. На следующей планерке было представление журналистам Юрия Вороненкова, нового главного редактора "Калининградской правды".

До этого Юрий Вадимович трудился в редакции на должности шеф-редактора - по приглашению генерального директора газеты Игоря Никонова. Журналисты прозвали его «темной лошадкой», потому как его работа была «на первый взгляд, как будто не видна».

Появился Юрий Вадимович в стенах «Калининградской правды» как-то очень внезапно. Я в тот день вернулась из командировки в Германию, Игорь Никонов тоже откуда-то приехал, да не один, а с Юрием Вороненковым. Он представил его нам всем, а заодно и Тамаре Замятиной.

- Игорь, вы могли бы хотя бы поставить меня в известность заранее. Имею же я право знать о том, что в газете будет шеф-редактор, - поинтересовалась Замятина. …Ближе познакомиться с Юрием Вороненковым, теперь уже в роли редактора газеты, нам довелось только в начале года нынешнего. Юрий Вадимович зачитал нам целый «научный трактат» о развитии газеты и ее концепции. Читал он с чувством, толком и расстановкой, но почему-то по бумажке. Громкие слова и лозунги, знакомые тем, кто изучал в университете научный коммунизм составили основу нового курса газеты.

- Так что мы теперь – газета «Едим Россию»? – был задан прямой вопрос «из зала», то есть от журналистов.

Слово было передано гендиректору Игорю Никонову. Он «объяснил» нам всю редакционную политику за десять минут. Ни да ни нет не было сказано, но одно было ясно – про «Единую Россию» либо хорошо, либо – никак, плохого писать нельзя. Но нет, не потому что мы уже «под ними», а всего лишь потому, что есть много других тем. Протекший кран у бабушки на кухне – чем не тема? Вот об этом и надо, по мнению Никонова, писать, а «неконструктивная критика власти сродни тявканью шавки», - заявил генеральный директор.
Тявканьем шавки, видимо, имелась в виду неконструктивная критика в статье Смирнова про покупку Боосом двадцати квартир московским чиновникам.
На мой вопрос, какие еще запретные темы появились у нас, Никонов ответил опять же уклончиво: «Нет, но о сепаратистах (имелись в виду депутаты областной Думы, собиравшие многотысячные митинги протеста в Калининграде) и экстремистах писать действительно незачем. Это никому неинтересно. Обо всех остальных - пожалуйста)».
Вот такая свобода слова. Но кульминацией дружбы «Единой России» с «Калининградской правдой» стало даже не это. За фактическим введением цензуры последовало ограничение и других свобод - не журналиста даже, а гражданина.

- Юлька, поздравляю! Ты теперь в «Единой России», - с порога заявляет мне редактор пятничного выпуска «Калининградской правды» Николай Дмитриев.

- А теперь ты еще и член партии! – ухмыляется Дмитриев, - членский билет тебе скоро из Москвы привезут. Оказывается, мне решили сделать сюрприз и принять меня в «Единую Россию». Моего согласия не спрашивали, а данные моего паспорта и фотография у Дмитриева и так были.

Я узнала, что редактор "КП-ПЯТНИЦА" выполнил просьбу своей супруги Людмилы Дмитриевой - заместителя директора по связям с общественностью автосервиса «Преголь-Лада».
Директор «Преголь-Лады» Александр Орехов поставил своему пресс-атташе задачу – найти в городе сторонников «Единой России» (Орехов, по моим сведениям, собирался в большую политику под крылом «Единой России»). Сторонников партии власти в Калининграде, судя по всему, оказалось не так много, поэтому искать решили в числе подчиненных. Членского билета «Единой России» у меня до сих пор нет (с Дмитриевым мы с тех пор не виделись, а с директором «Преголь-Лады» я и вовсе незнакома).

Надо бы позвонить, поинтересоваться, как сделать так, чтобы меня исключили из партии. По собствененному желанию.

Бывший корреспондент "Калининградской правды "Юлия САДОВСКАЯ, "Новые колеса".

P.S. Когда этот материал был подготовлен к печати, Юлия Садовская сообщила своему начальнику о предстоящей публикации в "Новых колесах". Реакция Дмитриева была жестокой - по словам молодой журналистки, он ее избил. Подробности - в следующем номере "НК".
Источник: Газета "Новые Колёса"

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.