Лидер калининградских коммунистов: Надо брать пример с Ленина

Все новости по теме: Перенос памятника Ленину
Первый секретарь Калининградского обкома КПРФ Игорь Ревин рассказал в интервью Агентству национальных новостей о жизни в Калининграде «единственной партии в законе».

- Игорь Алексеевич, достаточно давно в одном из интервью западным СМИ президент России Владимир Путин назвал КПРФ единственной организованной политической силой. На ваш взгляд, насколько организованы силы коммунистов в Калининграде?
- Правильно сказал Путин. Мы первая партия в России, которая перерегистрировала свой устав. Так что на сегодняшний день де-юре и де-факто мы единственная партия в законе. По всей стране сейчас 184 тысячи коммунистов, в Калининградской области – 809 человек. Партия организована, но есть проблема возрастная, мы говорим об этом открыто. Молодежь приходит, я думаю, не меньше, чем в любую другую партию. Но сложно втянуть молодежь в партийную работу. Все молодые активисты нашего отделения учатся или работают, поэтому им нелегко посвящать много времени именно партийной деятельности. Возможно, именно из-за этого левые партии в Калининграде, например НБП, или отделения КПРФ в других регионах страны выглядят более энергично. Но все же мы организованы. Дисциплина советская осталась… Не такая, конечно, как была в советское время, партия стала более демократичной.

- Эффективной работе отделений «Единой России» в регионах способствует поддержка предпринимателей. Помогает ли калининградский бизнес коммунистам?
- Исключительно мизерная поддержка. В основном, живем на свои фонды.

- Почему?
- Многие предприниматели попросту побаиваются. В предыдущие избирательные кампании предприниматели поддерживали КПРФ, а потом многих из них разорили. Начинаются проверки. Но мы пытаемся - ЦК ставит задачу, - чтобы каждый обком вел коммерческую деятельность. К примеру, в Псковской области отделение полностью самоокупаемо. Они открыли типографию, издают продукцию, получают прибыль. За счет этой прибыли содержат освобожденных работников, секретарей, другой персонал. У них есть такая деловая хватка, нам же ее пока не хватает.

- Калининградцы нередко жалуются на оторванность от региона. Как влияет эксклавное положение области на взаимоотношения калининградского отделения КПРФ с центральным аппаратом?
- У нас совершенно демократичные отношения. Наша партия давно дает установку, чтобы все ее отделения без исключения, и райкомы, и даже первичные отделения имели свой электронный адрес. Чтобы от них получать любую информацию мгновенно. В прошлом году у нас был с визитом Геннадий Зюганов, и в этом году фракция КПРФ обязательно приедет в регион отчитываться о своей работе в Госдуме. Наши товарищи пишут письма в центральный аппарат, даже критические. Все предельно демократично. Кроме того, я являюсь помощником депутата ГД Мельникова, он отвечает в КПРФ за Северо-Западный регион, куда, в частности, входит Калининград.

- Вы упомянули национал-большевиков. В последнее время коммунисты в Калининграде часто выступают вместе с ними, по крайней мере – на митингах. Союз с не зарегистрированной партией весьма маргинального толка – это осознанный выбор или вынужденная мера?
- Во-первых, мы проводим митинги и акции не только с ними, но и с представителями РКРП, партии Нины Андреевой, с другими нашими сторонниками. Во-вторых, как сказать – маргинальная партия, у них же разные представители есть. Вот, к примеру, Денис Оснач (бывший руководитель калининградского отделения НБП, в декабре 2004 года задержан при проведении несанкционированной акции в приемной администрации президента РФ и осужден на 3 года 6 месяцев тюремного заключения – АНН). Яркая фигура, до него отделение НБП было маленькое, два человека писали какие-то статьи, а когда он пришел – явно качество работы изменилось. Он же интеллигентный человек, историк, с ним интересно было беседовать. И самое главное – он совершил поступок, который заставил правительство раскошелиться, отступить, напугал их, в конце концов. Я думаю, это такой новый корчагинец. Так что нас это сотрудничество не смущает. В конце концов, Ленин тоже со многими сотрудничал.

- КПРФ вместе с нацболами и другими политическими силами в Калининграде на протяжении уже полутора лет выступает за то, чтобы вернуть памятник Ленину, снятый во время реконструкции, в центр города, на площадь Победы. Вы верите в то, что сможете встретить день рождения вождя у его монумента на прежнем месте?
- В конце прошлого года мы провели два очередных пикета перед мэрией, на которых пытались внести в повестку дня городского Совета депутатов вопрос о выполнении решения по возвращению памятника. Ведь это решение было принято еще в 2004 году, однако так до сих пор и не выполнено. Оба раза большинство «Единой России» в Горсовете отклоняло это предложение. Пока что только пускаются слухи, что памятник надо переносить, гонится информационная волна – «ему не место на площади Победы». Мэр был очень недоволен нашими пикетами и стал вести конфиденциальные переговоры с нашими представителями. Поэтому на последнем бюро обкома мы приняли решение: созвать координационный совет всех народно-патриотических сил и пригласить на него мэра Калининграда Юрия Савенко. Чтобы он хотя бы рассказал, какая у мэрии есть концепция на счет монумента.

- Надеетесь, что мэр придет?
- Должен прийти. Предварительная договоренность есть. Сейчас перед нами стоит некая дилемма: что делать левым партиям - продолжать требовать возвращения статуи, либо искать компромисс с городскими властями. Поэтому мы приняли решение – предложить мэру рассмотреть вариант переноса монумента на другую площадь, Центральную. К тому же, насколько мне известно, это место фигурирует в качестве возможного в проекте переноса памятника, разрабатываемого в мэрии.

- То есть, вы готовы к компромиссу?
- Пускай власти города сначала покажут нам свой проект. Сейчас выясняется, что и на новом месте есть хитрости, вроде бы часть земли под памятник городу не принадлежит. Опять нет гарантий, что памятник надолго останется на новом месте. С нашей же стороны шаг навстречу сделан. Хотя моя личная позиция как первого секретаря – памятник должен вернуться на прежнее место. Ведь это грубейшее попрание калининградской истории, Ленин стоял на площади 46 лет и дальше должен стоять. Огромный кусок нашей истории нельзя просто так выкинуть. Несправедливость, которую допускает мэр, все время будет вылезать для города каким-нибудь боком, вот увидите. Обратный рикошет неизбежен.

- В прошлом году в эти же дни страна кипела возмущением от монетизации льгот, Калининград не был исключением. Сейчас страсти поутихли, и на митинги протеста против замены льгот деньгами уже никто не ходит. Какова сейчас позиция КПРФ, партии, возглавлявшей протесты зимой 2005 года?
- Во-первых, хорошо, что мы начали тогда проводить такие пикеты и акции по всей стране. По нашим подсчетам, если 2,5 млн человек выходили на митинги и демонстрации, 700-800 тысяч занимались этим активно и постоянно. Получается, что каждый человек заставил Кудрина примерно полмиллиона рублей вытащить из своего багажника и погасить негативный эффект 122-го закона. С другой стороны, мы продолжаем бороться за отмену этого закона, ведь его введение перекрыло около 200 других законов и норм. Так что борьба продолжается. Выпускаем статьи в своей газете – «Монетизация для армии», «Монетизация для милиции», разъясняем, что эта реформа на самом деле значит для разных слоев общества.

- Конец прошлого года ознаменовался сменой власти в Калининградской области, приходом на пост губернатора москвича Георгия Бооса, созданием правительства. Как коммунисты оценивают эти изменения?
- Сложно оценивать, Боос проработал всего 100 дней на посту губернатора. Но он, будучи представителем «Единой России», будет продолжать ту же линию, что и в стране, отстраивать «путинский капитализм». У нас же в области есть 300 тысяч нищих, и ничего кардинально меняться не будет. Бюджет, принятый правительством Бооса, недостаточно отличается от бюджета 2005 года. Взять, к примеру, сельское хозяйство. Лишь 2,5% в бюджете выделяется на наш агропромышленный комплекс. В советское время, в 1990 году, до 14% бюджета шло на развитие сельского хозяйства. А село вымирает. Так что никаких кардинальных изменений с приходом Бооса я не заметил. Так, надбавки какие-то бросил.

- До выборов в областную Думу и Совет депутатов Калининграда осталось чуть больше месяца. КПРФ идет в оба органа представительной власти как по мажоритарным округам, так и партийным списком. Каков ваш прогноз?
- К возможным результатам я отношусь сдержанно. Во-первых, у КПРФ сейчас нет ни одного коммуниста в областной Думе. Поэтому любой результат, отличный от нуля, точнее 7% голосов избирателей, – это уже будет прогресс. Плохо было то, что предыдущий первый секретарь обкома (Алексей Буханцев, депутат Калининградской областной Думы, в августе 2004 года был исключен из партии за «за непартийное поведение» во время раскола в центральном аппарате КПРФ – АНН) бежал в одну партию, потом в другую, не заложив никакой базы для развития отделения КПРФ. Поэтому нам трудно. К тому же, многие наши представители не раскручены, не известны. Даже меня многие не знают не то что в области, а даже среди членов партии.

- К вопросу об известности. Не так давно известный калининградский политолог Владимир Абрамов, оценивая предвыборную ситуацию в регионе, назвал одной из слабых сторон отделения КПРФ отсутствие ярко выраженного лидера. Тогда Абрамов предложил воспользоваться авторитетом харизматичного председателя городского Совета депутатов Евгения Гана, который не скрывает своих прокоммунистических настроений. Однако в партийном списке кандидатуры Гана нет. Не предлагали или не согласился?
- После того, как часть наших коммунистов на X съезде ушла в другую партию, Ган занял весьма странную позицию. Он не заявил, что является членом КПРФ, в то же время постоянно говорит, что не меняет своих коммунистических взглядов. Но как член КПРФ он не платит взносы. Это грубейшее нарушение устава. Поэтому как его считать – нашим членом или нет? Ему никто не предлагал включиться в наш список. Что касается ярких личностей… Вот выбрала партийная конференция первого секретаря Ревина, он и есть. Мы работаем недавно, только начали работать, с октября 2004 года, как только перерегистрировались. Очень много уходит времени на перерегистрацию документов, на бесконечный диалог с Минюстом. Мы, с некоторой точки зрения, только делаем первые шаги. Я согласен, что надо становится более яркими. Брать пример с Владимира Ильича Ленина.

- Вы работаете преподавателем в Калининградском техническом университете. Общаясь со студентами, как вы чувствуете, близки ли им идеалы коммунистической партии?
- Студенты бывают разные. Бывают такие, которые прочитают пару книг левых авторов – Максима Калашникова, Лимонова, Зюганова, немного владеют темой, но таких мало. Подавляющее большинство студентов абсолютно равнодушны вообще к политической жизни. Любая партия, КПРФ ли это, ЛДПР или «Единая Россия», для них совершенно неизвестна. Но кое-что мне нравится в студентах. Я читаю в университете курс мировой экономики. Когда я показываю им, как поднималась экономика СССР, почему мы достигли таких успехов и какой откат назад произошел сейчас, – вот тут они начинают задумываться. По-другому начинают относиться к фигуре того же Сталина.

- В начале 2005 года на очередном «антимонетизационном» митинге вы предложили Путина отправить в отставку, а на его место избрать Александра Лукашенко. Вы до сих пор считаете эту идею актуальной?
- Да, есть у нас такой лозунг – «Путина в Литву, Лукашенко в Москву». Вы сами посмотрите, как белорусы работают: 120% от советского уровня, единственная республика бывшего СССР, которая превзошла уровень 1990 года. Машиностроение развивается, высокие технологии. Сельскому хозяйству умереть не дали, все поля в стране засеяны. 10% импортного продовольствия в России – из Белоруссии. В армию там очередь среди молодежи. Образование отличное, бесплатное, в Минск едут учиться из других стран, даже из России. И самый главный показатель - люди. Если мы сокращаемся на миллион в год, то в Белоруссии рождаемость уже сравнялась со смертностью. Наш младший брат белорус показал, что сумел выстоять в этот сложный исторический период. Личность во главе государства! Мне кажется, что эта личность не дала растащить республику по частям.

- Коммунисты в Калининграде тесно общаются с многими политическими партиями, но отнюдь не со всеми, стоящими в оппозиции к большинству в региональном парламенте. В то же время все эксперты сходятся во мнении, что региональная оппозиция вообще сейчас крайне слаба. Как, по-вашему, до выборов или после выборов насколько реальны перспективы объединения оппозиционных сил?
- Ну, какая у нас оппозиция… «Родина» - недавно возникла и, я думаю, с ними никакого объединения не будет. Это чисто кремлевский проект, она сойдет в конце концов со сцены. С «Яблоком» мы пару раз проводили пикеты год назад, они сами приходили, просили поддержать их мероприятия. Что касается других партий, РКРП малочисленна, хотя мы с ними нормально работаем. Партия Довженко – совершенно крохотная. Может, НБП, если их окончательно запретят, вольются в наши ряды? Мы не против.

- А популярная нынче в регионе «Народная партия»?
- Что вы, нет никакой «Народной партии» в стране, это же просто персональный проект депутата областной Думы Игоря Рудникова. У него есть газета, целый мощный медиа-холднинг, он работает активно. Но идеологически мы тотально на противоположных позициях. Это совершенно не левая, не социалистическая партия, они просто лозунг такой взяли – «Вся власть народу». Мелкобуржуазная партия. Да и нет ее фактически. Нет других партий, я считаю – одна КПРФ.
Источник: Агентство национальных новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.