Закон о приграничном сотрудничестве позволит регионам развиваться по механизмам, существующим в Европе

Все новости по теме: Калининградский анклав
Ассоциация приграничного сотрудничества была единственной негосударственной структурой, которая по распоряжению премьер-министра участвовала в феврале 2003 года в выработке Законодательства о приграничном сотрудничестве. Кроме того, наша Ассоциация была еще координатором согласования позиций федеральных органов государственной власти, что потом реализовалось в виде перечня мер по развитию рыночного сотрудничества, принятого 3 июля 2003 года. После этого Госдума совместно с аппаратом правительства Российской Федерации подготовили законопроект, по которому все ответственные структуры дали свои заключения.

У нас 46 субъектов Российской Федерации являются приграничными - это больше, чем не приграничных, но, к сожалению, закон не принят по сию пору. На мой взгляд, нет необходимости бесконечно шлифовать формулировки, закон не может и не должен отражать всю сложность взаимодействия различных структур, он должен определять механизмы. Главное, чтобы закон начал работать, потому что все структуры, которые работают в пограничье - ФСБ, Минобороны, таможенники, пограничники, ветеринарные службы и прочие, должны руководствоваться им в своей деятельности. Перечень мер, принятых летом 2003 года, во многом не выполнен именно потому, что нет закона о приграничном сотрудничестве.

Ситуация вокруг России и в самой России изменилась по сравнению с 2003-м годом. Фактически, сейчас необходимо снова провести Государственный совет по приграничному сотрудничеству по образцу прошедшего 22 января 2003 года. И если тогда речь шла об экономических проектах, то сейчас количество направлений намного больше. К новым формам сотрудничества больше готовы и сами постсоветские страны, потому что вплоть до самого недавнего времени позиция большинства из них была достаточно иждивенческой.

Мы почему-то упускаем тот момент, что некоторые направления приграничного сотрудничества могут регулироваться европейскими актами - это актуально для Мурманска, Карелии, Калининграда. Еврорегионы могут захватывать приграничные территории, образовывать некий единый экономический субъект с облегченными, по сравнению с межгосударственной договоренностью, условиями экономического сотрудничества. Это для России очень актуально, но, фактически, у нас нет ни одного правительственного акта или закона, который бы давал такую реальную возможность нашим западным субъектам.

К сожалению, не самый успешный опыт приграничного сотрудничества Хабаровского края, Приморского края, Читинской области, Амурской области, то есть тех субъектов, которые граничат с Китаем. Это направление тоже требует федерального участия. Нам нужно изменить подходы - восстановить единую, а не диалоговую работу на Дальнем Востоке. Путин и Ху Дзин Тао в свое время заявляли одну цифру сотрудничества с Китаем, а она уже давно превышена, отношения с Китаем развиваются намного быстрее. Это касается и Японии, это актуально для Магадана и Сахалинской области. Всем этим регионам закон очень нужен.

Мурманск, Карелию, Ленобласть, Калининград, Псков можно развивать, в том числе, и на европейские деньги, и по механизмам, существующим в Европе. Но для этого тоже нужен закон о приграничном сотрудничестве, и в нынешнем виде законопроект вполне достаточен для этой цели.

Южная граница на Кавказе и с Казахстаном - это третье пространство, которое требует принятия этого закона. Фактически неосмысленно, как изменился Казахстан, как изменились отношения России и Казахстана. А в случае Кавказа присутствие такого закона позволяло бы работать в рамках существующих нормальных европейских схем приграничного сотрудничества, а не апеллировать к диалогу Саакашвили и Путина.

Как только пойдет приграничное сотрудничество, то может быть актуализирован другой тип, межрегиональное сотрудничество. В Свердловской и Ярославской областях, не имеющих выхода ни к одной границе, доля межрегионального сотрудничества с постсоветскими странами в бюджете составляет достаточную цифру. Например, в Свердловской области это около 15%.

Кроме того, у нас есть еще одна задача, которая может актуализироваться вплоть до военной - это разграничение в арктических морях, от Берингова, условно говоря, до Баренцева моря. Там тоже проблем много, и там тоже нужен закон просто как база, с которым уже будут связываться решения тех или иных федеральных структур, министерств, агентств, служб и на которые будут ориентироваться регионы России.

Какие бы ни были недостатки у нынешнего законопроекта, его необходимо принимать. Безусловно, нужно проводить Госсовет России, на котором обозначить эти четырем крайне важные направления приграничного сотрудничества - европейское, восточно-азиатское, южное и арктическое.
Источник: Кремль.Орг

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.