Проверка на вертикальность

Все новости по теме: Выборы-2006
На выборах 12 марта не только будет испытана модель парламентской кампании 2007 года. Для Кремля они важны и сами по себе -- как завершающий этап строительства исполнительно-законодательной вертикали на местах.

У наблюдателей на местах к этим выборам особого интереса нет. Процесс идет гладко. Судя по предвыборной обстановке в ключевых из данных восьми регионов, региональные элиты без сопротивления встраиваются в систему централизованного управления и контроля. Наблюдатели называют эти выборы системно-административными и отмечают, что кампания идет по правилам договорной игры. К примеру, в Нижнем Новгороде для проходных партий определены квоты присутствия в телевизионном эфире, и за их соблюдением жестко следят в областной администрации. А в Калининграде встречи с Владимиром Жириновским были организованы по разнарядке сверху -- "под роспись", утверждают очевидцы. Очевидно, это имеют в виду собеседники "Власти" в партии, когда утверждают, что не прибегают на этих выборах к административному ресурсу.
Случаются и сбои. В том же Нижнем развернута кампания против Партии пенсионеров. Допущенные к выборам "пенсы", как их там называют, оказались чересчур популярны, оттягивают электорат у "Единой России", объясняет социолог Александр Прудник, и "по ним пошла работа". А когда в Калининграде вдруг "выстрелила" Народная партия местного предпринимателя Игоря Рудникова, поднявшись с 6 до 15%, ее сняли с выборов. Хотя еще летом, опасаясь популиста Рудникова, калининградский избирком отказался от идеи общерегиональных партийных списков и разбил область на округа. "Получил бы Рудников семь мандатов, ну и что?" -- недоумевает калининградский политолог Владимир Абрамов, не находя объяснения действиям властей, рискующих получить значительный рост голосования против всех, традиционно высокого в Калининградской области.


В Кировской области сначала сняли, а потом восстановили предвыборный список Партии жизни, которую возглавляет конфликтующий с губернатором мэр Кирова. Этот эпизод наглядно продемонстрировал, что Кировская область отстала от времени. Многопартийная вольница для региональных элит закончилась, и только "Единая Россия" предоставляет теперь бюрократические преференции и статус. Конфликты должны быть загнаны внутрь партии, как это происходит по соседству -- в Нижегородской области, где губернатор Валерий Шанцев последовательно ставит нижегородского мэра Булавинова под контроль, но, так как оба возглавляют список "Единой России", противостояние заморожено на время выборов.

Укрепление партии на местах, как правило, приводит к усилению губернаторов, что хорошо видно на примере Валерия Шанцева. Так, мэра Нижнего все чаще называют "замгубернатора по городу", а областное законодательное собрание теперь демонстрирует по отношению к Шанцеву полную лояльность. Вплоть до символических жестов, таких как введение нового института ежегодных посланий губернатора своему парламенту. И после выборов Шанцев, по прогнозам, заменит спикера областного законодательного собрания Люлина, с которым конкурировал за право возглавить область, когда нижегородские парламентарии отказались переутверждать прежнего губернатора Геннадия Ходырева.

То же самое -- с поправкой на более мягкий характер Георгия Бооса -- происходит в Калининграде. "Был влиятельный парламент. Теперь его 'строят'",-- говорит политолог Абрамов. Соответственно, в Калининграде ожидают, что на ключевые должности в правительстве и политсовете после выборов сядут чиновники из Москвы. Губернаторы отвечают перед Москвой за выборы на своих территориях и связаны теперь с партией общим интересом -- показать высокий результат. А Москва оказывает им поддержку.

В Курской области иная картина: губернатор Михайлов недавно перешел из КПРФ в "Единую Россию". "Работая на 'Единую Россию', он помогает чужой команде,-- поясняет курский политолог Владимир Слатинов.-- И партия будет поглощать исполнительную власть". Местная "Единая Россия" уже вынудила уйти в отставку председателя комитета по соцобеспечению коммуниста Сергея Иванова, а облдуму, по прогнозам, после выборов вместо коммуниста Александра Анпилова возглавит федеральный инспектор по области единоросс Кичигин. Таким образом, по ходу выборов в "красном поясе" исчезает сам "красный пояс", а КПРФ привыкает к новой роли статистов от оппозиции. Практически весь крупный областной бизнес уже вступил в "Единую Россию".

В Кировской области, когда губернатор Шаклеин, аграрий, перешел в "Единую Россию", руководителей сельхозпредприятий, по словам близкого к обладминистрации источника "Власти", заставляли вступать в партию, угрожая оставить их без мазута. На выборах позиции "Единой России" относительно шаткие, в конце февраля к Шаклеину даже приезжал куратор партийных дел Владислав Сурков. Общественная апатия угрожает привычно низкой явкой. "Кого выбираем? За что голосуем?" -- кировчане не очень понимают, что это за выборы и зачем они. В Кирове не ждут, что явка превысит 32-35%. Столько же в лучшем случае придет избирателей на выборы в Калининградской области. Столько же москвичей проголосовали в декабре на выборах в Мосгордуму.

Из отдельных неудачных выступлений единороссов на местах могут быть сделаны оргвыводы. Но у Кремля в любом случае есть гарантии, что в каждом из вновь сформированных парламентов у "Единой России" будет большинство -- за счет выборов по одномандатным округам, которые, по свидетельствам очевидцев, проходят под давлением обладминистраций, политсоветов и Москвы. Неугодных кандидатов убеждают не баллотироваться, а иногда снимают через суд.

Смысл нынешнего выборного цикла не в решении проблем развития, а в формировании в регионах монолитной партийной власти. На перспективу. Составы парламентов обновятся где-то в среднем на треть. Но главное, они перестанут играть роль сдержек в политике на местах. Их совместная с губернаторами новая задача -- обеспечивать устойчивость вертикали, отчитываться перед центром по партийной линии и вести на своих территориях политический контроль.
Источник: Коммерсантъ-Власть

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.