Российские регионы переживают спад

Если почитать отчеты о прошлогодних исследованиях, они расскажут вам, что Россия серьезно пострадала от кризиса. Если почитать недавние отчеты, они расскажут вам, что страна, похоже, приходит в норму быстрее и сильнее, чем кто-либо смел надеяться.

Все это верно, но эти отчеты не пишут о том, где был нанесен настоящий ущерб: российская экономика в целом чувствует себя неплохо, но вот российские регионы откатились на несколько лет назад. И даже если широко цитируемые макроэкономические показатели вернутся к уровню 2008 года в следующие пару лет (как, похоже, и будет), многим из регионов России потребуется гораздо больше времени на восстановление.

Цитируя основное исследование, написанное главой исследовательского подразделения банка Renaissance Capital Роландом Нэшем (Roland Nash), Россия – это «сказка о двух экономиках». Одна Россия – это Москва, а другая – все остальное. Москва была рогом изобилия, она плавала в нефтедолларах, праздник потребления происходил здесь каждый день. Регионы находились в болоте страдания, когда среднестатистический житель пытался выжить на 50 долларов в месяц, пользуясь обветшавшей инфраструктурой или пытаясь вести нормальную жизнь при практически полном отсутствии каких-либо услуг.

Экономический рост эпохи нефтяного бума начал все это менять. К 2006 году регионы начали обгонять центр практически по всем показателям – розничные сети устремлялись в регионы, с фанфарами объявляя об открытии последнего из серии гипермаркетов в Самаре или Ростове-на-Дону; Интернет проник глубоко в заснеженную Сибирь (в то время как родители стремились дать своим детям возможность быть на связи с остальным миром); в городах, чьи названия большинство жителей западных стран даже не может произнести, уровень распространения мобильных телефонов превысил 100%; и, что наиболее впечатляюще, объем розничных кредитов и депозитов в региональных банках превысил схожие объемы в Москве. «В народ!» стало объединяющим лозунгом коммерсантов, отозвавшись эхом народнического движения XIX века, когда российские интеллигенты, вроде писателя Антона Чехова, отправились в глубинку в поисках «настоящей России», но нашли там лишь жестокость, алкоголизм и невежество.

Значение регионов растет, но пока еще вышло очень мало аналитических отчетов, посвященных внутренним регионам России. Большинство аналитиков фиксируются на Москве и Санкт-Петербурге – крупнейших городах не только России, но и Европы (оба считаются отдельными регионами в федеральной структуре России). Суммарное население этих городов больше, чем большинства стран бывшего Советского Союза и Центральной Европы.

Прибавьте к этому тот факт, что около 80 процентов населения России живут в европейской части страны, граница которой проходит по низким Уральским горам, и нет ничего удивительного в том, что среди других городов, упоминаемых инвесторами, на слуху, чаще всего, оказываются Ростов-на-Дону, Самара и Нижний Новгород.

В экономической структуре России тоже лишь несколько регионов, но парочка из них находится за пределами Европы, в малонаселенной азиатской части России. Из 83 регионов России (их число уменьшилось с 89 в результате административных реформ Владимира Путина), 14 регионов были чистыми донорами федерального бюджета, в то время как остальным требовалась помощь центра.

Это привело к политическим проблемам: хотя вклад розницы в европейской части России значителен, настоящие добытчики – это нефтедобывающие регионы Сибири, такие как Тимано-Печорский регион и Тюмень, и полуавтономные республики, вроде Татарстана и Башкортостана, которые в конце 1990-х чуть не откололись от федерации вместе с Дальними Востоком, но этим попыткам решительно воспротивился Путин.

Регионы откатываются назад

Кризис навредил региональному развитию России гораздо больше, чем навредил стране в целом, и вбил новый клин между центром и периферией. «Кризис затормозил потребительский и инвестиционный спрос во всех регионах», - сообщил Deutsche Bank в редком посвященном российским регионам отчете, который был выпущен в сентябре. Например, в Москве цены на недвижимость неплохо удержались, упав всего на 10-20% по сравнению с докризисными уровнями, а в некоторых удаленных регионах случился настоящий обвал.

Аналитики из банка «Уралсиб» также замечают, что падение не стало равномерным по всей стране. «Кризис значительно увеличил региональное неравенство в социальной, финансовой и экономической сферах». За первые четыре месяца 2009 года (в самый разгар кризиса) реальные доходы выросли в 31 из 83 российских регионов и упали в остальных 52.

Больше всего от кризиса пострадали два типа регионов: те, что уже отставали, и те, где промышленность не связана с производством энергоресурсов. «Области, традиционно бывшие наименее развитыми – такие как маленькие этнические республики на Кавказе или в Поволжье – испытали дальнейшее снижение уровня жизни населения. В то же время, в богатейших регионах России, падение уровня жизни было менее заметным», - говорится в отчете «Уралсиба».

Эти регионы, такие как Чечня и Ингушетия, уже страдали от самого высокого уровня безработицы и самого низкого уровня жизни в России. Еще одна маленькая этническая республика – Тува, она расположен на границе с Монголией, и находится в самом конце Индекса человеческого развития ООН.

Крупнейшее падение реальных доходов было зарегистрировано в промышленных регионах и регионах, производящих сырье, не имеющие отношения к энергетике. «Мировой финансовый кризис оказал катастрофическое воздействие на промышленную динамику некоторых крупных индустриализованных регионов, особенно тех, где высока концентрация угольных и металлургических предприятий», - пишет «Уралсиб».

Особенно жесткий удар был нанесен по регионам с крупными металлургическими заводами – таким, как Челябинская и Липецкая область – а также по регионам, зависящим от одной-единственной отрасли или группы связанных отраслей. Значительное падение реальных доходов было также зарегистрировано в таких промышленных центрах, как Калининград и Рязань. Самый высокий уровень безработицы был зарегистрирован в Приволжском, Уральском и Северо-западном федеральных округах.

Регионы также пострадали от структуры местной экономики, оставшейся в наследство от централизованной сталинской системы. В бюджете на 2010 год Путин выделил специальные суммы на поддержку 400 российских «моногородов», в которых местная экономика подчинена одному гигантскому заводу. Самым очевидным примером является город Тольятти в Самарской области, где расположен АвтоВАЗ, уже сообщивший, что в новом году уволит более 21 тысячи рабочих. Социальная напряженность также ощущается в Магнитогорске (Челябинская область), где находится гигантский металлургический завод.

Государство спешит на помощь

Мало, кто осознает сложность проблемы, стоящей перед Кремлем. В одном из своих обращений в бытность президентом, Путин подвел итог: «Наша страна богата, но наш народ беден».

К этому ему следовало бы добавить, что уровень бедности среднестатистического россиянина во многом зависит от того, где он живет. Кремлевские элиты по-прежнему боятся радикализации населения, и поэтому заливают в самые отсталые регионы федеральные средства. По данным Deutsche Bank, экономический спад усилил давление на региональные бюджеты, пострадавшие от снижения налоговых доходов. «Общие региональные доходы, включая трансферты из федерального бюджета, снизились в первой половине этого года на 14% по сравнению с предыдущим годом, в то время как расходы за тот же период выросли на 20%», - говорится в отчете.

Аналитики «Уралсиба» отмечают, что уровень безработицы и социального напряжения гораздо хуже на юге и в удаленных северных областях, чем в центральной России, где расположены многие из богатейших регионов страны. Одним из последствий стало увеличение террористических атак на Кавказе. «Ухудшающаяся социальная ситуация создала предпосылки для роста экстремизма на Кавказе, что объясняет недавнее увеличение числа терактов в Ингушетии и Чечне, - говорится в отчете. – Чрезвычайно высокая концентрация богатства и политико-экономической власти в России несет в себе потенциальную угрозу».

Поддержка регионов истощает предполагаемую инфраструктурную программу Кремля стоимостью в 1 триллионов долларов, которая на сегодняшний день заморожена, а также другие долгосрочные проекты развития. Социальные расходы «увеличили давление на и без того растянутые финансы федерального правительства, заставляя кабинет министров перенаправлять крупные суммы денег от инфраструктурных программ на социальные программы и программы по обеспечению занятости», - говорят аналитики «Уралсиба». Нужно заметить, что в этом они успешны – в то время, как в большинстве стран мира уровень безработицы растет, в России он уже падает.

Региональные победители

Тем не менее, не все новости так уж и плохи: некоторые регионы выйдут из кризиса победителями.

Москва и богатая нефтью Тюменская область – это два самых богатых региона России, где среднедушевой доход превышает средний по стране более, чем в два раза – это же было верно и в советские времена. В 2007 году вклад Москвы составил 24 процента от общего ВВП России, в то время как ВРП (валовой региональный продукт) равнялся 274 миллиардам долларов, по данным Deutsche Bank. Москва – это финансовый центр России, и основанная масса всего импорта, экспорта и инвестиций проходит через Москву. Тюмень – это центр нефтегазовой промышленности России. Благодаря своим огромным запасам природных ресурсов и маленькому населению, среднедушевой ВРП этой области достиг в 2007 году 27 тысяч долларов, что сильно превышает среднедушевой ВВП страны, находившийся в то время на уровне 6300 долларов.

В общем и целом, Deutsche Bank указывает на девять регионов, обладающих наилучшим инвестиционным климатом. Эти расчеты сделаны на их высоком инвестиционном потенциале и низком инвестиционном риске. Этими регионами являются Москва и Московская область, Санкт-Петербург, Самарская область, Краснодарский край, Нижегородская область, Татарстан, Ростовская область и Башкортостан. Вместе эти регионы производят 45% ВВП России и за период 2000-2007 годов демонстрировали рост ВРП на уровне 5,8-10,3% в год. Эти девять регионов объединяют две вещи: все они находятся в европейской части России, и именно здесь находятся 7 из 11 российских городов-миллиоников. Однако их экономическая мощь основана на очень разных отраслях – сельском хозяйстве, добывающей отрасли, розничной торговле и промышленности.
Источник: ИноСМИ

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.