Ралли на широкую ногу

До недавнего времени автомобильные путешествия по России можно было разделить на три вида: нудные пробеги к пляжу типа Москва--Сочи; местные обзорные вояжи по системе rent-a-car; спортивные и параспортивные ралли- и трофи-рейды. А вот путешествия класса "люкс" во внедорожном формате -- явление новое. Совмещение экстрима с комфортом стоит дорого, зато может стать самым запоминающимся приключением для автомобилистов, обремененных пухлым кошельком и таким же животиком, убедился корреспондент "Денег" Сергей Голубцов.

Последствия "Бури в пустыне"

Идея автопробега на внедорожниках, совмещающего комфорт и элементы экстремального вождения (чуть-чуть от ралли, чуть-чуть от трофи и совсем чуть-чуть от триала, когда препятствия непреодолимы без вспомогательных средств), в том или ином виде сформулирована за рубежом. В частности, в Германии, Испании, Австралии, ЮАР широко практикуются автомобильные туры формата "сафари". Клиент платит, и его везут по специально проторенным стежкам-дорожкам в горах, саваннах, пустынях среди камней, кактусов или другой соответствующей растительности. Как правило, время мероприятия ограничивается одним световым днем, дабы избежать неудобного ночлега в условиях дикой природы. Местами гостю дают порулить, местами ему позволяют поддомкратить машину или подержаться за трос лебедки. Техника при этом используется отнюдь не "нулевая", а весьма подержанная и некомфортная -- так дешевле в страховых случаях.

Россия с ее просторами выглядит образцовой площадкой для подобных путешествий: уникальное сочетание дорог и бездорожья, дикой природы и цивильного комфорта, смена ландшафтов, россыпь исторических и культурных ценностей... Все бы хорошо, но, согласитесь, мало у кого найдется две-три недели свободного времени, чтобы получить удовольствие от этого сочетания в полном объеме.

Втиснуть комфорт вкупе с экстримом в приемлемые временные рамки первыми попытались энтузиасты из компании "Эксперты приключений". Проект под названием Hummer Academy стартовал этим летом. Содержимое продукта, предлагаемого состоятельным автомобилистам, так и называется -- комфортный экстрим: на руки клиентам выдаются машины Hummer, самые пафосные в семействе off-road,-- и в путь.

Программы, как и маршрут внедорожного приключения, могут быть самыми разными, вплоть до индивидуальных пожеланий участников. Зато "программное обеспечение" едино. Во-первых, автопробег укладывается в три-четыре дня (выходные плюс отгул за свой счет). Во-вторых, ночлег вместе с питанием организуется в условиях гостиниц уровнем не ниже "три звезды" по европейским меркам и обязательно в интересных с точки зрения истории местах. В-третьих, дорожная карта составляется так, чтобы за день команда и вкусила шоссейной скорости, и нахлебалась лиха на пересеченной местности и в упражнении "GPS-навигация". Плюс по желанию дополнительное обеспечение остроты ощущений. Имеются в виду прыжки со страховкой с древней башни, проход через подземелье, заезды наперегонки с боевыми машинами пехоты и т. п. Ну и в-четвертых, комфорт за рулем. Даже если сработает правило "чем тяжелее джип, тем дальше бежать за трактором", ночлег в салоне этого "американца" вполне комфортен: при росте до 170 см можно удобно расположиться поперек кабины.

Впрочем, Hummer бывают разные. Hummer H1 -- чисто военная машина. Существует заблуждение, что "первый" Hummer готовился под натовскую операцию "Буря в пустыне". Между тем автомобиль был спроектирован лет за десять до 17 января 1991 года, просто особенно хорошо проявил себя в песках Кувейта. Через год после "Бури" родилась гражданская версия H1. В России таких теперь единицы, и их хозяевам можно посочувствовать: машина тяжелая, громоздкая и неудобная в управлении. Например, шахта под моторный отсек и трансмиссию проходит аккурат посреди салона, так что водитель и передний пассажир располагаются друг от друга на расстоянии вытянутой руки. Езда по ухабам жесткая, как на армейской версии УАЗ-31512, причем колея в 250 см совпадает со следом от КамАЗа.

Компания General Motors (GM) учла пожелания трудящихся, и два года назад на российский рынок пришла вполне цивильная версия Hummer с шильдиком H2. Например, уменьшилась колесная колея (до 225 см, что намеренно не вписывается ни в какие стандарты -- в частности, так машина лучше ползет по лесовозным просекам: один борт в колее, другой -- посреди, для увеличения проходимости). И наконец, в апреле этого года в Калининграде на заводе "Автотор", где собираются американские Hummer (а также немецкие BMW, корейские KIA и китайские Admiral), состоялась презентация Hummer H3 (в присутствии самого Боба Лутца, вице-президента GM). H3 -- это уже ни в какие ворота. Вернее, в любые. Из немаленького H2 весом 3,5 т получился "хаммереныш" массой около 2800 кг -- правда, узнаваемый облик Hummer (приплюснутая крыша, большие колеса и клиренс) сохранен. Кроме того, цена приблизилась к средней для больших внедорожников цифре -- $50 тыс. H1 (недавно снят с производства) и H2 в базовой комплектации стоят порядка $80 тыс., с дополнительными опциями -- до $120 тыс.


Область философии

Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз подслушать. В разгар лета компания "Эксперты приключений" организовала пилотную экспедицию на трех Hummer H2 в формате "комфортный экстрим" по Калининградской области. В группу отчаянных, но ленивых драйверов затесался и корреспондент "Денег", который ничего не имел против комфорта, зато к слову "экстрим" отнесся очень настороженно. Впрочем, глава компании Борислав Казанкин уверял, что почти в 1000-километровом маршруте продумано все до мелочей. Полеты на веревке с башни и диггерство в сапах (подземных ходах) времен двух мировых войн контролируют альпинисты-профессионалы, а за местное бездорожье отвечает клуб калининградских джиперов "4 х 4 Дикий Запад". Кроме того, Борислав Казанкин поведал, что корпоративные рейды на Hummer по западному анклаву России планируется проводить как на собственных авто клиентов, так и на арендованных на условиях тест-драйва. Заявленная стоимость пробега в рамках уикенда -- $3,5-4 тыс., в зависимости от того, свой или арендованный у GM Hummer будет задействован. В любом случае мероприятие подразумевает некоторую клубность по английскому принципу "прочь, непосвященные".

Наш пробег начался, естественно, с Калининграда. В городе нам встретился единственный за всю поездку чужой Hummer. Но мы были круче: три черных монстра с горящими фарами выглядят очень убедительно. Едущий нам навстречу, таким образом, уподобился даме в эксклюзивном, как она предполагала, платье, увидевшей на вечернем приеме группу незнакомок точно в таких же нарядах.

Между тем ведущий нашей автокавалькады, финансовый директор клуба "Дикий Запад" Алексей Фонарев, рассказывал по рации, что от прежней столицы Восточной Пруссии ничего не осталось. Через 60 лет после штурма Кенигсберга войсками маршала Василевского (а до этого было ковровое бомбометание англо-американской авиации) город предстает в чисто советском стиле: хрущевки, проспект Ленина, улица Чапаева... Смешно выглядят 30-летний небоскребный долгострой облсовета на фундаменте средневекового замка (фундамент не выдержал позора и дал трещину), а также мост над центральной улицей, упирающийся одним концом в стену дома и ведущий в никуда. После войны немцев из Калининградской области депортировали, а все, что было связано с "неметчиной", принялись уничтожать. Впрочем, от жемчужины Балтики Кенигсберга мало что осталось еще до того, в частности разгромленный собор, где находится могила Иммануила Канта. Недавно кафедрал на острове Кнайпхоф посреди реки Прегель отстроили заново -- на немецкие деньги. Критик чистого разума наверняка счел бы эту идею разумной. Так или иначе, захотелось немедленно ударить автопробегом по идее фикс великого философа -- отрицанию познаваемости объективного мира.

В чем-то основатель критического идеализма прав. Объективно познаваемый мир закончился сразу за кольцевой автодорогой -- пошел сплошной сюр в стиле Тарковского. Например, форт #5, один из 15 неприступных бастионов, окружавших Кенигсберг с конца XIX века. Толщина гранитно-бетонных стен капониров вокруг форта -- 2 м, глубина рва -- 2,5 м. Вокруг -- запустение, в земле -- косточки русских солдат. А вот полуразрушенная башня Бисмарка -- местное население заманивает сюда туристов легендой: дескать, здесь неоднократно бывал великий Железный Канцлер, создавший из разрозненных германских земель сильнейшее государство. На самом деле таких именных башен в Восточной Пруссии около десятка, и построены они только в начале XX века. Между прочим, Отто фон Бисмарк завещал потомкам никогда ни при каких обстоятельствах не воевать с Россией. Потомки назвали в его честь башни, но завещание пропустили мимо ушей.

Еще один элемент областного сюрреализма -- старая берлинская трасса, автомобильная жила, связывавшая столицу с Восточной Пруссией. Опять дорога в никуда. Параллельно в 20 м правее проложено современное асфальтовое шоссе. По нему мы разгоняем машины до 160 км/ч (кстати, очень некомфортно: на скорости за 120 км/ч Hummer как российской, так и американской сборки начинают трещать крышей и жрать бензин в неприличном количестве -- более 30 л на "сотню" против 17 на крейсерской скорости 100 км/ч). Но вот асфальт кончается, а через 5 км кончается и бетон. Перед нами колючая проволока поперек ограбленной (в смысле располосованной граблями, а не разграбленной -- грабить нечего) полосы отчуждения на польской границе. Какие-то электрические провода на "колючке", вокруг ни души, только коростели кричат в лугах. Впечатление!

Совершенно иная картина в 30 км, у города Багратионовск (бывший Прейсиш-Эйлау), где сегодня расположен один из КПП на границе с Польшей: огромная автомобильная очередь и множество мелкооптовых точек, торгующих водкой, за ней сюда ездят поляки.

На западе области другая жизнь -- соленая, дисциплинированная. Крупнейшая военно-морская база времен второй мировой, немецкий город Пиллау логично переименован в Балтийск и ныне является одним из главных форпостов российского ВМФ на Балтике. Четверть часа переправы (все по-взрослому: с сильной качкой и сочным матом капитана) -- и мы съезжаем на наших Hummer по аппарели парома на Балтийскую косу. Эта полоска земли шириной не больше километра, разделяющая Гданьский и Калининградский (бывший Фришес-Хафф) заливы, некогда служила стратегической полосой препятствий для возможного противника. Сначала здесь хозяйничали немцы, нашпиговавшие дюны орудиями крупного калибра, подземными коммуникациями и даже аэродромами. Затем пришли наши и продолжили милитаристскую эксплуатацию косы. А потом, с началом эпохи президентства в России, пришли варвары -- "черные" копатели и искатели черных металлов и унесли все, что можно унести, вплоть до чугунных фонарных столбов.

Здесь нас ждала натура в стиле постиндастриал: десятки разрушенных ангаров под гидросамолеты люфтваффе, заросшие взлетно-посадочные полосы, железобетон артиллерийских площадок. А еще ждало приключение в фашистском бункере под названием "выберись сам": нужно было залезть в бункер и без фонаря под землей выбраться на берег залива. Ощущения острые. Лаз петляет, уходит то влево, то вправо, порой поворачивает на 180 градусов, сужается, идет под уклон. Причем темнота такая, что глаз не привыкнет и за час. Единственная подсказка: чтобы выбраться, нужно скользить ладонью по правой стенке сапы.

Другое испытание для путешественников-хаммеристов -- прыжок с 20-метровой башни гидросамолетного ангара. Страшно уже подниматься по узкой лестнице без перил. Еще страшнее наверху. Хоть и знаешь, что привязан упругим фалом и одна-две секунды свободного полета до растущего внизу дерева ничем не чреваты, преодолеть психологический барьер и сигануть вниз это не помогает. Затея на любителя.

Танки, лошади, янтарь

Другая коса, Куршская, стартует на северо-западе области в районе Зеленоградска (бывший Кранц, одно из немногих местечек, уцелевших в войну и сохранивших архитектуру досоветской эпохи) и пересекает границу с Литвой. Часть пути до Куршской косы мы двигались по песчаному взморью, буквально по полосе прибоя. Был шторм, прилив все плотнее прижимал нас к прибрежному кустарнику -- перспектива застрять на 3,5-тонной машине не радовала. Но все обошлось. Мы приспустили давление в шинах до 0,8 атмосферы и понеслись по мокрому песку аки посуху. По дороге собирали янтарь (лично я нашел два кусочка) и занимались благотворительностью: вытаскивали из плывунов засевшие Nissan и Toyota. В городе Янтарный (бывший Пальмникен), где находится единственное в мире предприятие по добыче и обработке янтаря, накупили изящных вещиц по предложениям, от которых не смогли отказаться.

Что касается условий проживания (три ночи), тут организаторы постарались как для себя. Например, на Куршской косе команда заночевала в бревенчатом отеле "Постоялый двор" -- двухэтажном срубе, замечательном прежними постояльцами, сильными мира сего. Так, к одному из седалищ в ресторане была приделана табличка "На этом стуле 27 июня 2003 года сидел Владимир Владимирович Путин". Другой стул удостоился аналогичной чести от Владимира Жириновского, третий -- от Валентины Матвиенко. Я занял "трон" из-под Жириновского. Еще из впечатлений -- водочка под парные угри. Мы пытались выяснить, как, кто и почем расплачивался за меню этого ареопага. Тайна, покрытая мраком: якобы дама-метрдотель, руководившая рестораном в ночь с 27 на 28 июня три года назад, вскоре уволилась вместе с осчастливленными официантками.

Другой запоминающийся приют имел место в городке Черняховске (бывший Инстербург). Ночевали в гостинице с вековой историей. На этих землях были выведены знаменитые на весь мир лошади -- тракененцы. Древние конюшни не уступают монументальностью замковым сооружениям, и селекция в них продолжается. Глубокой ночью в глубоком подземелье замка мы наблюдали шоу а-ля расцвет пруссов -- с факелами и нешуточным боем на мечах (не много ли подземелий за три дня?!), а поутру желающие и еще могущие держаться в седле отправились на конную прогулку. Часовой пробег верхом ранним утром запомнился боем перепелов, то и дело вспархивающих из-под копыт.

В целом пилотный проект Hummer Academy оказался намного более впечатляющим, чем исторический автопробег Арбатов--Черноморск. При сохранении авантюры команда пополнила запас эрудиции и отточила водительское мастерство. За неполных четверо суток наша компания успела насладиться и комфортом, и дикой природой (волшебный сон охотника -- очумелые зайцы, выскакивающие из-под колес, улепетывающие прочь, напуганные галогеновыми софитами косули), и экстремальным вождением. Hummer днищами выламывали гранитные булыжники из разбитых дорог и форсировали Мазурский канал глубиной 5 м (конечно, воды в нем давно нет, но поросшие лесом крутые берега взять штурмом было весьма сложно -- на защите картеров образовались миллиметровые задиры). Более того, на каком-то полигоне мы поменялись водительскими сиденьями с танкистами, которые в своих промасленных комбинезонах пачкали кожу роскошных салонов Hummer, а мы, в свою очередь, пачкались в Т-72, азартно крутя башни и наводя пушки.
Источник: Коммерсантъ-Деньги

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.