Леонид Ткаченко: От халявщиков всегда старался избавляться

Все новости по теме: Балтика
С главным тренером «Динамо» мы встретились в клубном офисе на Васильевском острове. Леонид Иванович приехал не один, а с новобранцем бело-голубых, молодым защитником фарм-клуба «Балтики» Кириллом Марущаком.

– Хороший парень, обязательно должен заиграть, – говорит Леонид Иванович. – Подписываем с ним контракт.

В этот же день Ткаченко улетел в Калининград. Улетел, чтобы вернуться в середине января. Еще на год тренер продлил свои отношения с клубом. Пока же мы решили вспомнить дела давно минувших дней. Футбольная биография 54-летнего специалиста в основном связана с двумя городами: Калининградом и Харьковом. Впрочем, Ткаченко верит, что через несколько лет о работе в Санкт-Петербурге будет вспоминать с теплотой.

На тренировку – последними, в кассу – первыми

– Леонид Иванович, третье место «Динамо» в турнире зоны «Запад» вас разочаровало? Могли ведь реально претендовать на повышение в классе?

– Вряд ли. Мы даже оказались в таблице выше потенциальных возможностей команды.

– Поясните вашу позицию.

– В своей тренерской работе я всегда уделял особое внимание созданию особого микроклимата в коллективе. С большинством из нынешних футболистов «Динамо» не удалось этого сделать. По окончании сезона мне даже не хотелось где-то собраться, попрощаться перед отпуском.

– На то были серьезные причины?

– За четыре месяца работы я видел лица некоторых игроков (я не говорю, конечно же, обо всех ребятах). Они воспринимают футбол «принудиловкой». На тренировку выходят последними, а в кассу бегут первыми. Поэтому мы и решили в межсезонье устроить кадровую революцию.

– Хочется верить, что не все так мрачно?

– Могу сказать самые добрые слова в адрес Андрея Кондрашова. Несмотря на проблемы со спиной, он тащил на себе команду, был ее лидером. Предстоящий сезон Андрюша начнет в новой роли – играющего тренера. Скорее всего, он не будет выходить на поле.

– С футболистами все более или менее понятно, а как складываются ваши отношения с руководством клуба?

– Руководители – люди сложные, в этом я убедился за 30 с лишним лет работы в футболе. Однако с президентом Леонидом Цапу мы находим общий язык. Что меня подкупает? Деньги в «Динамо» выплачивают рядовые, по меркам второй лиги. Однако делается это настолько пунктуально…

– Что вас приятно и неприятно удивило за период работы в Петербурге?

– Великолепный город Санкт-Петербург приятно удивил, в первую очередь. Убежден, что Питер обязан иметь своего представителя в первом дивизионе. Впрочем, был поражен отсутствием каких-либо условий для тренировочного процесса. Либо строгое ограничение по времени, либо непомерные финансовые требования арендаторов. У «Динамо» нет собственной базы. Это – еще один негативный момент. Мне кажется, город должен идти на какие-то уступки своей команде.

– Однако губернатор Петербурга Валентина Матвиенко торжественно вручила «Динамо» новенький, суперсовременный автобус. Это ли не помощь со стороны города?

– Разумеется! Я же говорю обо всей инфраструктуре футбольного клуба. Автобус – это здорово! В Калининграде, начиная с 1996 года, два мэра города и три губернатора обещали мне автобус. Разговоры так и остались разговорами.

Привел в «Металлист» настоящего бандита

– Вы родом из Калининграда, но своей футбольной родиной считаете Харьков. Какими ветрами вас занесло в Украину?

– В 1973 году я заканчивал службу в армии. В Союзе проводилось потрясающее соревнование – первенство Вооруженных сил. Селекционеры на турниры роем слетались. Вот и меня взяли на карандаш тренеры житомирского «Автомобилиста». В Украине был настоящий расцвет футбола. Едва ли не каждая шахта, завод или колхоз имели свою футбольную команду. Целая зона во второй лиге была украинской! Поиграв два с половиной сезона в Житомире, получил приглашение из харьковского «Металлиста». Именно в этой команде прошли мои лучшие годы. Харьков и по сей день остается футбольной альма-матер.

– Ваша самостоятельная тренерская работа в «Металлисте» началась благодаря перестройке, гласности, плюрализму. Эти формулировки прочно вошли в обиход советского человека в конце 1980-х. Вот и футболисты решили снять легендарного тренера Евгения Лемешко, выразив мэтру недоверие.

– Ребята были недовольны методами управления командой Лемешко. Вы правильно сказали – пошли такие времена… Если раньше тренер мог зацепить игрока, а иногда и унизить словечком, задеть какие-то сокровенные нотки, то с перестройкой такие вещи уже не проходили. Филиппыч почувствовал, что ребята на нервах, написал заявление, но уходить не собирался (это я точно знаю!). Однако руководство неожиданно заявление «подмахнуло». Вскоре мне поступило предложение возглавить «Металлист».

– Сомнения не терзали? Все-таки в 35 лет встать у руля команды высшей лиги чемпионата СССР…

– Вы еще не знаете окончания той истории. Через какое-то время команда и тренерский штаб пришли просить Лемешко вернуться. Однако Филиппыч, мудрейший человек, понял, что нужно уходить. Он и меня напутствовал – иди, сынок, работай, я тебя благословляю. А к самостоятельной работе я был готов. Отпустил вожжи, раскрепостил ребят. В итоге мы заняли 7-е место, а могли подняться в зону еврокубков, если бы многоуважаемый глава инспекторского комитета РФС, а в то время арбитр Алексей Спирин не «убил» нас в игре с «Черноморцем».

– Сезон 1992 года стал «лебединой песней» тренера Ткаченко в Харькове. В одном из интервью вы обмолвились, что привели в «Металлист» человека, за несколько лет поставившего харьковский футбол на колени.

– Так и произошло. Сейчас у меня дома в Калининграде висит на стене фотография «Металлиста», где мы на сборах во Франции. Как жалко, что команду не удалось сохранить. Нас называли командой «дома пионеров». Однако благодетель «Металлиста» – завод имени Малышева – стал «загибаться». Конверсия. Нужно было искать другие источники финансирования. Мне порекомендовали успешного бизнесмена Дмитрия Дроздника. Ценой огромных усилий удалось уговорить власти Харькова отдать команду. Оказалось же, что я привел в клуб настоящего бандита! Через два месяца он выкинул меня из команды. А вскоре начал реализацию своего плана по распродаже «Металлиста». Буквально за год Дроздник с «братвой» превратили «Металлист» в пепел.

– Как я понимаю, к этой ситуации вы отнеслись философски. По крайней мере, в запой не ушли, а отправились в Хмельницкую область, в райцентр Шепетовка.

– В запой не ушел – это точно (смеется). А в Шепетовке оказался совершенно случайно. По рекомендации президента украинской федерации Виктора Банникова, вечная ему память, я оформлялся на работу в Ирак. У меня был практически подписан контракт с лучшим клубом страны – «Фуладом». Зарплату обещали космическую по тем временам – три тысячи долларов. Однако накануне вылета в Багдад Банников сообщил, что со мной хочет поговорить некто Джумбер Нишнианидзе – президент шепетовского «Темпа». Джумбер Григорьевич вцепился в меня словно клещ и сумел уговорить.

– Уговорить – это вы лукавите. По всему бывшему Союзу ходили слухи о заоблачных зарплатах, которые выплачивал господин президент…

– Смотря по каким критериям. В те годы я мог прожить с семьей безбедно на 100 долларов в месяц. Нишнианидзе создал просто-таки уникальную команду, бескорыстно вложив деньги в футбол. Полмиллиона долларов у «Темпа» был бюджет. Команда существовала на деньги одного человека! Что такое Шепетовка? Это сельский быт, никаких условий для тренировок и восстановления игроков. Жили мы в заброшенном пионерском лагере, поначалу даже без электричества. Поле президент сделал буквально за три месяца. Я возглавил «Темп», когда команда шла в тройке первой лиги, а на следующий год мы обыграли «Днепр», «Шахтер» и сыграли вничью в Киеве с «Динамо»! А главное – вынесли «Металлист» в первую лигу. Тот матч для меня был сверхпринципиальным.

– Правда, что футболисты выстраивались в очередь, чтобы играть в «Темпе»?

– Можно и так сказать. Жора Кондратьев – чемпион СССР, в прошлом игрок сборной, приезжал из Минска на электричке с двумя пересадками. Сергей Скаченко перебрался в Шепетовку из московского «Торпедо». Грузинская диаспора добавляла колорита. Таких футболистов, как братья Капанадзе, я больше на своем футбольном веку не встречал.

– Что же это был за бизнес у Нишнианидзе?

– Джумбер владел конторой по изготовлению памятников, небольшим мясокомбинатом, автоколонной, монтажно-строительным кооперативом – для воркутинцев строил дома в Шепетовке. Кстати, он сам несколько лет провел в тех краях – в местах не столь отдаленных…

– Почему же уже в 1995-м «Темп» приказал долго жить? На сегодняшней футбольной карте Украины Шепетовка не обозначена.

– Бизнес – это лотерея. Сегодня ты на белом «Мерседесе», а завтра… С огромной теплотой вспоминаю этого человека. Больше пяти лет мы с ним не виделись. Сейчас он совершенно больной, к тому же остался без денег. Когда я работал в Саратове – помогал Джумберу материально. Затем связь оборвалась.

«Балтику» уничтожил дефолт

– В 1995-м вы окончательно попрощались с Харьковом: продали и квартиру, и дачу, и машину… Решение о возвращении в Калининград далось тяжело?

– Во-первых, никакой дачи у меня не было. Дача – это загородная база «Металлиста». Расставание с Харьковом стало личной трагедией. Настолько комфортно чувствовал себя в этом городе. Если бы не Дроздник, не исключаю, что и сегодня бы работал на Украине. Получилось, что вернулся к истокам – в Калининград. Такова, видимо, судьба. В середине 1990-х там открыли свободную экономическую зону. Регион стал развиваться семимильными темпами. Я почувствовал, что смогу себя реализовать в «Балтике». Кстати, руководство клуба, приглашая меня, убило сразу двух зайцев. Знали, что «перетащу» с Украины квалифицированных игроков. Это было фантастическое время! Мы могли обыграть любого при поддержке переполненных трибун. Даже поиграли в Кубке Интертото. Сгубил команду дефолт августа 1998-го. «Балтика» была бюджетным клубом, ей стало тяжело экономически конкурировать с соперниками. Вообще, «Балтика» – это моя любовь и мои страдания!

– Видимо, речь идет о вашем расставании с Калининградом в прошлом году. Вы вернули команду в первую лигу, но почему-то вновь пришлось уходить?

– Не сложились у меня отношения с гендиректором Фадиным. Мой принцип: если ребята, выходя на поле, работают по максимуму, то я всегда буду на их стороне. В то же время от халявщиков, повторюсь, избавляюсь. В Калининграде действительно удалось сделать многое, «Балтика» выступала даже лучше, чем от нее ожидали, заняв 14-е место. Но, к сожалению, наши финансовые возможности оказались скудными, а во втором круге господин Фадин начал искусственно тормозить команду. Перестал платить премиальные, хотя средства были. В результате созрел конфликт. Позже удалось заставить руководство выплатить все долги, что обернулось массовым исходом ребят из «Балтики». Боссам это пришлось не по душе, они приняли сторону гендиректора.

– Вам пришлось добиваться справедливости через суд?...

– По всем статьям суд признал действия по моему увольнению неправомочными. Мне выплатили положенную компенсацию.

Досье «90 минут»

Леонид Ткаченко
Родился 1 октября 1953 года
Амплуа – полузащитник
Клубная карьера: «Балтика» (Калининград) – 1971, «Машиностроитель» (Калининград) – 1971–1972, «Автомобилист» (Житомир) – 1975–1976; «Металлист» (Харьков) – 1978–1984.
Тренерская карьера: «Металлист» (Харьков) 1984–1988 (тренер), 1989–1992 и 2000 (главный тренер), «Темп» (Шепетовка) – 1993–1994; «Балтика» (Калининград) – 1995–1998, «Сокол» (Саратов) – 1999, 2002–2003, «Анжи» (Махачкала) 2001–2002; «Балтика» (Калининград) – 2005–2006.
Тренер сборной Украины – 1992.
В июле 2007 года возглавил «Динамо» (Санкт-Петербург).
Источник: Невский Спорт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.