Деньги без запаха, цвета и шелеста

Деловой Интернет все-таки выжил и быстро идет на поправку. Слухи о его неизбежной кончине оказались сильно преувеличенными, и сегодня многочисленные консилиумы разнообразных экспертов в один голос свидетельствуют о том, что, тяжело переболев эпидемией дот-комов и с еще большим трудом перенеся глобальный кризис высоких технологий, он сейчас стремительно набирает силы и вступает в эпоху своей физической зрелости полным энергии и желания еще шире и глубже вторгаться в уже освоенные и пока неизведанные отрасли хозяйства. Сетевое экономическое пространство становится все более привлекательным для предпринимателей, стремящихся к повышению эффективности бизнес-операций, развитию партнерских связей, оптимизации взаимоотношений с клиентами и сокращению всяческих затрат. И если безналичные расчеты были придуманы с целью минимизации издержек денежного обращения, то «виртуальность» электронных платежных процедур сводит эти издержки практически к нулю, превращая деньги в некую совершенно бесплотную субстанцию, лишенную не только запаха, но также и любых других физических свойств: тяжести, цвета, звона или шелеста. У онлайновых денег остаются только действительно необходимые им качества — меновая стоимость и рыночная цена.

«Лет через пять каждая компания превратится в интернет-компанию либо вообще перестанет существовать», — категорично заявляет теперь председатель совета директоров Intel Эндрю Гроув, который еще совсем недавно предостерегал ретивых дебютантов от всевозможных тягот и проблем вступления на путь web-бизнеса. Новые технические решения, новые организационные средства, новые методы управления и новые подходы к оценке их продуктивности — весь этот комплект онлайновых инструментов все активнее востребуется руководителями современных корпораций и все острее ставит перед ними вопрос о перспективах использования столь мощного арсенала для повышения доходности и прибыльности любой коммерции.

Взгляд за горизонт

«Как высоки небеса и насколько необъятны горизонты?» — вопрошает в этой связи именитый медиапромышленный авторитет Барри Диллер, возглавляющий нынче концерн InterActiveCorp., в состав которого входит известная фирма Expedia.com и ряд других крупных сетевых структур. Вполне конкретным и весьма впечатляющим ответом на этот риторический вопрос выглядят результаты исследований Gartner Inc., согласно которым за прошлый год количество проведенных через Интернет денежных операций в одних только Соединенных Штатах увеличилось на 97%, а клиентура американских онлайновых банков составила 65 млн. человек. Уж кто-кто, а банкиры очень хорошо умеют считать деньги и извлекать профит, и один только показатель 30-центовой экономии, который может достигаться при переводе каждой денежной транзакции в электронный режим, служит чрезвычайно весомым аргументом в пользу ускоренного развития интернет-технологий именно в банковской сфере.

«Интернет-экономика прогрессирует, и финансовые институты могут и обязаны не упускать возможности оказаться в авангарде этого прогресса», — рассуждает ведущий экономист компании Economy.com Марк Занди. Эту точку зрения разделяют и аналитики агентства Datamonitor: по их прогнозам, к 2005 году 121 млн. граждан Америки и Западной Европы полностью перестроят свои взаимоотношения с банками на онлайновый лад, причем оборот рынка web-банкинга только в пределах ЕС возрастет до 5 млрд. евро.

При этом нельзя забывать, что банкиры уже были в самых передовых рядах «движения за электронную экономику»: еще в начале первого «интернет-бума» преимущества web-технологий в управлении банковскими счетами и операциями стали очевидными для многих кредитно-финансовых организаций. Для банка переход в «виртуальное» пространство означал улучшение практически всей его внутренней системы, совершенствование всей модели ведения бизнеса. По существу, исчезала необходимость затрат, связанных с арендой и содержанием помещений, — ведь для онлайнового сервиса они не нужны. Тотальная автоматизация операционных процессов и передача большинства функций управления клиентскими счетами в руки самих клиентов существенно сокращали численность необходимого персонала, а значит, и расходы на заработную плату.

В итоге себестоимость транзакций уменьшалась в разы, а то и на порядок, и перед банками открывалась перспектива беспрецедентного повышения рентабельности своей работы даже при ограничении обслуживаемой клиентуры кругом частных лиц, размещающих на персональных счетах сравнительно небольшие суммы. Но ведь существовал еще и целый — причем гораздо более выгодный и важный для финансовых учреждений, — слой предприятий, которых, по всем расчетам, в такой же степени, что и индивидуальных клиентов, должна была заинтересовать возможность дистанционного общения с банками, круглосуточная доступность своих счетов и абсолютная «прозрачность» и подконтрольность любых операций с денежными средствами или ценными бумагами. А по мере становления и развития электронной коммерции этот слой стремительно расширялся еще и благодаря количественному росту интернет-компаний, деятельность которых вообще носила исключительно «виртуальный» характер, но как и любая другая предпринимательская деятельность, требовала вполне реального посредничества кредитно-финансовых структур.

Бум номер один

Идеи использования технических преимуществ Интернета в острой конкуренции на рынке финансовых услуг стали воплощаться в жизнь уже в первой половине 90-х гг., и очень скоро вслед за web-отделениями традиционных банков начали возникать и стопроцентно онлайновые банки, несоразмерно малые операционные издержки которых позволили им предлагать клиентам исключительно высокие ставки по депозитам. В соответствии с официальной экономической историей Интернета, первый подобный банк носил название Security First Network Bank и был открыт в Соединенных Штатах 18 октября 1995 г. В течение первого года существования его активы составили 110 млн. долларов, ежемесячный прирост капитала превысил 20%, а количество клиентских счетов перевалило за 10 тысяч.

Не отставали от своих американских коллег и европейские финансисты: к примеру, в активе одного из первых интернет-банков Старого Света — британского Egg — к концу 1999 г. находилось уже 600 тысяч клиентских счетов, и на его долю приходилось 22% всех депозитов банковской системы Соединенного Королевства. Причем такой успех был вполне обоснован — ведь web-портал Egg был способен предложить клиентам практически полный набор сервисов, включая приобретение страховых полисов, торговлю ценными бумагами и финансовый консалтинг. Именно такой комплексный подход помог банку быстрее своих конкурентов пройти период освоения рынка, выйти на уровень безубыточности и стать прибыльным. Даже в течение кризисного 2001 г. Egg смог переломить тенденцию снижения спроса на свои услуги, увеличив за четвертый квартал количество вновь открытых счетов на 129 тысяч и расширив, таким образом, клиентскую базу почти до 2 млн. пользователей. Кроме того, ради упрочения своих и без того весьма твердых позиций, банк предпринял целый ряд шагов к выходу на международную арену, заключив сделку с MSN (специализированным электронно-финансовым подразделением Microsoft во Франции и Германии), в результате чего обеспечил себе степень доходности, достаточную для покрытия издержек на текущие операции, маркетинговые исследования и потерь от невозвращенных кредитов.

К числу ведущих онлайновых банков Европы специалисты относят также Intelligent Finance (электронное подразделение пятого по величине банка Великобритании Halifax Bank of Scotland — HBOS), ввод в действие которого обошелся HBOS в 211 млн. долларов единовременно. Только за первый год работы подразделение принесло банку треть миллиона новых клиентов. Выходу Intelligent Finance на уровень прибыльности способствовало, по мнению экспертов, его активное внедрение в сферу кредитов под залог недвижимости, которая для HBOS не представляла прежде особого интереса. При этом даже лидерам британского финансового общества покой может только сниться: ведь начиная с позапрошлого года, на Острова стало активно проникать электронное брокерское подразделение германского супергиганта Deutsche Bank, развивающего свое широкомасштабное наступление в рамках стратегической программы «общеконтинентального онлайнового присутствия». На волне активизации международного интернет-банкинга к этой области деятельности стали обращаться даже те компании, для которых финансовые операции никогда не являлись профильными. Например, японское правительство в марте 2001 г. выдало соответствующую лицензию и разрешение на открытие онлайнового банка корпорации Sony, и сам факт включения столь авторитетной и популярной фирмы в этот бизнес послужил солидной рекламой web-банковской системе как таковой: только за первый месяц функционирования финансовой интернет-структуры Sony в ней была зарегистрирована 21 тысяча клиентских счетов.
Источник: Инфобизнес

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.