Не место для дискуссий: что не так с обсуждением судьбы Дома Советов

Все новости по теме: Сердце города

В минувшую пятницу в эфир ГТРК «Калининград» вышла программа, посвященная судьбе главного местного долгостроя — Дома Советов. Она состояла из двух частей: так называемого «совещания» с участием врио губернатора Антона Алиханова и нескольких причастных к проекту людей, а также дебатов в студии — ток-шоу, в ходе которого ряд калининградцев попытался обсудить услышанное в первой части. Эта ситуация стала, пожалуй, первой попыткой нового временного главы региона напрямую практически поучаствовать в градостроительной политике, а также позволила предположить, каким образом Алиханов намерен далее вести себя в подобных неоднозначных вопросах. Главный редактор «Нового Калининграда.Ru» попробовал разобраться, что не так в этом «первом подходе к снаряду».

Совещание без обсуждения

Самое очевидно негативное в случившемся в эфире гостелерадиокомпании в минувшую пятницу — подмена понятий. По какой-то неясной причине происходившее как на десятом этаже Дома Советов, так и в студии ГТРК «Калининград» было подано в формате дискуссии. В ходе «совещания» в недостроенном здании бывшие главные архитекторы Калининграда, представитель собственника здания, компании «Протострой», и несколько чиновников областного уровня изображали дискуссию с врио губернатора.

Однако по факту это было простое представление уже сложившейся позиции Антона Алиханова о судьбе Дома Советов, и менять эту позицию вне зависимости от высказанных мнений он явно не намерен. «Юридическая последовательность действий в том числе зависит и от нас. Я думаю, что мы в этом году с учетом договоренности, которая есть с основными бенефициарами и с третьими владельцами, закончим и расчистим ситуацию, свою часть тоже отдадим компании „Протострой“, чтобы они, консолидировав 100%, могли приступить к достройке», — заявил в ходе «совещания» Алиханов. Таким образом, его позиция чёткая и внятная: Дом Советов должен быть достроен его нынешним собственником и, судя по всему, в существующем виде. Все участвовавшие в «совещании» персонажи, включая трёх бывших главных архитекторов Калининграда Александра Башина, Олега Купердяева и Татьяну Кондакову, не просто выражали одобрение позиции губернатора, а горячо её поддерживали.

Предложение каких-либо дебатов после данного заявления выглядит не просто абсурдным, а довольно-таки оскорбительным. Проще и как-то честнее было бы выйти на балкончик, где каждый День города выпивает городская и областная знать, поглядывая на веселящийся у сцены с Газмановым народ, и просто заявить: люди, я так решил, исполняйте.

Чем это чревато?

Поведение врио губернатора в данной ситуации живо вызывает в памяти времена одного из его предшественников — Георгия Бооса. В период его правления диктат был наиболее часто применявшимся способом принятия решений. У Бооса в отношении вопросов развития региона, как экономических, так и социальных, а вместе с ними и политических, было единственно верное мнение: его собственное.

История показала, что вторжение внешнего диктатора не особо по нраву населению, как простым гражданам, так и региональным «элитам». Последние объединились против Бооса «под ковром», первые — вышли на десятитысячный митинг и потребовали его отставки после того, как тот в ультимативном порядке решил повысить ставки транспортного налога. Итог противостояния хорошо известен и вряд ли порадовал как самого Георгия Бооса, лишившегося перспектив второго срока и возможности завершения начатых проектов, так и калининградцев, оказавшихся на шесть лет в «болоте» под руководством Николая Цуканова.

Вопросом остаётся то, насколько единолично принимал решение о судьбе Дома Советов Антон Алиханов; его врио вице-премьера Гарри Гольдман весьма активно участвовал в закрытии проекта «Сердце города» и ликвидации предыдущих наработок по поводу перспектив развития центра Калининграда. Однако в ближайшем окружении Алиханова утверждают, что высказанная в пятницу в эфире ГТРК «Калининград» позиция является личным решением врио губернатора. Видимо, как и формат его донесения до публики — диктат вместо дискуссии.

1022.jpg

Площадка для обсуждения

Немаловажный аспект для комплексного понимания происходящего — площадка, которая была выбрана для озвучивания решения Антона Алиханова по поводу будущего Дома Советов. Площадка как в прямом, так и в переносном смысле слова. Сотрудники ГТРК «Калининград» оборудовали студию прямо в недостроенном здании, на десятом этаже, обогрев его тепловыми пушками и украсив своей фирменной символикой. Подобный кондовый символизм, вероятно, был призван показать, что Дом Советов — прекрасный объект недвижимости и образец архитектуры, который можно использовать по прямому назначению прямо сейчас.

Радикальная позиция руководителя телекомпании Николая Долгачёва по поводу Дома Советов — не новость. Неоднократно, как в эфире собственного медиа, так и в интервью на других площадках он заявлял, что считает этот объект одним из главных символов Калининграда, настаивает на его введении в строй и вообще относится к нему чуть ли не как к памятнику истории.

В пятничном эфире Долгачёв не скрывал своей горячей радости от происходящего, более того — с какой-то неясной целью в «совещании» принимал участие некогда живший в Калининграде, а затем окончательно покинувший город ради федеральной карьеры нынешний главред «России-24» Евгений Бекасов. Ход совещания регулярно прерывался сюжетными вставками, в которых журналисты телекомпании рассказывали о достоинствах Дома Советов, а сам Долгачёв не менее трёх раз подчеркнул, что подобное совещание с участием губернатора проходит в здании впервые в истории. Что, между тем, было искажением фактов: Николай Цуканов вместе с Александром Ярошуком уже поднимались на крышу здания и проводили там выездное совещание.

Таким образом, вместо нейтральной площадки для донесения информации Антон Алиханов воспользовался рупором пропаганды, причём свёрстанной по новейшим правилам российских государственных СМИ — с передёргиванием фактов, тенденциозной подачей и банальным враньём. В частности, в эфире было заявлено, что во всех прошедших градостроительных конкурсах и воркшопах не было ни одного решения, подразумевающего снос Дома Советов. На самом деле — нет. Предложение поставить в центре Калининграда памятник Сталину, которым блогер из Крыма резюмировал ток-шоу в минувшую пятницу, как-то даже комментировать сложно.

Не стоит также забывать о том, что ГТРК «Калининград» щедро финансируется из областного бюджета в рамках госконтрактов, и все эти ужимки и прыжки были оплачены собственно Алихановым. Таким образом, говорить о какой-либо объективной позиции в подаче информации через этот канал попросту не приходится — налицо банальный конфликт интересов.

Чем это чревато?

Доселе Антон Алиханов более-менее успешно изображал до некоторой степени либеральный подход к взаимоотношениям со средствами массовой информации. Был открыт, давал интервью почти всем, кто только его об этом ни просил. И к пропагандистским методам, столь популярным у его предшественников, практически не прибегал.

Чем вызвано такое резкое изменение медиаполитики врио губернатора? Возможно, свою роль сыграло то, что позиция Алиханова и позиция руководителя ГТРК «Калининград» по поводу Дома Советов совпали, а точнее — Николай Долгачёв, как исполнительный чиновник, сформировал свою позицию в соответствии с генеральной линией правительства. Не исключено, что в ситуации с Домом Советов, точкой конфликтов на протяжении не одного десятка лет, Алиханов чувствует себя тактически неуверенно. Поэтому решил вместо обычной открытости и свободной дискуссии включить пропагандистские инструменты.

Как бы то ни было, это очень тревожный сигнал. Человек, который до нынешнего момента заявлял об открытости и отсутствии желания давить на СМИ, в том числе и финансовыми инструментами вроде госконтрактов на освещение деятельности правительства, в важной как для него, так и для всех жителей областного центра ситуации прибегает к низкосортной пропаганде. Так как это происходит лишь на четвёртый месяц его работы в качестве врио губернатора, остаётся лишь предполагать, насколько далеко он может зайти в чуть более критических моментах. И до чего дойти к началу предвыборной кампании.

_NEV9738.JPG

Отрыв от контекста

Если отойти от формы и взглянуть на содержание, то наиболее проблематичным в нынешнем развороте ситуации с Домом Советов является полный отрыв от какого-либо контекста. Как от общественного, так и от социально-экономического.

Все предыдущие обсуждения будущего недостроенного здания, включая несколько международных конкурсов, не концентрировались лишь на нём самом. Речь шла о комплексном развитии пустующего ныне центра Калининграда, во всех возможных направлениях — от хай-тек застройки «стеклом и бетоном» во времена расцвета Александра Башина до так опасных ныне «германизаторских» идей Артура Сарница. Все участники воркшопов и конкурсов в той или иной степени рассматривали именно вопрос целостного будущего территории. Заезжие именитые урбанисты вроде датчанина Яна Гейла советовали вначале понять, каково предназначение территории, а затем уже что-либо строить. И даже со стороны чиновников вроде Николая Цуканова и Александра Ярошука звучали заявления именно такого рода. Дом Советов в той или иной форме (включая тотальную реконструкцию с полным преображением или даже снос «под ноль») фигурировал в качестве доминанты, но не являлся самоцелью.

Теперь же мы наблюдаем диаметрально противоположную логику: все предыдущие наработки, и не только собственно архитектурные, но и стратегические, попросту выброшены в мусорку. Единственной задачей, которую декларирует под одобрительные возгласы телевизионных пропагандистов врио губернатора является собственно достройка Дома Советов. О каком-либо комплексном развитии территории речь вовсе не идёт, обсуждаются лишь какие-то совсем уже частные (и довольно странные) вопросы. Вроде того, когда в здание сможет переехать правительство, как будет выглядеть достроенный Дом Советов на первых полосах зарубежных газет, а также какие представительства зарубежных государств на каком этаже разместятся. 

А конкурс теперь предлагается проводить уже по поводу функционального оснащения внутренностей здания, что звучит совсем уже бредово. В нормальном мире всё же здания проектируются под некие задачи, а не задачи придумываются под здания.

Чем это чревато?

Во-первых, подобное нигилистическое отношение врио губернатора ко всем без исключения предыдущим наработкам касательно судьбы окрестностей Центральной площади, включая международные конкурсы с весьма уважаемыми участниками и членами жюри, выглядит попросту неуважительно. И вновь вызывает в памяти самодурское поведение Георгия Бооса.

В 2006 году Боос провёл конкурс на проект Музыкального театра, который должен был появиться на берегу Нижнего озера аккурат напротив Дома Советов. В нём приняли участие именитые архитекторы, победу одержал проект москвича Андрея Некрасова. Архитектор предложил построить театр на фундаменте старых немецких зданий, окружить его комплексом из кафе, ресторанов, музеев и магазинов. Боос, возглавлявший жюри конкурса, вначале согласился с решением, поставил свою подпись под итоговым протоколом. А спустя три недели заявил, что реализован будет совсем другой проект. Чем вызвал полное непонимание архитектурного сообщества: мол, если сам знаешь, какой проект хочешь, зачем конкурсы-то проводить? «Конкурсы проводятся не только для того, чтобы выбрать архитектора, а еще для того, чтобы показать, что вы знаете установления, действующие в приличном обществе, на внимание которого рассчитываете», — писал тогда архитектурный критик «Коммерсанта» Григорий Ревзин. Вряд ли стоит напоминать, что проект музтеатра на озере так и остался проектом.

Работа по осмыслению будущего Центральной площади и её окрестностей велась долго, как до создания бюро «Сердце города», на которое бюджет потратил немало десятков миллионов рублей, так и в рамках его деятельности. Логика «надо достроить Дом Советов, а потом посмотрим» попросту перечёркивает все наработки урбанистов и архитекторов и выглядит каким-то дремучим невежеством, по сравнению с которым активность Николая Цуканова кажется эпохой Возрождения.

Опять же, вряд ли в перспективе ближайших пяти предвыборных месяцев и, в случае победы на выборах, ещё пяти лет нынешняя ситуация с Домом Советов станет для Антона Алиханова самым сложным испытанием. Нынешняя практика «рубки сплеча» наверняка будет продолжена и творчески развита — и тут уже никаким Просвещением не пахнет.

1017.jpg

Отрыв от города

Одним из самых странных моментов в «совещании» на десятом этаже Дома Советов в минувшую пятницу стал состав его участников. Точнее, отсутствующие там персонажи. Было бы крайне логично видеть на встрече, посвящённой историческому решению, касающемуся центра Калининграда, мэра города Александра Ярошука. Если же мэр по какой-то объективной или субъективной причине не смог или не захотел разделять ответственность за это кардинальное решение (напомним, ранее город отдал все права на эту собственность области), то хотя бы главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне смотрелся бы на этом мероприятии более чем уместно. Как сообщили «Новому Калининграду.Ru» организаторы «совещания», Генне оказался в командировке. То есть три бывших главных архитектора прийти смогли, а один действующий — не смог.

Таким образом, крайне важное, возможно самое важное для развития центра Калининграда решение было озвучено без какого-либо участия собственно муниципалитета. Воспринять это как нечто иное, нежели знак явных проблем в коммуникации между городом и областью, очень сложно.

Чем это чревато?

Курс на ослабление муниципалитетов был задан Антоном Алихановым с самых первых дней его деятельности в качестве главы региона. Фактически первым значимым решением был отъем у местного самоуправления функции выдачи разрешений на строительство. Местные власти сделали вид, что очень рады такой реформе, правда, скрежет зубов был слышен сквозь овации слишком сильно. Важно также отметить, что спустя несколько месяцев после принятия этого радикального решения инструментов для его реализации пока так и не появилось. У области нет даже главного архитектора.

Но одно дело — административная реформа в градостроительстве, приведение бюрократических процедур к некоему единоначалию. И совсем другое — полное и показное игнорирование интересов областной столицы и тех, кто волею судеб оказался во главе этого главного в Калининградской области муниципалитета.

Одним из самых больных мест для прошлых губернаторов были бесконечные конфликты между областью и городом. И наиболее частой причиной появления таких конфликтов был диктат решений свыше. «Городские» эти решения, конечно, принимали — но затем начинали понемногу включать «обраточку». Итоги всем хорошо известны, и счёт тут вовсе не в пользу правительства. Лишний раз ходить по этому тонкому льду — чересчур самоуверенный поступок для человека, которому ещё пять месяцев предстоит носить приставку «врио».

1014.jpg

Дефицит мотивации

Пожалуй, самым неприятным общим местом случившегося в пятницу стал радикальный недостаток мотивации. Аудитории было озвучено принципиальное решение: «Дому Советов быть». Однако вопрос «зачем быть» остался без ответа, да его, судя по всему, никто особо и не задавал. Доселе постоянно декларировавшаяся Антоном Алихановым рациональная позиция дала серьёзную трещину.

Кроме неясного функционала собственно здания, которое, как оказалось, нужно срочно достраивать, не разъяснённой остаётся масса моментов. Кто, что и как будет строить вокруг Дома Советов — а главное, на чьи деньги? Что делать с расходящимися от Центральной площади улицами, застроенными крайне дешёвым и некачественным жильём — «хрущёвками»? Кто и как заставит собственника здания, компанию «Протострой», сидевшую на недострое как собака на сене столько лет, что-то с ним делать? Ну и самое важное: для кого вообще всё это делается?

К сожалению, без внятного объяснения всех этих моментов принципиальное решение Антона Алиханова вызывает мрачное ощущение. Либо оно было принято в спешке и без тщательной проработки. Либо оно было навязано «свыше», и он лишь выступает в этой ситуации «говорящей головой». Либо всё это — всего лишь банальный предвыборный пиар, попытка в спешном порядке заработать необходимые для сентябрьских выборов очки путём озвучивания крайне сырого популистского решения. Какой из этих вариантов хуже — понять сложно.

Чем это чревато?

Для города последствия подобных решений вполне предсказуемы — потому как мы можем увидеть аналогичные примеры своими глазами. Абсолютно неясно зачем построенный за бюджетные миллиарды спорткомплекс «Янтарь» на Сельме продолжает существовать в полном отрыве от города. Его окружает пустырь, вокруг так и не появилось никакой инфраструктуры, даже достаточного размера парковки. Да и собственно функционал здания вызывает массу вопросов. Счастливого волейбольного будущего, которое обещал Георгий Боос, не случилось, акустические качества зала, где вынуждены (другого такого большого попросту нет, а денег хочется) проводить концерты звёзд местные промоутеры, не выдерживают никакой критики, с финансовой стороны к спорткомплексу также масса вопросов. Когда этот проект только лишь анонсировался, вопросов по поводу его необходимости также была масса — а ответов никто так и не услышал.

Похожую ситуацию мы наблюдаем сейчас со строительством стадиона на Острове. Когда принималось принципиальное решение по поводу размещения главного объекта Чемпионата мира по футболу 2018 года, в уши бедных граждан лилась масса обещаний. Бурное развитие нового района города, много прекрасных зданий жилого, коммерческого и общественного предназначения, бульвары, каналы и мосты. Причём появиться всё это благолепие должно было чуть ли не до начала ЧМ-2018

По факту мы видим огромную песочницу, окружённую болотом, одинокий стадион и подтопленные спуски с эстакадного моста. И, судя по темпам, кроме ещё нескольких зданий, требуемых ФИФА, до 2018 года ничего более на Острове не появится. Дай бог успеть построить этот минимум, да и его, как следует из слов Антона Алиханова, нам, возможно, придётся достраивать за средства нищего областного бюджета. Зато в отсыпку территории было вложено какое-то астрономическое количество денег. Никакого иного положительного эффекта, кроме перераспределения этих денег в карманы бодро возившим с одной точки региона в другую песок предпринимателям, решение о строительстве стадиона на болотистом острове пока не дало.

Решения из разряда «потому что надо», аргументы вроде «давайте сейчас решим, а потом я объясню», целеполагание «стройте, а не вопросы задавайте» — всё это калининградцам вовсе не в новинку. Но на самой заре своей врио-губернаторской карьеры Антон Алиханов производил впечатление человека, который хотя бы попробует отойти от этой палочно-приказной практики. Судя по ситуации с Домом Советов, он намерен её творчески развивать. 

Текст — Алексей Милованов, фото из архива редакции.



Комментарии

prealoader
prealoader