Финал со Сталиным: как в эфире местной ГТРК обсуждали Дом Советов

Фото — Денис Туголуков, «Новый Калининград.Ru»
Фото — Денис Туголуков, «Новый Калининград.Ru»
Все новости по теме: Сердце города

Рабочую неделю региональный филиал телеканала «Россия» решил торжественно завершить двухчасовым эфиром про Дом Советов. Для начала телезрителям продемонстрировали что-то вроде совещания с участием главы региона Антона Алиханова в стенах знаменитого долгостроя, а затем ещё час разнообразные тщательно отобранные эксперты обсуждали здание и прошедшее совещание уже в студии ГТРК «Калининград». Редактор «Недвижимости Нового Калининграда.Ru» самоотверженно провела свой пятничный вечер перед экраном, пытаясь понять, в какой из параллельных вселенных всё это происходит.

Акт первый. Алиханов и остальные.

Под пафосную, хоть и несколько однообразную мелодию врио губернатора Антон Алиханов и остальные в сопровождении камер шагают по лестницам Дома Советов. Длится это непростительно долго (лифты-то не работают). Наконец, все оказываются в относительно облагороженном помещении — за уют отвечают серый ковролин, фирменные штендеры «России», шторки и заботливо расставленные в кружок стулья. «Никогда такого не было», — начинает гендиректор ГТРК «Калининград» Николай Долгачев. И вот опять.

«Исторический эфир» местный телеканал презентует в качестве первого в истории совещания о судьбе Дома Советов, которое пройдёт в самом Доме Советов. Надо сказать, что предпредыдущий глава региона Николай Цуканов уже забирался на крышу здания и рассуждал там о его потенциальном будущем (Дома, не Цуканова). Только вот Николай Долгачев тогда ещё не возглавлял местный филиал ГТРК, а значит — не считается. Да и само «историческое совещание» по сути оказывается стандартным «круглым столом», разве что проводится он в неуютных декорациях недостроенного здания — этакий модный лофт-формат. Почему-то среди экспертов не оказывается ни одного представителя горвластей или хотя бы проекта «Сердце города». Результаты многолетней работы мягко обходят, а если и упоминают, то вскользь. 

Мы в очередной раз узнаём, что здание ждёт большое и светлое будущее и что уже многое сделано, а впереди — вообще ого-го! И в ближайшей перспективе дело будет сдвинуто с мёртвой точки, говорит Алиханов. Главный редактор «России-24» Евгений Бекасов напоминает, что он тоже калининградец. А также сообщает, что здесь ранее не было медийных мероприятий, и вот, впервые собрались люди. Мероприятие «Лофт», прошедшее в 2015 году, по-видимому, опять же не считается. Сообщив, что «Дом Советов — это некий канал коммуникации власти с народом», и что решения, которые должны быть приняты в отношении этого здания, по-любому будут историческими, он передаёт слово дальше. Зрителям показывают ролик в духе советского телевидения, объясняющий, как Дом Советов грандиозен, монументален, крепок и в целом великолепен. «20 января 2017 года в Доме Советов состоялось первое совещание с участием губернатора Калининградской области», — торжественно завершается видео.

photo_2017-01-21_17-18-25.jpg

Мы возвращаемся в обшарпанные стены монументального и грандиозного строения. Архитектор Александр Невежин продолжает заданную тему, рассказывая, как удачно расположено здание и что в Калининграде нет ничего более презентабельного и интересного. «Посмотрите, какие у него потенциальные возможности. Можно сделать многофункциональный центр с залами для массовых мероприятий, ресторанов и кафе. И к Чемпионату мира по футболу 2018 года что нам мешало построенное здание такого объёма, такой планировки, реконструировать под гостиницу и назвать эту гостиницу „Россия“?», — вопрошает архитектор. По его словам, строить на новых площадках «дороже и хуже». «Можно было бы представительства иностранных государств сюда разместить тоже шикарно. Здание интересное, с моей точки зрения, мастерами большими сделано, и никак оно не заслуживает такого негативного отражения и восприятия», — завершает он.

«Эта встреча уже вошла в историю — и через 10, и через 20, и 30 лет будут говорить о том, что первое совещание было 20 января 2017 года», — напоминает Долгачев зрителям, если те вдруг посмели забыть о важности происходящего. Алиханов сообщает, что много лет шла битва между собственниками и властью, но теперь все наконец подружились, и региональные власти готовы передать свою часть здания (15%) в частные руки — мол, это единственный способ привести Дом Советов в порядок. Потому что сейчас в нём как-то неуютно. И холодно. И приходится сидеть под тепловыми пушками. В заброшенных зданиях, к сожалению, вообще редко бывает уютно. Например, несчастную «Кройц-аптеку» уже много лет то отдают в частные руки, то забирают, то опять пытаются кому-то сбагрить — зданию от этого легче не становится. Возможно, если горвласти подхватят традицию подобного формата совещаний, дело пойдёт бодрее — вот сейчас как раз появился вроде как очередной инвестор, можно с ним там еженедельно собираться за обшарпанным фасадом на ул. Фрунзе и сидеть, пока он что-то не решит.

1019.jpg

Но вернёмся в Дом Советов. «Суперобъект, который, к сожалению, в последний момент не получил вдох души, вдох жизни. Хотелось бы, чтобы в ближайшее время мы смогли в него жизнь вдохнуть», — подводит итог Алиханов. В соответствии со сценарием слово переходит к представителю компании «Протострой», владеющей большей частью Дома Советов, Константину Шевейко. «Единственной причиной, по которой это здание не ожило, было недопонимание между бизнесом и властью некоторое, — сообщает Шевейко. — Впервые за 10 лет последних я вижу, что со стороны властей есть позитивное и конструктивное отношение к этому зданию и желание горячее решить эту проблему». Он добавляет, что сейчас ведётся диалог с правительством, что здание должно быть органично и по функционалу вписано в проект «Сердце города». «Исходя из этого, мне видится, что здание не должно быть чисто гостиничным или чисто офисным. Оно должно иметь многофункциональное назначение. Так, чтобы стать центром притяжения людей», — загадочно добавляет он, так и не объяснив, что же именно инвестор намерен делать с Домом Советов, и когда. Но это, судя по всему, никого особо и не интересует. О том, что сейчас администрация города судится с владельцем здания по поводу земельного участка, тоже никто не вспоминает.

В беседу вступает бывший главный архитектор города, а потом и области Татьяна Кондакова. Она внезапно заявляет, что калининградцы свыклись и даже полюбили Дом Советов. «С 2005 года из медийного пространства ушло слово „монстр“. Горожане стали считать этот объект родным», — уверенно заявляет она, сравнивая 21-этажное здание с дитём, которое нуждается в заботе. Завершает она свою речь тем, что через несколько лет будет полвека с начала строительства Дома Советов, и его можно смело относить к памятникам истории и архитектуры. И здесь становится понятно, зачем на это обсуждение позвали главу областной Службы государственной охраны объектов культурного наследия Евгения Маслова. «Если говорить о возможности отнесения к числу выявленных объектов культурного наследия, то по большому счёту от начала строительства можно искусственно натянуть эти 40 лет. Но 40 лет — это не главный критерий для памятника. Дом Советов и так неотъемлемая часть нашего наследия, уже родное для многих калининградцев здание. Но когда мы говорим о присвоении статуса памятника, ни в коем случае нельзя спешить, потому что это юридический статус, это обременения. По большому счёту, мы его должны достроить. Если он не будет выявлен, от этого он не перестанет быть нашим достоянием», — аккуратно пытается вернуть на землю присутствующих Маслов.

0NV_4913.jpg

О том, что здание хорошо бы всё-таки достроить, говорит и Алиханов, делая акцент на том, что говорить о каких-то работах на территории «Сердца города» и о строительстве Западного флигеля Королевского замка нельзя, пока не решена судьба Дома Советов. Мол, не надо оставлять памятник своей бесхозяйственности и заниматься «псевдоисторической архитектурой». «И когда мы говорим о реставрации зданий в центре города, мы не должны говорить, что мы реконструируем только то, что было построено до того, как эта земля была завоевана нашими дедами и прадедами», — окончательно обозначает свою позицию врио губернатора, приводя в качестве примера Москву и Санкт-Петербург. В общем, не будет вам никаких игрушек, пока не разберёмся с Домом Советов. А когда разберёмся — Бог его знает. Но скоро.

Разговор всё-таки касается сроков оживления здания. «Юридическая последовательность действий в том числе зависит и от нас. Я думаю, что мы в этом году с учетом договоренности, которая есть с основными бенефициарами и с третьими владельцами, закончим и расчистим ситуацию, свою часть тоже отдадим компании „Протострой“, чтобы они, консолидировав 100%, могли приступить к достройке», — повторяется врио губернатора и добавляет, что для него сейчас главное — убрать ограничения перед владельцем, чтобы Дом Советов зажил. Конкретных сроков оживления так никто и не называет, но они никого по-прежнему особо и не интересуют.

Зато Бекасова внезапно интересует, будут ли власти переезжать в здание. Ответы Алиханова становятся ещё уклончивее. Мол, не исключаем такую возможность, но если тут появится гостиница и жилые квартиры, мы тоже не возражаем. Но хотелось бы перевести сюда правительство и мэрию (её врио губернатора со смешком называет горисполкомом — видимо, стены давят), но весь вопрос в том, смогут ли власти оплатить аренду или купить себе здесь площади. В общем, хорошо бы тут всех собрать, но если нет, то тоже нормально, пусть только Дом Советов из призрака превратится в какую-то живую сущность.

Какого-то информационного наполнения в дальнейшем обсуждении становится всё меньше. Ещё один бывший главный архитектор Калининграда Александр Башин напоминает, что надо бы к 2018 году как-то привести в порядок здание и его окружение. Шевейко предлагает провести архитектурный конкурс на внешнее оформление гиганта. Глава регионального Союза архитекторов Олег Купердяев (и тоже бывший главный архитектор Калининграда) сообщает, что во всех прошедших градостроительных конкурсах и воркшопах не было ни одного решения, подразумевающего снос Дома Советов (на самом деле были такие предложения, в том числе и у финалистов). Нынешнего главного архитектора города Вячеслава Генне на совещании почему-то нет.

1018.jpg

Разговор переходит к состоянию здания. Кондакова сравнивает разговоры о его разрушении с подсознательным желанием постсоветских горожан разрушить всё, что было связано с СССР. «Но отношение изменилось, и сейчас уже не говорят о том, что фундамент рушится, и само наше общество с каждым годом становится крепче», — торжественно добавляет она. Шевейко подтверждает, что здание находится в хорошем состоянии, и «Протострой» планирует в этом году заказать ещё одну экспертизу, потому что здание простояло с 2006 года и «здесь определённые процессы происходят, связанные с природой».

«Нельзя тянуть с этим зданием, надо проводить конкурс, чтобы определиться с окружением, чтобы появились предложения по насыщению функциональному. Пора уже приступать к работе», — торопит собравшихся Невежин.

«Сегодня впервые происходит такое совещание здесь. Это такой показатель, что лёд тронулся», — вспоминает директор ГТРК «Калининград», что давно не говорил об историчности момента.

«Есть вопрос, как мы его будем использовать. И это вопрос к инвестору», — очередь доходит до главы Агентства по архитектуре и градостроению Натальи Васюковой.

«Мы активно работаем с правительством, в том числе по назначению этого здания, давайте не будем забывать, что назначение во многом зависит от назначения земельного участка, а назначение этого здания получается — предпринимательство. Это такое широкое понятие, под которое можно всё подвести. Окончательным документом будет градостроительный план, который определит весь функционал», — расплывчато отвечает Шевейко. А потом добавляет, что финансовые возможности у компании тоже есть, и это уже было доказано работами, проведёнными к 750-летию города и после него. И даже было проведено вертикальное отопление, и был теплопункт.

«Я думаю, что как только разрешится вопрос собственности, то любой банк под такой знаковый проект спокойно выдаст кредит», — оптимистично говорит Алиханов.

1008.jpg

«Поскольку горизонтального отопления ещё нет, предлагаю завершать. Тепловые пушки уже какое-то время не работают, начинает холодать», — отмечает Долгачёв. А потом ещё раз напоминает, что «лёд тронулся». Ну вдруг кто-то забыл. Бекасов говорит, что 2018 год — хорошая отметка, чтобы запустить процесс оживления центра города. «С медийной точки зрения эти изменения будут носить символический характер для того, чтобы снимать в телевизионных сюжетах, появляться на первых полосах газет. Такое здание, изменения, связанные с ним, будут менять облик и сознание граждан неимоверно быстро и эффективно. Вот что я хочу сказать с точки зрения медиа и с точки зрения представленности региона на федеральный, и может, даже на мировой эфир», — окончательно уносится в стратосферу он.

«Лёд тронулся», — добавляет Долгачев и просит Алиханова подвести итог.

«Давайте не обещать, давайте просто сделаем, и я уверен, что совсем скоро и жители Калининграда, и наши гости, может быть, увидят, что жизнь в центр города вернулась и мы снова живём и снова развиваемся», — послушно подводит итог тот.

Акт второй. Совсем другие лица.

Впереди терпеливого зрителя (и читателя в нашем случае) ждёт обсуждение прошедшего обсуждения, но теперь в студии ГТРК «Калининград» и с другими действующими лицами. Нам, конечно, ещё раз напоминают, что это был исторический момент и что такое совещание прошло ВПЕРВЫЕ. Это для забывчивых. И показывают сюжет с тремя цитатами и долгими видами Дома Советов. В студии, видимо, места больше, чем в Доме Советов (или просто нет риска, что что-нибудь упадёт на голову), поэтому разномастных экспертов в зале намного больше. И каждому, конечно, есть что сказать — ведущие периодически бесцеремонно перебивают очередного гостя и передают слово кому-нибудь ещё. От депутата облдумы Павла Фёдорова мы узнаём, что Дом Советов — это памятник архитектуры, а что он разрушается и его надо снести — это всё вбросы журналистов. И что в 2012 году был инвестор, который интересовался зданием. Но виновата была мэрия, владевшая 15% здания. Да и вообще, один губернатор правильно здание продал, а другой губернатор неправильно суды затеял, а надо было отдать бесплатно и ещё доплатить, чтобы его наконец достроили.

1025.jpg

«Это куб! Самая сильная энергетически и философская форма. Никто его никогда не собирался сносить и никогда не снесёт, — восклицает дама из зала. И добавляет, что это часть комплекса. — Мы его достроим, а рядом будет строиться „потемкинская“ башня или что-то там, связанное с Королевским замком. Сочетание этих двух форм — это будет не только маразм, но и позор, третья передача должна быть на эту тему!».

Микрофон попадает к известному стороннику сноса всего советского и восстановления исторической застройки Артуру Сарницу. «Сегодня уникальный день. В восторге от того, что происходит. Если Дом Советов будет восстановлен, всякие вопросы о восстановлении исторической застройки будут неуместны», — язвительно начинает тот. Публика, не учуяв сарказма, аплодирует. Но Сарниц, конечно, добавляет, что всё это — барометр того, что калининградцы хотят оставить своим детям. «Это неудачный проект, который окончательно ставит точку на возвращении нашего города как качественной европейской единицы», — добавляет он.

Патриотический блогер Андрей Омельченко заявляет, что Дом Советов хотят снести или люди, которые так и не смогли накопить на квартиру или построить дом, или очень богатые люди. И вообще: «Город всё-таки называется Калининград, а не какой-нибудь Кёнигсберг».

1022.jpg

К теме подключается представитель ОНФ Василий Кучер. «Ветераны, которые завоевали эту землю, говорят, что Дому Советов быть. По поводу Королевского замка они говорят: сделайте купол, сделайте музей, и на этом закончите», — заявляет он. А потом переходит на рассуждения о недопустимости восстановления «фашистского символа» в центре города. Микрофон забирают, публика аплодирует. Звучит предложение всё-таки восстановить Королевский замок, но с другим наполнением — в качестве «Калининградского кремля».

Обсуждение переходит к функциональному наполнению здания. Один из гостей всё-таки находит противоречие между передачей здания в частные руки и переездом туда органов власти. При упоминании Королевского замка кто-то из зала начинает кричать, что нет никакого Королевского замка, и вообще его не существует. Архитектор Виктор Пустовгаров напоминает, что у Калининграда есть «Кронпринц», которым надо заниматься, а тут кто-то хочет делать какой-то Королевский замок. «Что такое Королевский замок? Это вообще чья идея?» — вопрошает он у зала. Зал аплодирует, слово передаётся Игорю Одинцову. «У меня несколько вопросов к организаторам. Как можно сделать — губернатор собрал своих чиновников, в Королевском замке посидели-поговорили и ушли», — начинает тот.

«Мы сейчас о Доме Советов», — поправляет его ведущая.

«Извиняюсь. Но здесь их можно было собрать вместе, чтобы они послушали мнение народа. А то такое чувство, что они боятся нас», — заканчивает мысль бывший директор Кафедрального собора. А потом предлагает поставить точку — Королевский замок восстановить в старом виде невозможно. Зал аплодирует. «Как приходит губернатор — надо поговорить. Один предлагает провести референдум, другой экскаватором начинает копать. А то у нас получается такие работники — поговорили, рот закрыли, рабочее место убрали», — завершает он.

_NEV9738.JPG

Ведущие всё-таки пытаются вернуть обсуждение к Дому Советов. «Это вообще исторический день! Кажется, лёд тронулся и судьба Дома Советов наконец решается!» — напоминает ведущая забывчивой публике. В Доме Советов предлагают сделать медиа-центр — «ворота в Россию», «проекции 3D, 4D», голограммы. «Это перспективы развития киноиндустрии. Мы можем тем иностранцам, которым надоели эти домики — у них они на каждом углу, — что-то показывать», — предлагает женщина из зала.

В конце концов микрофон снова оказывается у Сарница. «Собаки там сидят, которые кости грызут, и крысы. А что там делать — понятно. Давайте сделаем музей неудавшейся мечты, сделаем музей Советского Союза со всеми ГУЛАГами», — под неодобрительный гул зала добавляет он огоньку. Микрофон поспешно убирают и передают другому гостю, который немедленно предлагает сделать в здании музей СССР. «Дайте, пожалуйста, микрофончик», — решает ведущая. И пытается вывести на разговор студентов.

За студентов говорит их преподавательница. «Пусть там будет центр молодёжи или офисы, но пусть он достроится и будет иметь своё место. Я думаю, что те ребята, которые сейчас обучаются строительству, приложат к этому руку», — говорит он. «А они разговаривать умеют?» — интересуется ведущая.

Вспоминаются многочисленные прошедшие архитектурные и градостроительные конкурсы. «Эти конкурсы, которые проводились неверно, неправильно, с нарушением закона, привели в тупик. Тем не менее сегодня под руководством и нашей власти в том числе в планы вписано восстановление замка, территории Альтштадта застроить жильём, Лебенихта — тоже жильём, какой же это центр будет?!» — негодует Невежин, в своё время активно выступавший против результатов «Сердца города».

_NEV9685.jpg

«Что касается проекта „Сердце города“, это практически восстановление Кёнигсберга. Это совершенно экономически утопическая идея была. И сегодня нужно делать новый проект. Речь не только о Доме Советов, но и обо всём этом пространстве. Что такое „Сердце города“? Архитекторы нарисовали красивую картинку, скопировали Кенигсберг. Должна быть экономика, должна быть социология», — высказывается депутат горсовета Валерий Макаров.

Продолжаются споры на тему, стоит или нет передавать Дом Советов в частные руки (хотя вроде как уже всё решено, о чем спорить-то). Многие выступают против, Фёдоров всем противникам немедленно напоминает о финансовых вопросах и о том, что у государства денег нет. А у инвесторов есть. Омельченко рассказывает старый анекдот про то, что какую партию ни строй — получается КПСС. А в Калининграде какое здание ни строй, получается торговый центр, проявляет недюжинные знания в сфере градостроительства член общественной палаты. И приводит к тому, что инвестору здание отдавать нельзя, надо оставить государству. А деньги откуда-нибудь возьмутся.

Эфирное время подходит к концу. Микрофон оказывается в руках у ещё одного блогера. «Как хороший вариант примирения кёнигсбержцев и калининградцев, считаю, что на территории возле Дома Советов нужно поставить памятник Иосифу Виссарионовичу Сталину», — забивает он последний гвоздь. Часть зала шумит. Часть аплодирует. До конца эфира остаётся минута. Выяснить, когда Дом Советов заработает, у ведущих уже не получается.

Фото — Виталий Невар, Денис Туголуков, пресс-служба Калининградского областного правительства


Комментарии

prealoader
prealoader