Отсюда и в вечность: что не так с планами по строительству крематория

Все новости по теме: Память

Городские власти с гордостью продемонстрировали журналистам место, определенное ими под крематорий. О необходимости этой чуть пугающей стройки в регионе говорится давно, идею поддерживают и власти, и сами калининградцы. Но что-то все не срастается. «Новый Калининград.Ru» попытался понять, почему.

Идее с кремацией в регионе много лет как-то хронически не везло. И дело тут вовсе не в сопротивлении горожан. Если верить опросам, они-то как раз хотели бы иметь под боком эту печальную «опцию». В 2013 году 70% калининградцев заявили городским властям, что считают строительство крематория важным. Правда, 61% опрошенных настаивал, чтобы покойников сжигали все же не в городской черте, а где-нибудь подальше.

Острой необходимости строительства такого объекта в областном центре пока нет, она назреет лет через 10–15, пояснил журналистам во вторник директор МУП «Альта» Олег Быков. Именно такой «запас» еще существует у городских кладбищ. Напомним, в Калининграде их три: на проспекте Мира, Балтийском шоссе и в поселке Сазоновка. На первых двух новые захоронения уже не производятся, усопших только подхоранивают к умершим ранее родственникам.

Но уже сейчас кремация как альтернатива традиционному погребению горожанам нужна, отмечает Быков. «Люди хотят кремироваться, они везут своих близких либо в Литву, либо в Белоруссию, либо в Польшу кремировать. Их достаточно много. Статистику мы, конечно, не ведем, но подхоранивают на кладбища урны достаточно многие. В год — 150–300, может, человек. Это не учитывая, сколько вывозят в другие города России. Они нам привозят урны, а мы их подхораниваем к родственникам», — говорит директор муниципального похоронного предприятия.

Какое-то время сжигать усопших на законных основаниях можно было и в Калининграде — в печи мобильного крематория, принадлежащего ритуальному агентству «Есения». Но прокуратура, а затем и суд «крематорий на колесах» запретили. И тут их можно понять — строго говоря, это была фура с трубой. Причем изначально предназначенная для «утилизации трупов птицы, животных и биологических отходов с птицефабрик, животноводческих и звероферм, лабораторий на рынках и в ветеринарных клиниках». К ее работе было много вопросов — например, куда деваются не догоревшие при кремации кости.

Слухи о том, что передвижной крематорий (тот самый или другой) по региону все еще колесит, ходят давно. Во вторник их подтвердил и директор МУП «Альта». «Есть они, есть. Но такое чувство, что для наших органов это „Летучий голландец“, потому что мы никак не можем понять, где это происходит, как это происходит. Но мы знаем, что людей склоняют к этому, забирают умерших, увозят куда-то и через два дня привозят урну без документов. Где они это делают, как они это делают, мы не знаем», — пояснил Быков.

По его словам, сотрудники муниципального предприятия подхоранивают урны в существующие могилы, но только в одном случае — если есть документы, подтверждающие, что родственники воспользовались услугами легального крематория, ближайшие к нам есть в Белоруссии, Литве или Польше. «Все остальные подхоранивают сами люди хозспособом, на других кладбищах», — добавил Быков.

Представить, что кто-то из калининградцев, имевших несчастье потерять близкого человека, сначала ищет подпольный передвижной крематорий, а получив урну с дорогим прахом, под покровом ночи отправляется на кладбище, чтобы «хозспособом» эту урну куда-то «подхоронить», довольно сложно. Очевидно, что нелегальную «услугу» оказывают все же похоронные агенты, и наверняка с гарантией последующего достойного погребения. В неуловимость и бесхозность крематория верится тоже как-то с трудом. Но тут все вопросы и правда — к правоохранительным органам.


_NEV9444.jpg

Со стационарным крематорием у Калининграда тоже пока выходят сплошные провалы. По словам бессменного директора МУП «Альта» Быкова, горвласти одно время планировали построить его за городской счет. В 2008-м был даже разработан эскизный проект, но экономический кризис накрыл эти начинания железной крышкой.

Затем построить крематорий вызвались инвесторы. В марте 2013 года директор голландской компании «Den Boer Econorm» Тон Фермей заявил, что уже ведет переговоры с двумя калининградскими фирмами. Снова был разработан проект и рабочая документация, с голландцами заключили соглашение на поставку оборудования, они же должны были выступить инвесторами большей части работ.

Но план снова провалился, на этот раз против крематория сыграли противоречивые внешнеполитические достижения российского руководства. «В связи с политической обстановкой в 2015 году наши проекты все свернулись, они не захотели дальше продолжать», — пояснил Быков.

Почти одновременно с побегом единственного потенциального инвестора городские власти вроде как определились с местом для строительства — крематорий хотели отправить в район улицы Петрозаводской, к ПСЗ «Янтарь». Но судостроители к такому соседству оказались морально не готовы и насобирали подписей против строительства. Хотя жители близлежащих улиц вроде были не против. По крайней мере, по словам городских властей.

«Мы разговаривали с жителями, в том числе проживающими на улице Транспортной, она прилегает к Петрозаводской, где мы планировали размещать крематорий. Действительно, у них сначала реакция была негативная, но когда мы представили проектные проработки, показали внешний облик крематория с колумбарием, их мнение изменилось», — пояснил журналистам Крупин.


_NEV9430.jpg_NEV9431.jpg_NEV9453.jpg_NEV9478.jpg_NEV9462.jpg

Потерпев очередную неудачу, неунывающие горвласти подобрали для крематория новую площадку — в промышленной зоне недалеко от поселка (микрорайона) Прегольский, по левую сторону от проспекта Победы, рядом с ручьем Мелиоративным. По плану городских властей, крематорий здесь будет построен не сам по себе, а с колумбарием. То есть местами для хранения урн с прахом.

У выбранной площадки есть плюсы — в черте города, коммуникации близко, жилой застройки в этом районе нет и не планируется, есть возможность обеспечить санитарную зону, а ближайшие потенциально возмущенные местные жители — в километре. Хотя, по словам Крупина, страшилки про крематории вообще сильно преувеличены и пугаться такого соседства не стоит — зловонный черный дым из труб современных крематориев не идет.

«К сожалению, на сегодняшний день еще существует такое мнение, что это страшный объект, достаточно неприглядный, и различные негативные моменты есть, запах, и так далее. На сегодняшний день процессы кремации усовершенствованы. И никакого неудобства жителям прилегающей территории не доставляют», — пояснил чиновник.

Чтобы оценить минусы площадки, достаточно свернуть с проспекта Победы сразу после моста и проехать по дороге в сторону поселка Прегольский. Но времени лучше не терять — если вкратце, это болото с бурьяном по брови. «Не болото, а обводненная территория, которая находится в зоне подтопления», — обиделся за промзону заместитель главы городской администрации Артур Крупин.

«Обводненная территория» площадью 10 гектаров окружена столь же обводненной санитарной зоной в 500 метров. У городских властей созрел оригинальный план подготовки территории для капитального строительства.

«В следующем году будем прорабатывать вопрос по завозу грунта, строительного мусора для того, чтобы уплотнение происходило естественным образом и все эти явления, связанные с просадкой, естественным образом прошли, для того, чтобы площадка к моменту начала строительства была пригодна для возведения объекта», — пояснил Крупин. Иными словами, превратить болото в достойную площадку для крематория планируется, устроив на нем строительную свалку. Звучит диковато, но у этого проекта есть одно бесспорное преимущество — он бесплатный.

Кроме того, придется заняться очисткой и углублением ручья Мелиоративного, который пока никак не желает соответствовать своему названию, расширять дорогу, ведущую мимо крематория в поселок Прегольский, тянуть коммуникации с проспекта Победы, и так далее.

Вопрос, кому именно придется, повис в воздухе. У города средства на строительство крематория появятся примерно никогда, учитывая его стоимость (в 2013-м году голландский проект оценивался в 140 млн рублей). Что случилось с единственным потенциальным инвестором, мы уже знаем. В появление нового не очень-то верят и сами городские власти — срок окупаемости проекта направлен куда-то в вечность.

«Отдача достаточно длинная, учитывая, что не все люди у нас готовы к кремации. И инвесторы, просчитывая, должны понимать, что это не 5 и не 10 лет, а гораздо больше» — пояснил журналистам во вторник глава МУП «Альта».

Ждать российского инвестора при таком сроке окупаемости не приходится, надеяться на иностранного при нынешнем политическом курсе довольно наивно. Так что пока единственное, что может спасти идею строительства крематория — какая-нибудь очередная федеральная программа. Так что пока вся надежда — на 10–15 лет «запаса», которые остались у калининградских кладбищ.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»



Комментарии

prealoader
prealoader