Ненужное наследие: подробности скандала со сносом довоенного здания на Томской

Все новости по теме: Снос здания на Томской, 21

Неделю назад, в четвёртый день наступившего года, к довоенному зданию из красного кирпича на улице Томской, 21, подобралась строительная техника и принялась методично это самое здание разрушать. Калининградцы подняли шум, на место выехала областная Служба охраны памятников, через несколько дней с помощью правоохранительных органов снос удалось остановить, однако здание уже существенно пострадало. Участок вместе с бывшим оберлицеем имени Гёте был продан ещё в 2014 году, в 2015-м здание исключили из списка выявленных объектов культурного наследия, и несколько лет оно пустовало, пока в новогодние каникулы 2018-го собственница не решила его снести. Областное правительство проводит проверку, работы приостановлены, а сама собственница сейчас не в России. «Недвижимость Нового Калининграда» разбиралась, как бывший оберлицей имени Гёте стал жертвой бесхозяйственности и строительной техники.

Довоенное здание из красного кирпича возле таксопарка на улице Грига в Калининграде много лет интересовало разве что бездомных и любителей приключений. Собственник своими планами с общественностью не делился, да и вообще ничего не делал вплоть до начала 2018 года, когда на участке появилась строительная техника и принялась разбирать крышу и стены дома. На место немедленно прибыли общественные активисты из группы «Прусское наследие», которые в своё время инициировали постановку объекта на учёт в качестве объекта культурного наследия, и представители региональной Службы охраны памятников. Активисты также завалили Instagram главы Калининградской области Антона Алиханова просьбами повлиять на ситуацию. Алиханов пообещал разобраться, а потом попросил больше ему об этом не писать.

Здание школы для девочек (оберлицея) имени Гёте на ул. Томской, 21 (нем. Friedrichstrasse, 13A), было построено на переданном городу военным ведомством земельном участке в 1913–1914 годах. Здесь работал преподавателем доктор философии, бывший директор Кёнигсбергского архива и музея истории города Фриц Гаузе. После войны в здании находился жилой дом с коммунальными квартирами. В 2008 году бывший лицей был признан аварийным, в 2013-м — расселён.

В начале 2014 года здание вместе с участком было продано с аукциона без обременений по способу его использования за 29 миллионов рублей. Новым собственником стала предприниматель Людмила Меснянкина. По данным ЕГРН, она владеет зданием до сих пор.

Фактически одновременно с продажей судьбой здания озаботились активисты «Прусского наследия». «Это второй объект, которым я занимался в рамках своей градозащитной деятельности — мы начали с Приютской площади (перекрёсток Литовского вала и Московского проспекта — прим. «Нового Калининграда») весной 2013-го, далее мы узнали, что здание оберлицея, тогда — многоквартирный жилой дом, расселяется по причине его аварийного состояния. Мы подали заявление в Службу охраны памятников», — рассказывает координатор «Прусского наследия», член общественного Совета при Службе охраны объектов культурного наследия, архитектор Олег Ли.

_NEV6240.jpg

Был заключён договор на проведение государственной историко-культурной экспертизы с аттестованным экспертом, калининградским архитектором Олегом Васютиным. Как отметили в инициативной группе, понадобилось больше полугода усилий по сбору документации и средств на проведение экспертизы, которую инициаторы оплатили из собственных средств. Четверть необходимой суммы пожертвовал инвестор, пожелавший остаться неизвестным.

В августе 2014 года на основании проведённой экспертизы, объект получил статус выявленного объекта культурного наследия. Активисты планировали наладить контакт с собственником и обсудить с ним варианты реконструкции и дальнейшей эксплуатации здания.

Но собственница решила иначе и заказала альтернативную экспертизу барнаульскому эксперту Любови Никитиной. Никитина пришла к выводу, что здание не заслуживает включения в реестр объектов культурного наследия. «Экспертиза была исполнена ненадлежащим образом, на мой взгляд. Эксперт описывает, в чем состоит ценность объекта, но потом заявляет, что поскольку рядом есть объекты сопоставимой ценности с точки зрения архитектуры, его охранять необязательно. Кроме того, опирается на неисправность объекта с точки зрения его технического состояния, что само по себе является сугубо второстепенным критерием. У нас есть в куда худшем состоянии объекты, которые охраняются, и никто никогда даже не ставил задачу их снять с учёта. У нас многие памятники архитектуры, к прискорбию, стоят на охране как руины, и таких примеров достаточно. Мы что теперь, будем снимать их всех с охраны, чтобы их на кирпич растащили?» — недоумевает Олег Ли.


Здание представляет собой образец культуры и технологии городского строительства в период Первой мировой войны. Здание представляет собой образец эклектики, ему присуща характерная для этого стилистического направления статичность, архаичность и монументальность, предопределяющие типологическое, стилистическое и историко-архитектурное своеобразие. <…> Здание является составной частью и элементом исторической архитектурно-градостроительной среды и материально представляет собой понятие региональной архитектурной и историко-культурной идентичности Кёнигсберга — Калининграда. Здание бывшей школы (оберлицея) для девочек „Goethe-Schule“, имеет несомненную градостроительную, историко-архитектурную и культурную ценность, представляет этап формирования новых типологий гражданской архитектуры, а также отражает важный этап в развитии социального общества Кёнигсберга конца XIX — начала XX века.

Экспертиза Олега Васютина

У объекта частично отсутствует связь с исторической средой. За свою историю здание претерпело множество реконструкций, в результате которых утрачен исторический облик интерьеров изменено объёмно-планировочное решение. <…> Находясь в жилом квартале города, данный объект представляет угрозу обрушения, нарушаются нормы безопасности для окружающей среды. Выявленный объект частично утратил общепринятые ценности. В соответствии с изменившимся градостроительным положением, изменением инженерной городской инфраструктуры здание утеряло свою утилитарную ценность. <…> Анализируя мемориальную ценность объекта, нет оснований относить факт существования объекта к важным фактам политической и культурной жизни либо к значительным событиям г. Калининграда.

Экспертиза Любови Никитиной

На основании экспертизы Никитиной в 2015 году здание оберлицея было исключено из списка выявленных объектов культурного наследия. Любопытно, что барнаульский эксперт выносила подобные заключения в противовес ранним экспертизам и в других регионах России — так, например, было в Нижнем Новгороде.

Оспорить решение по оберлицею Олег Ли пытался через прокуратуру, но это не дало результатов. Сегодня активисты собираются снова заняться постановкой объекта на учёт в качестве памятника, чтобы его защитить от дальнейшего сноса. «Действия прокуратуры я могу оспорить в суде или в Генпрокуратуре. Этот путь представляется куда более сложным, чем повторное выявление памятника, но если потребуется, мы пойдём на это», — говорит архитектор.

По его словам, демонтаж вёлся без соответствующих разрешительных документов, то есть незаконно. Именно это и позволило в итоге остановить разрушение. «Работы по демонтажу проводились в отсутствие каких бы то ни было разрешительных документов, собственники сделали проект демонтажа, я видел этот альбом в руках у прораба, но в листах его мы с соратниками не нашли никаких печатей, согласований органов, уполномоченных это согласовывать», — утверждает Ли. Не удалось найти никаких разрешений на демонтаж или строительство и на сайтах областных и городских властей.

_NEV6204.jpg

6 января к зданию на Томской, которое уже было разрушено на 20–25%, прибыли сотрудники полиции и ГАСН (Государственная инспекция архитектурно-строительного надзора Калининградской области). Сотрудники правоохранительных органов предупредили строителей и представителя собственника об административной ответственности в случае, если работы по демонтажу здания продолжатся.

В первый рабочий день после каникул на объект выехали представители департамента строительного надзора министерство регионального контроля и убедились, что работы приостановлены. Как уточнили в минконтроля, застройщик с извещением о начале строительства в министерство не обращался.

«Должностными лицами министерства был выявлен ряд признаков нарушения законодательства Российской Федерации о градостроительной деятельности, издан приказ о проведении проверки соблюдения требований законодательства Российской Федерации о градостроительной деятельности при выполнении работ по демонтажу здания, расположенного по адресу: город Калининград, улица Томская, 21», — сообщили в минконтроля. О результатах проверки чиновники обещают уведомить дополнительно.

Сегодня калининградцы ведут наблюдение за состоянием здания и при любой разрушительной активности намерены обратиться в полицию. На данный момент почти полностью разрушена центральная часть восточного фасада. Олег Ли считает, что это не помеха восстановлению объекта. «Здание куда целее, чем Кройц-аптека, а её спасают. Здесь скорее вопрос стоит, кто, когда и за чей счет будет производить работы по его реставрации, а не то, насколько непоправимый нанесён ущерб», — уверен он.

Собственница объекта Людмила Меснянкина сообщила «Новому Калининграду», что она сейчас не в России и вернётся только через несколько дней.

Текст — Татьяна Зиберова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии