Демо-версия: как идет реставрация «Домика Канта» в Веселовке

«Домик Канта» в Черняховском районе прославился на весь мир в марте 2015 года, когда на его стене бестрепетной детской рукой была выведена глубокомысленная надпись «Кант лох». По иронии судьбы эта надпись фактически спасла историческое здание от разрушения. В марте прошлого года здесь начались реставрационные работы, которые должны были завершиться еще в сентябре. Но из Веселовки долго не доносилось ни звука. И только пару недель назад была озвучена новая дата окончания работ — март 2018-го. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что к весне будет готов лишь усеченный вариант музейного комплекса. Строго говоря, никакого «комплекса» пока вообще не предвидится, а туристы-кантофилы получат музейный этаж и музейный подвал. Причем, как и чем заполненные — ясно не до конца.


_NEV7966.jpg_NEV7968.jpg_NEV7969.jpgDJI_0861.jpgDJI_0865.jpg

«Как бык поссал»

Домик на окраине Веселовки, аккурат рядом с поселковым кладбищем, по-прежнему окружен малосимпатичным строительным забором. Но выглядывающее из-за забора здание уже мало напоминает кособокие руины времен незабвенного «Кант лох». Фасад здания восстановлен, кровля и прогнившие потолочные балки полностью заменены, на места встали рухнувшие перекрытия.

Часть здания реставраторам пришлось перекладывать полностью — за годы запустения торцевая стена начала жить своей увлекательной и опасной жизнью. Сначала ее хотели вернуть под родимый кров с помощью листов железа, но от этой идеи пришлось отказаться. «Донорами» кирпича для восстановления утраченных частей кладки стали местные здания с менее счастливой судьбой и более унылой биографией. «Кирпич мы используем от местных разобранных домов, чтобы сохранить расшивку. Новый не подойдет, он другого размера, и швы пошли бы враскос», — пояснил «Новому Калининграду» генеральный директор компании-подрядчика Сергей Скуригин.

Работы по восстановлению дома пастора 18–19 веков, больше известного как «Домик Канта», начались в феврале 2016 года. Их ведет «Специальная Научная Реставрационная Проектно-Производственная Мастерская» из Москвы, снизившая на конкурсе сумму работ до 31,3 млн рублей. Первоначальная сумма закупки составляла 46,3 млн рублей.


«Родную» черепицу пасторский домик при реконструкции потерял совсем, взамен обзавелся современной. Правда, тоже немецкой. «Была идея сохранить старую черепицу. Но сняв с кровли 6 или 7 тыс. черепиц старых мы их перебрали и смогли отобрать 800 штук, которые можно было обратно положить. Была идея поездить по региону и поискать черепицу, но она была бы вся некалиброванная и ее пришлось бы класть на известь, между черепицами еще и раствор закладывать. Поэтому было принято решение, что берем максимально натурального цвета новую черепицу. Это никакой не „лубок“, она через полгода будет пыльная, и по ней не видно будет, что она новая. Форму максимально подобрали похожую», — отметил строитель.

К тотальной перекладке всего на свете в случае с «Домиком Канта» вообще следует относиться философски. Во-первых, здание перестраивалось в 19-м веке минимум дважды. От изначального, «пасторского» варианта остались только подвалы, все остальное хозяева методично разбирали по кирпичикам и собирали из этих же кирпичиков заново. Во-вторых, по мнению современных архитекторов, здание никогда не было шедевром сельского зодчества, а в третий раз его и вовсе собирал кто-то не очень рукастый. А по немецким меркам — даже косорукий.

«Для внутренних стен это нормально, сверху кладется штукатурка, и это не так заметно. Но здесь даже наружные сложены не ахти. У вас кладка в городе гораздо лучше. Когда архитектор наш приехала, она сначала даже не поверила, что это немцы кирпич клали. Вы, наверное, этого не увидите, а специалистам ясно: кирпич тут положили „как бык поссал“, простите. Как немцы могли так положить кирпич — непонятно. Может, потому что тут деревня или пастор нанимал каких-то непрофессионалов. Очень странно», — отметил Скуригин.

Кант в подвале

Доказательств того, что Иммануил Кант в этом доме проживал, у историков нет, пояснил замдиректора областного Историко-художественного музея Анатолий Валуев. Но бывал он здесь точно. «Это доказано, имеются документы. Здесь неподалеку стояла кирха, в которой велись службы, крестили детей. И есть записи в церковной книге, что Кант в 1748 году дважды был свидетелем при крестинах. Также есть письмо его, написанное здесь, в Юдшене (так Веселовка называлась до войны — прим. „Нового Калининграда“), когда он пытался опубликовать свою первую работу, по поводу жизненных сил трактат. То, что Кант здесь три года проживал, работал учителем и зарабатывал деньги на публикацию своих трудов и на дальнейшее обучение, подтверждено документально», — пояснил заместитель директора ИХМа.

_NEV7972.jpg_NEV8003.jpg_NEV8005.jpg_NEV8006.jpg_NEV8009.jpg

После всех перестроек со времен Канта в пасторском домике сохранился только подвал, сложенный из кирпича и камня. Именно туда в итоге решили отправить тематическую экспозицию, связанную с философом. Перед началом работ в подвале по колено стояла вода, а кирпичная кладка была спрятана под слоями штукатурки. Воду из подвала удалось убрать не с первого раза. «Когда сняли кирпичный пол, обнаружили, что керамические дренажные трубы все разломаны, разрушены. Вода ушла только после того, как вокруг здания сделали кольцевой дренаж», — пояснил Валуев.

От идеи заново штукатурить стены решено отказаться. «Лучше показать красоту кладки — кирпич и кирпич с камнем. Так они выглядели в 18-м веке, при Канте. Эксперты признали, что самая древняя, самая ценная часть — подвалы», — отметил Валуев. Пол тоже будет кирпичным, строители вернут кладку, которую сняли во время борьбы с потопом. Правда, после этого пол поднимется на несколько сантиметров и любоваться философской выставкой посетителям гренадерского роста придется вприсядку.

В подвал, вероятнее всего, отправятся и находки, сделанные во время работ по реконструкции. Их, правда, набралось негусто — осколки печных изразцов, детали дверных замков да обломки мебели.

В целом, по замыслу сотрудников Историко-художественного музея, домик должен стать музеем, где показаны быт и трудовые будни сельского пастора. «У нас есть предметы городской археологии 18–19 веков, которые хоть и не из этой местности, они найдены на территории Калининграда, но все равно они могут воссоздавать эпоху и в этом здании. Будет и фотовыставка, посвященная поселку Юдшен. Также мы сотрудничаем с обществом друзей Канта, которые готовы нам из Германии прислать копии исторических документов, еще какие-то материалы, которые также войдут в экспозицию. Она будет рассказывать о молодом Канте, который здесь когда-то здесь жил и обучал пасторских детей», — отметил Анатолий Валуев.

Первый этаж будет полностью экспозиционным, за исключением одного помещения, где разместится электрощитовая. Чтобы помещения выглядели «более исторично», на первом этаже решили собрать три старые немецкие печи. В пасторские времена дом отапливали восемь печек, но все они были разобраны переселенцами. В конце 50-х годов их заменили большая русская печь с лежанкой и несколько обычных буржуек.

_NEV7978.jpg_NEV7979.jpg_NEV7980.jpg_NEV7983.jpg_NEV7987.jpg_NEV7988.jpg_NEV7991.jpg_NEV7992.jpg_NEV7993.jpg

Аутентичные печки нашли у жителей Черняховска, Советска и Гусева. «Я купил 5 печей, чтобы собрать 3. Очень много изразцов было колотых. Их можно было, конечно, реставрировать, но смысла нет. Мы просто подбирали более-менее целые. Ценники у вас совершенно безбожные и разные. Начиная с 30 тысяч и до 200 тысяч рублей. Кто во что горазд. Очень сложно с людьми торговаться было», — отметил гендиректор компании-подрядчика.

Самую красивую из новых-старых печек купили в Черняховске за 70 тысяч рублей. «Печи в других комнатах, конечно, попроще, но зато больше соответствуют духу здания. Такая печь у пастора вряд ли стояла, она слишком красивая для него. Мы ее разобрали, пронумеровали все детали, перевезли сюда и снова собрали. К сожалению, не стоит на ней корона пока, она будет еще выше и красивее. Печь будет рабочей, но музей вряд ли будет ее топить», — сказал Скуригин.

Мансардный этаж пасторского дома разделен на три зоны, здесь сохранились две комнаты с элементами фахверка, их решено восстановить. «Часть помещений может использоваться и как небольшой конференц-зал для каких-то мероприятий, и как небольшой выставочный зал. А в комнатах мы планируем разместить служебные помещения музея, комнату охраны», — пояснили представители музея.

Предполагается, что решение это временное, служебные помещения со временем хотят вынести в отдельное здание. «В дальнейшем мы предполагали, что на втором этаже может быть детская комната. Когда-то у пастора было 5 сыновей, Кант обучал трои младших, мы предполагали, что это могли быть детские комнаты наверху. И можно было бы здесь придумать такие экспозиции… может, воссоздать комнату, где бы Иммануил Кант мог заниматься с детьми, создать какую-то интерактивную экспозицию. Есть голографические технологии, какие угодно. Не обязательно иметь подлинные экспонаты. Можно было бы воссоздать эту картину», — сказал Валуев.

_NEV7994.jpg_NEV7995.jpg_NEV7998.jpg_NEV8000.jpg_NEV8001.jpg

Смена плана

Описанная выше концепция сильно отличается от изначальной. И менялась она неоднократно. Именно этим музейщики и строители объясняют полугодовую задержку работ. Первый этаж в разное время хотели отдать то под «философскую» экспозицию, то под музей переселенцев, мансарду планировалось превратить в большой конференц-зал, а туалеты и подсобные помещения отправить в исторический подвал.

Но тогда предполагалось, что пасторский домик будет восстанавливаться не сам по себе, а вместе с двумя новыми корпусами. Когда стало понятно, что масштабы проекта скукожились до самого домика, от лишних наворотов пришлось отказаться. Музей переселенцев из ближайших планов был изгнан, как и большой конференц-зал. Туалеты из подвала переместились в пристройку. В пасторские времена она существовала и использовалась для тех же естественных надобностей.

«Все задержки хода работ произошли из-за того, что в проекте было другое видение того, как должно быть. Авторы проекта считали, что все эти старые балки нужно снести, комнаты фахверковые разобрать. Весь мансардный этаж по проекту должен был превратиться в большой конференц-зал. Но когда ставилась задача, мы исходили из того, что будут три здания и как-то эти три здания должны были быть „завязаны“ не столько на музейные нужды, сколько на нужды БФУ им. Канта, что здесь будет какой-то комплекс, где будут проживать студенты, что в одном из зданий будет студенческая столовая, место под палаточный лагерь и так далее», — объяснил отставание Валуев.

По его словам, изменения проекта не привели к удорожанию работ. «Наоборот, даже снижение будет серьезное. И так сэкономили 15 млн на торгах, и вряд ли они 31 млн закроют. Мы не оплачиваем вперед», — сказал музейщик.

Несмотря на то, что от изначальной концепции остались рожки да ножки, оптимизма музейщики не теряют. «Янтарьэнерго» построило для пасторского домика небольшую подстанцию, запаса мощности которой должно хватить не только ему самому, но и еще двум зданиям, о которых мечтает музей. Речь идет о восстановлении элементов пасторского подворья, когда-то на территории усадьбы стояли хлев, конюшни, другие хозяйственные здания. Их фундаменты сохранились «Есть планировка территории, известно, что где стояло, где был сад», — пояснил Валуев.

Первой планируется восстановить конюшню. «Мы сейчас готовим вместе с БФУ им. Канта заявку в программу приграничного сотрудничества Россия-Польша на воссоздание еще одного здания. Есть проектная документация на него. Там будет гостевой дом, это бывшая конюшня, но это уже если в программу попадем», — отметил он. Третье здание (он же амбар для хранения зерна) планируется восстановить когда-нибудь потом, там хотят разместить служебные помещения и небольшое кафе.

_NEV8012.jpg_NEV8014.jpg_NEV8013.jpgDJI_0874.jpgDJI_0869.jpgDJI_0878.jpg

Столь же размытые перспективы у «философского дворика» и «философского садика». К марту этого года руки в лучшем случае дойдут до благоустройства территории вокруг домика, и то лишь при благоприятных погодных условиях.

Местные жители по-прежнему не проявляют к домику Канта ни тени интереса — даже те, кто работает на стройке. Их индифферентность можно объяснить тем, что радикальных перемен для забытой Богом Веселовки от нового туробъекта никто не ждет, считает Сергей Скуригин. «Может, иностранцы и приедут… на них вся надежда, — сказал подрядчик. — Хотя это чуть ли не единственный сохранившийся дом, который действительно видел Канта. Есть надежда, что иностранцы поедут. Подвал уж точно наверняка он там из бочек винчик-то попил. Он тогда был молодой, бессмертный».

Музейщики настроены оптимистичнее — к филиалам в пампасах ИХМу не привыкать, у него имеется музей Кристионаса Донелайтиса в Чистых Прудах, которые тоже сложно назвать туристической меккой. «Там тоже ведь вала посетителей нет, поскольку это восток области. Но постепенно эти туристические маршруты развиваются. Поток так или иначе наращивается. Тут не так далеко Гусев и Черняховск, здесь рядом поселок Лермонтово, где каждый год проводится реконструкция Гумбинненского сражения. Эта территория начинает развиваться. Надеемся, что ввод в эксплуатацию этого музея позволит привлечь турфирмы и всех интересующихся не только наследием Канта, но и памятниками истории в нашей области», — отметил Валуев. К слову, турфирмы пока тоже проявляют к будущему музею нулевой интерес.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии