Памятник клёпаного искусства: как именем Путина спасали двухъярусный мост

Все новости по теме: Ремонт дорог

В предпоследний день зимы в зале областной Общественной палаты на Советском проспекте собрались калининградские общественники, архитекторы, историки, краеведы и прочие неравнодушные граждане. Собрались не просто так, а на расширенное заседание комиссии по культуре общественной палаты — обсудить судьбу региональных памятников, не очень памятников и потенциальных памятников культуры и истории. Самым болезненным оказался вопрос судьбы двухъярусного моста, который власти хотят снести, а калининградские активисты всеми силами пытаются спасти. В качестве аргументов в ход пошли и Владимир Путин, и штурм Кёнигсберга, и чудеса советской инженерии. За тем, как именем президента и войны пытаются защищать историческое наследие, наблюдала «Недвижимость Нового Калининграда».

Образец стальной эстетики

Общественность, нашедшая время для обсуждения памятников днём в будний день, неспешно стекалась к зданию на Советском, 13. На площадке перед входом сосредоточенно что-то повторял, сжимая в руках несколько листков с текстом, молодой человек в пиджаке и джинсах. Судя по волнению на лице и в движениях, ему предстояло читать доклад. Историк и экскурсовод Евгений Мосиенко, как его представила председатель комиссии Виктория Корнева, планировал выступить в защиту двухъярусного моста. И защищать его он был намерен, как показали дальнейшие события, чуть ли не до последней капли крови. И не он один.

То ли сказалась весенняя погода, то ли еще что, но рассаживаться по местам и начинать заседание никто особо не спешил — люди неторопливо бродили по залу, переговаривались друг с другом, ожидали опаздывающих — вице-мэр Анна Апполонова так и не пришла, как и директор «Фридландских ворот» Андрей Ярцев. Не оказалось в зале и главы региональной Службы охраны памятников Евгения Маслова. Вместо него был другой представитель службы, но Корнева сразу предупредила, что он не уполномочен ни выступать, ни что-либо комментировать, так что цель его присутствия осталась загадкой.


Начать свою речь Евгений Мосиенко решил с выступления Владимира Путина — на экране появился президент России с речью о том, как важно учитывать мнение горожан при любом городском проектировании. В дополнение к президенту докладчик зачитал федеральный закон о конституционном праве каждого на доступ к культурному наследию и обязанности это самое наследие охранять. В качестве наследия выступал двухъярусный мост. «В данный момент в Калининграде разворачивается конфликт. Конфликт вокруг наследия. Его сохранения и использования. Суть в том, что наследие — это не какой-то конкретный объект, мост или собор. Наследие — это смыслы. Ведь любое здание или сооружение — это прежде всего лишь предмет, созданный руками человека», — с выражением зачитал Мосиенко.

Здесь надо объяснить, в чём именно заключается упомянутый конфликт. Двухъярусный мост сегодня находится в предаварийном (если не в аварийном) состоянии, плюс в нынешнем виде он сильно затрудняет судоходство. У него низкая пропускная способность, а из-за особенностей конструкции он доступен не для каждого грузовика (но они всё равно пытаются и периодически застревают). При этом мост принадлежит компании РЖД, которая, понятно, не хочет за свой счет ремонтировать ещё и автомобильную дорогу, и вообще рада бы избавиться и передать сооружение полностью городу или области. Городу и области этот мост тоже не сильно нужен. Так что РЖД и власти сошлись на разделении ответственности.

Сначала план был — снести автомобильную часть, построить новый мост чуть ближе к Музею Мирового океана, а железнодорожную часть полностью оставить на содержании госкорпорации. Сегодня основная идея уже звучит иначе: двухъярусный мост хотят снести полностью (называя это реконструкцией), а вместо него построить два новых моста — автомобильный восточнее и железнодорожный западнее. Проблема в том, что мост является памятником муниципального значения и просто так его уничтожить нельзя. Но и здесь нашлось решение — то, что признано памятником, демонтировать, собрать в одну кучу и выставить в качестве экспоната где-нибудь на набережной у ММО. То есть превратить инженерное сооружение в груду металла с табличкой.


Именно об этом и говорил в своём докладе Мосиенко, по мнению которого с тем же успехом можно разобрать Кафедральный собор на кирпичи и выставить эти кирпичи в музее. «Такая музеефикация — это миф и ложь. Без смысла это просто камни или груда металла», — подчеркнул он.

Последовало перечисление достоинств моста: уникальное сооружение, единственный вертикальный подъёмный мост в России и один из немногих в мире, а также «произведение клёпаного искусства, памятник таланту и труду отечественной инженерии, образец стальной эстетики». «Это символ героизма наших солдат, штурмовавших город и отдавших свои жизни за этот мост», — сообщил собравшимся Мосиенко и в качестве доказательства своих слов вывел на экран и зачитал выдержки из военных документов и воспоминаний фронтовиков. В том числе о Михаиле Глазкове, который разминировал остатки взорванного моста и вместе с другими сапёрами сделал настил для передвижения. За что и был представлен к званию Героя Советского союза.

«Если произойдет ликвидация моста, мы утратим часть памяти о подвиге солдат, о таланте советских инженеров. Сам факт его восстановления, использования столько лет является живым памятником нашим предкам», — отчеканил докладчик.

Следующим аргументом стал «Гугл», где опубликовано множество фотографий моста и отзывов о нём, «Инстаграм», где калининградский двухъярусный мост забил за собой хэштег #двухъярусныймост. Далее в ход пошли подобные мосты в других странах и истории их сохранения, уникальная история нашего моста, в котором вместо оригинального поворотного механизма поставили подъёмный и очередной вывод о подвиге советских инженеров и их инженерной мысли. Завершилось всё напоминанием о рекомендации президента привлекать граждан на первоначальной стадии проектирования.

Кроме лирики Мосиенко предложил весьма утопическую модель сохранения моста — сделать его не муниципальным, как сейчас, а федеральным памятником, привлечь инвесторов для его реставрации («Содружество», «Лукойл» и «Автотор» по принципу «вы пользуетесь — вам и платить»), провести реставрацию моста и укрепить его, а затем передать на баланс городу и области либо создать совместную организацию для эксплуатации. Идее о передаче моста городу и области искренне обрадовался представитель РЖД Александр Скрипников, не забывший упомянуть, что для этого ещё нужно добиться согласия собственно города и области.



Мы не общественники

«Разворачивается конфликт — вы с этого начали. Конфликт между кем и кем?» — вкрадчиво поинтересовался Скрипников.

«С одной стороны оказываемся мы, горожане, те люди, которым в том числе принадлежит наследие и люди, которые пользуются двухъярусным мостом и ценят его. Ну, а с другой стороны конфликт со стороны административных органов и других структур, которые хотят демонтировать это сооружение и памятник культуры», — не почувствовал подвох Евгений Мосиенко.

«То есть большинство граждан заинтересованы в сохранении это объекта? И грузовые автомобили, которые раньше ездили, а теперь не ездят — они тоже очень рады, что им запретили?» — продолжил Скрипников.

«Я говорил, что его надо реставрировать, надо развивать инфраструктуру. Конечно, он уже не справляется с тем трафиком. И если существует такая возможность, необходимо построить дополнительный автомобильный мост», — начал защищаться Мосиенко.

Администрацию Калининграда на заседании представлял специалист отдела охраны культурного наследия Константин Золошков, расположившийся за столом рядом с пустым стулом Апполоновой и через человека от Мосиенко.

«Мы давно работаем с этим объектом, находимся в тесном взаимодействии с пользователем памятника. С общественниками ещё не удавалось обсуждать этот вопрос», — начал Золошков.

«Мы не общественники, мы — жители города», — немедленно вскинулся Мосиенко.

«Что хочется отметить. Город Калининград понимает, что это за объект…» — попробовал продолжить чиновник.

«Город Калининград — это кто, простите?» — снова перебил его Мосиенко, которого уже начали дергать за рукав.

«Евгений, я вас не перебивал. Второй раз вы меня перебиваете. Если что-то хотите спросить — запишите, потом спросите, — отчитал его Золошков и продолжил. — Мне хотелось бы вас поправить. Вы в своём выступлении произнесли ряд деклараций, ни чем не подкрепленных. Вы старательно подводите всех собравшихся к мысли, что это памятник советской инженерии. Это не так». Представитель мэрии напомнил, что мост был построен в 1926 году и соотносить этот мост с достижениями советской инженерной мысли — некорректно. Он добавил, что уникальность и основная ценность моста была именно в поворотном разводном механизме. «Давайте сделаем!» — воспрял духом архитектор Артур Сарниц, десятью минутами ранее предложивший восстановить поворотный механизм.

«Памятник советской инженерной мысли тут состоит в том, что они не могли сделать его разворотным, а сделали подъёмным», — припечатал Золошков. По словам чиновника, горвласти никогда не ставили под сомнение ценность двухъярусного моста и никогда, никто не хотел «его взорвать безлунной ночью». Он добавил, что администрация города занимает «абсолютно конструктивную позицию» и «попустительства какого-либо не существует». И в целом охранное законодательство не является препятствием для ремонта объекта — это право пользователя. «Пользователь вправе принимать решение о проведении работ по сохранению. Это будет либо приспособление, либо реставрация, ремонт, консервация — у нас есть только 4 вида работ по сохранению. Никакая реконструкция, ничто другое — это невозможно», — горячо заверил он.



Условный культурно-ценный металлолом

Корнева аккуратно напомнила о декабрьском техническом совете в администрации Калининграда, где как раз был представлен проект двух новых мостов вместо двухъярусного. «Это тогда что такое?» — спросила она.

В разговор включился архитектор и координатор группы «Прусское наследие» Олег Ли и попросил вывести на экран презентацию «Гипростроймоста» с визуализацией новых мостов. К этому проекту у архитектора, как выяснилось, масса вопросов. Начиная с того, что предложенные визуальные решения копируют существующий французский мост, и заканчивая самим фактом столь масштабного строительства с двухуровневой развязкой и сносом массы объектов (в том числе исторических) вокруг.

Высказался Ли и по поводу «музеефикации» отдельных кусков двухъярусного моста, включающей в себя выставление их в качестве экспонатов на набережной Музея Мирового океана.

«У нас музеи — это что, такая своего рода свалка для складирования условно культурно-ценного металлолома, который на самом деле вроде как никому не нужен, давайте мы от него избавимся. У нас есть пример — Высокий мост. Он был тоже перестроен после войны, но там сохранялись существенные части оригинального моста. На данный момент это абсолютный новодел. Некоторые его конструкции переданы в музей „Фридландские ворота“. Там много места? Сколько мостов ещё туда можно сложить, не подскажете?» — разошёлся он.

При этом архитектор поддержал саму идею строительства дублёра двухъярусного моста, но выступил категорически против как «позаимствованного» архитектурного решения, так и строительства двухъярусной развязки у нового моста. «Что особенно непонятно — для чего вообще здесь двухъярусная развязка. Почему не предусмотреть в одном уровне решение? Я сейчас не говорю об архитектурных решениях украденных. Их можно пересмотреть, потому что наш город заслуживает оригинального архитектурного решения, а не краденого. Но здесь я хотел сказать о другом — почему нельзя сделать в уровне с набережной? Отказаться от этих огромных разъездов, которые уничтожают окрестные территории, и просто построить нормальный современный разводной автомобильный мост», — подытожил он.

«И стоять в пробках», — подал голос кто-то.

«И правильно делать. Потому что город в первую очередь для пешеходов и потом только для автомобилей!», — отбрил Ли.

Проекты мостов в Калининграде и фото существующего моста во Франции

«КПД от нашей встречи будет нулевое. Мы с вами напоминаем соседей, которые собрались у подъезда и обсуждают, что они сделают с квартирой на пятом этаже, хотя у этой квартиры есть собственники, которые там живут, — решил открыть глаза собравшимся член палаты Максим Кузнецов. — У моста есть собственник, и собственник этот — железная дорога. Мне кажется, нам с вами нужно в первую очередь выработать механизм, что нам надо предпринять для того, чтобы этот мост уже перешёл либо в городскую собственность, либо в областную». И предложил предпринять какие-то конкретные шаги — например, обратиться к губернатору Калининградской области, чтобы область забрала мост.

«Хорошо. Тогда предложение учесть все предложения, сделанные Евгением Мосиенко, с тем чтобы обратиться в правительство Калининградской области с этой проблемой», — попробовала было подвести итог Корнева.

Но не вышло. Сначала Олег Ли предложил обратиться в прокуратуру для проведения проверки разработанной документации, а также выйти на прямой контакт с проектировщиками всего этого транспортного узла.

«Всей общественности города?» — раздалась ехидная реплика.

«Почему всей общественности? Мы здесь в общественной палате находимся, мы в определенной степени представляем интересы граждан. Этого недостаточно?» — взвился Ли.

Последовавший спор о работоспособности существующего механизма публичных слушаний был вновь завершён именем Путина с новым напоминанием о том, что президент велел заниматься соучастным проектированием с горожанами.



«Чтобы закрепить этот мост не только как железную, двухъярусную конструкцию, предлагаю его назвать в честь героя Советского Союза, старшего сержанта Глазкова. И поставить там памятник. И тогда мы закрепим статус», — решил поставить точку в обсуждении активист Анатолий Журату. После секундного замешательства раздались аплодисменты. Последовавшее за этим предложение обратиться в облдуму для создания постоянной комиссии по вопросам наследия столь же горячее одобрение вызвало только у Виктории Корневой, спешившей перейти уже наконец к следующему вопросу.

Текст — Татьяна Зиберова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград», wikimedia.org CC BY-SA 3.0, проект предоставлен пресс-службой администрации Калининграда.

Комментарии

prealoader
prealoader