Забытое наследие: как разрушается довоенная архитектура Правдинска

Вид из бывшей усадьбы Рихтера на Мельничный пруд. Фото — Денис Туголуков, «Новый Калининград»
Вид из бывшей усадьбы Рихтера на Мельничный пруд. Фото — Денис Туголуков, «Новый Калининград»

Расположенный на юге Калининградской области Правдинск с его четырьмя тысячами жителей редко оказывается в поле зрения СМИ. Не вспомнили о нем и после того, как областные власти выделили беспрецедентные средства на капитальный ремонт в соседнем Железнодорожном. Тем не менее, город с его обаянием средневековой старины способен подарить регулярно приезжающим сюда туристам немало впечатлений — в том числе благодаря объектам культурного наследия, часть которых, правда, постепенно разрушается. «Новый Калининград» рассказывает, что происходит с некоторыми из них сегодня.

Фридландская защитная стена: западная часть

Древняя городская стена, которую горожане возвели в XIV веке — один из подобных объектов. За почти 700 лет она была свидетелем разгула чумы, пожаров, кровопролитных сражений и возвращения к мирной жизни. Когда оборонительная функция стены себя исчерпала, жители частично разобрали сооружение, квадратом окаймлявшее городской центр. То, что осталось — западная и южная стороны — сохранилось во время штурма 1945 года.

Однако время берет свое. Конструкция из балтийских валунов и добротного кирпича не выдерживает натиска дождей и морозов.

Западная часть стены (она параллельна улице Черняховского и остаткам оборонительного рва, который зимой превращается в главную городскую горку) приведена в относительный порядок. В 2009 году благодаря совместным действиям администрации муниципалитета и уроженцев Фридланда здесь были проведены противоаварийные работы, которые — пусть локально — предотвратили процессы разрушения.

 

Южная же часть укреплений с сохранившимися бойницами и фигурной кладкой из каленого кирпича по какой-то причине оказалась обделена вниманием.

Фридландская защитная стена: южная часть

Длина разрушающегося участка — около 18 метров. Камни усеяли под ним половину склона. Краевед Владимир Гусев рассказывает, что в начале прошлого века жители Фридланда любили прогуливаться здесь по песчаному променаду, который начинался в районе нынешней автостанции и заканчивался лестницей, ведущей от современного рынка к площади.

— В довоенные времена на верхней части стены была уложена черепица, которая защищала ее от воздействия погодных условий, — поясняет Гусев. — Сейчас такой защиты нет. Дожди и морозы «рвут» строительный раствор. Кирпич постепенно выкрашивается, валуны выпадают и скатываются по склону вниз, к обочине дороги.

Краевед настаивает на том, что южный фронт фридландских укреплений нужно спасать безотлагательно. Его поддерживает и бывший главный архитектор Правдинского района Антонина Юркова. Вместе они предложили властям план консервации того, что осталось от городских фортификаций с их южной стороны.

— Консервация самого проблемного участка стены предполагает устройство покрытия сверху (например, из той же черепицы) и установку металлического сетчатого ограждения сбоку, — рассказывает архитектор. — Эта конструкция позволила бы на какое-то время предотвратить дальнейшее разрушение и остановить камнепад.

Идея, однако, не была воплощена.

   

— Центр города является охранной зоной объектов культурного наследия, — объясняет заместитель главы муниципального округа по социальным вопросам Петр Седов. — Прежде мы пытались восстанавливать южную сторону стены, периодически укрепляли выпавшие камни, но служба охраны памятников сделала нам замечание: реконструировать укрепления можно лишь в том случае, если будет сохранен их исторический облик. А для этого нужен проект, выполненный профессионалами. Когда он окажется у нас в руках, мы будем искать источники финансирования.

Муниципалитет возлагал надежды на студентов БФУ, которых специально приглашали в город в 2017 году. В администрации ожидали, что визит обернется дипломными работами на тему реконструкции фридландских сооружений, которые могли бы лечь в основу проекта. Однако за прошедшие два года его подготовка так и не была завершена.

Пока эта история находится в подвешенном состоянии, пенсионер Василий Яковленко, разбивший под стеной огород, проявляет заботу об историческом наследии по-своему.

— Вот здесь я укрепил стену, — мужчина показывает на место, откуда начинается камнепад. — За свои деньги купил кирпич, цемент — и подремонтировал...

О том, что скажет служба охраны памятников, пенсионер не беспокоится.

Главная беда фридландских укреплений в том, что только западная их сторона и юго-западный угол входят в региональный список объектов культурного наследия. Южный же участок в список охраняемых областью зданий и сооружений не включен. Как и почему можно было «забыть» его — вопрос.

Магистрант специальности «Развитие культурного наследия» Европейского гуманитарного университета, калининградский краевед и экскурсовод Евгений Мосиенко видит в неполноте упомянутого списка ошибку, которую нужно исправлять — и как можно быстрее.

— История с Фридландом такова, что вся его территория заслуживает статуса исторического поселения, — считает Мосиенко.

Усадьба ветеринара Рихтера

Двухэтажный дом из красного кирпича по улице Калининградской (бывшая Samlandstrasse) — один из кандидатов на получение «культурного» статуса. Здание построено в 1911 году. До войны его занимал ветеринарный врач по фамилии Рихтер, он же был хозяином построек вокруг.


Фото из собрания уроженки Фридланда Урсулы Клюге

Еще недавно блогеры писали об усадьбе: «особнячок заброшенный, но в хорошем состоянии». Теперь этот «заброшенный особнячок» пришел в состояние неприглядное. Стекла выбиты, перекрытия — в опасных дырах, на крыше — березовая поросль.

Усадьба ветеринара могла бы стать одной из самых эффектных городских достопримечательностей: краеведы считают, что здесь можно было бы разместить кафе или музей — очень уж удачен вид на кирху Святого Георга (сейчас — храм во имя Святого Георгия) и Мельничный пруд, — но пока это маловероятно.

В советские времена в доме Рихтера квартировала контора совхоза «Правдинский». Дворовые постройки использовались как склады. В девяностые весь комплекс по весьма скромной цене приобрело ЗАО «Правдинское молоко».

— Мы просили собственника сохранить здания, привести их в порядок, — говорит Петр Седов, — но обратной реакции не последовало. Что касается юридических рычагов воздействия — для того, чтобы их запустить, нужно много времени.

Впоследствии ЗАО распродало усадьбу по частям. Городские власти утверждают, что нынешние хозяева им неизвестны. По слухам, это предприниматели, зарегистрированные в Калининграде. Так или иначе, видимого интереса к судьбе сооружений с любопытным историческим бэкграундом владельцы не проявляют, и те постепенно превращаются в развалины. В местной администрации считают, что ответственных должна разыскать и призвать к порядку служба охраны памятников.

Сегодня попасть в дом можно со стороны двора: дверь болтается на петлях. Этой возможностью пользуются любители выпить, рассказывает местный житель Виталий.

— Каждый вечер народ там пьет, — показывает он на уровень второго этажа, где в оконном проеме колышется черная полиэтиленовая «занавеска».

Судя по внутреннему состоянию здания, «народ» в нем не только пьет, но и жжет костры, и гадит. Здание, где когда-то лечили животных, теперь представляет собой общественный туалет. Несмотря на то, что оно хорошо продувается сквозняком, хочется как можно скорее выйти наружу.

Мельничный склад

В еще более удручающем состоянии пребывает мельничный склад у пруда, фактически превратившийся в руины: кровля обвалилась, деревянные балки догнивают. Безотлагательной реконструкции требуют здание бюро и кирпичная дымовая труба мельницы, где по весне так любят «прописываться» аисты.

Мельница в Фридланде сначала была водяной, потом — паровой. После Великой Отечественной какое-то время использовалась по назначению, позже городская коммунальная служба стала стала хранить здесь свои материалы. В девяностые годы мельницу разобрали. Склад, бюро и труба — все, что осталось от бывшего производственного комплекса.

Осенью прошлого года градозащитная группа «Прусское наследие» организовала сбор денег на выкуп мельничного амбара у собственника. Собрать удалось лишь около 30 тысяч рублей, но, тем не менее, в канун 2019-го склад все же перешел в новые руки: участники «Наследия» вложили в покупку значительную часть личных средств. Сумма сделки составила 350 тысяч рублей.

— Мы приступили к разработке форэскизного проекта — концепции, на основе которой бывший склад будет законсервирован, — делится планами координатор сообщества, архитектор Олег Ли. — Надеюсь, этот этап проектирования завершится в 2019 году. Затем мы предложим здание инвесторам. Определенно, в нем должна разместиться некая общественная площадка, но в то же время здание будет многофункциональным, чтобы оно могло само себя содержать.

Координатор «Прусского наследия» сожалеет, что все идет не так быстро, как хотелось бы:

— Пока в районе старой мельницы никаких практических изменений не произошло. Но, по крайней мере, нами решена первая важнейшая задача — бывший мельничный склад теперь никто не выкупит под разборку на кирпич.

«Дом Наполеона»

Тревогу у общественников вызывает и состояние «дома Наполеона» — особняка постройки конца 18 века, в котором, как считается, в 1807 году ненадолго останавливался император Франции. Особняк десяток лет окружен строительными лесами, которые и сами уже превратились в источник угрозы для здоровья прохожих. За оконными проемами здания — паутина и тишина. Статусный дом, которому прочили стать то музеем, то рестораном, расположен под самыми окнами администрации.

Владельцем объекта является бизнесмен Виктор Батурин, при этом здание находится под арестом — в составе общей конкурсной массы, судьбой которой занимаются судебные приставы Москвы. В 2016 году бизнесмен приезжал в Правдинск и пообещал, наконец, привести особняк в приличный вид, но пока этого не случилось. Когда-то Батурин организовал монтаж фальшфасада, закрывающего строение и леса, — однако и тот под воздействием времени приходит в негодность.

Вилла Фонзее

Тем не менее, опыт успешных переговоров с представителями бизнес-структур у местной администрации имеется. В частности, с виллой Фонзее, названной по фамилии бывших владельцев.

Старинный жилой дом по улице Кутузова (прежняя Aachenerstrasse — прим. «Нового Калининграда») в послевоенное время был занят воинской частью — здесь располагалась солдатская столовая.

Здание, построенное в конце XIX — начале XX веков, пережило несколько пожаров и, реконструированное по советским стандартам, выглядело довольно безлико, понемногу приходя в негодность. Но в результате торгов перешло в руки калининградского бизнесмена Александра Гирзекорна, который разместил здесь гостевой комплекс.

Стремясь добиться исторической идентичности, авторы проекта восстановили на фасаде резьбу, некогда пострадавшую от огня, а интерьеру постарались придать стиль позднего классицизма.

Внизу предлагают меню, в котором соседствуют русский борщ и берлинский салат, наверху — апартаменты. Сегодня это единственный вариант размещения для туристов, желающих переночевать в бывшем Фридланде.


Вперёд, в средневековье

Во время празднования 700-летнего юбилея Правдинска в 2012 году в благоустройство городской среды было вложено более 30 млн бюджетных рублей. Исторический центр тогда в значительной мере похорошел — хотя жители и пеняли властям на то, что ремонт коснулся лишь фасадов — и пока еще сохраняет внешнюю привлекательность.

В следующем году город намерен сделать еще один шаг в том же направлении. Местные власти рассчитывают на грант, выигранный в федеральном конкурсе по созданию комфортной среды. На средства гранта собираются воплотить в жизнь концепцию благоустройства центрального парка, разработанную калининградским архитектором Антоном Глушковым. Стоимость работ оценивается примерно в 70 миллионов рублей.

В частности, в парке должны появиться Георгиевский крест, площадка для стрит-фуд-проектов и кластер креативных ремесел. У Мельничного пруда построят прогулочную зону и летнюю сцену, возле западной части средневековой стены восстановят исторический променад.

Правда, вопрос, когда и кем будут реконструированы исторические объекты, оказавшиеся за рамками проекта, пока остается без ответа.

Текст — Анна Кузьминых, фото — Денис Туголуков, «Новый Калининград»



Комментарии

prealoader
prealoader