Власть несбывшегося: кризис доверия проектам застройки исторического центра

Около года длилась работа над проектом «Сердце города». И во вторник, наконец, был официально объявлен международный архитектурно-градостроительный конкурс на концепцию застройки территории исторического ядра Калининграда. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» попыталась разобраться, почему горожане всё меньше верят в жизнеспособность подобных проектов.

От «Сердца» к «Сердцу»

Если начать копать в сторону первого робкого замечания о необходимости что-то делать с историческим центром, есть риск обнаружить знаменитое калининградское метро. Тема восстановления Королевского замка — это вообще отдельная песня, на примере которой в будущем можно будет изучать политическую историю региона. И даже название «Сердце города» калининградцы впервые услышали ещё в 2006–2007 годах от бывшего главного архитектора города Александра Башина, известного своими эксцентричными идеями, вроде небоскрёбов на Королевской горе. От «башен Башина» городу удалось отвертеться, но, как говорится, «осадочек остался». Нынешнее «Сердце города», по словам лидера проекта Александра Попадина, никакого отношения к проекту Башина не имеет. Просто совпадение. А если название само на язык просится, то почему бы его и не использовать? Кстати, в 2008 году был уже случай с совпадением названий проектов застройки центра Калининграда — тогда в городе было два «Альтштадта», один относился всё к тому же Башину, другой — к архитектору Юрию Забуге. В общем, если учесть почти десятилетнюю историю попыток реанимации центральной части Калининграда со всеми воркшопами, семинарами, общественными обсуждениями, проектами и неслучившимися конкурсами, то неудивительно, что сегодня к «Сердцу города» со стороны общественности отношение крайне настороженное и неоднозначное. Всё тот же «осадочек» даёт о себе знать. Да и запутаться немудрено, потому что годы идут, а в ритуальных плясках вокруг сердечной мышцы Калининграда мелькают всё те же лица. И пойди ж тут разбери, где чья инициатива и что они там себе задумали.

Калининградцы в своё время привыкли к пустырю и недострою в центре города, потом привыкли к забору, привыкли к закрывшимся раскопкам, привыкли и к бесконечному обсуждению потенциально возможного архитектурного будущего. Привыкли и перестали вообще считать этот центр центром. Сегодня едва ли один местный житель из трёх сможет ответить, где в Калининграде расположена Центральная площадь. Да и какая это площадь — забор, пустырь, дом-монстр, бараки «Старой башни» и сомнительного вида пространство для ярмарок и редких массовых концертов. А ещё неподалёку в огромной серой многоэтажке расположился откровенно жутковатый Дворец бракосочетания, от посещения которого всё больше молодых пар отказываются в пользу гурьевского ЗАГСа. В типичную калининградскую погоду весь этот пейзаж описывается модным нынче словечком «безысходность». Но все уже привыкли. Привыкли настолько, что на общественных обсуждениях «Сердца города» в конце декабря на полном серьёзе было озвучено предложение ничего не менять, чтобы не сделать ещё хуже, хотя, казалось бы, куда ещё хуже-то? Привыкли настолько, что некоторые калининградцы, опять же, вполне серьёзно обиделись, когда именитые градостроители, обсуждавшие тут в ноябре техническое задание к конкурсу, заявили, что в сердце города у нас дыра.

Но теперь уже деваться некуда — конкурс объявлен, и условия поставлены. Правда, не факт, что будет реализован проект-победитель, но, по крайней мере, в наличии у властей будет множество свежих идей и нестандартных решений, а стремительно приближающийся ЧМ-2018 заставит хоть что-то из предложенного воплотить в жизнь.

Итак, в 2012 году необходимость очередных изменений стала очевидна и для городских, и для региональных властей. Всё началось с Совета по культуре при губернаторе, где планом регенерации исторического ядра города ведал Александр Попадин и, собственно, на заседании этого же Совета неделю назад было утверждено окончательное ТЗ к конкурсу, сроки проведения, премии, состав жюри и так далее.

domsovet_4.jpgКонцепция проекта конкурса на проект концепции

Если очень коротко изложить историю проекта за этот год, то всё просто — партия сказала: «надо», что там ответил комсомол, и так всем известно. Осенью 2012-го несколько раз заходил разговор о необходимости создания специальной организации, которая занялась бы работой над проектом, но всё как-то на разговорах и заканчивалось, пока уже в 2013 году не были выделены 400 тыс рублей на историко-культурное исследование, а следом и 10 млн рублей на само некоммерческое партнёрство «Градостроительное бюро „Сердце города“». Когда разговоры перешли к делу, повысился и интерес к проекту со стороны общественности — дальнейшая судьба 10 млн рублей заинтересовала многих. А принимая во внимание тот факт, что последние 10 лет сердце города представляло собой зияющую дыру, куда проваливались все идеи и выделенное финансирование (например, та же оплата поездок на выставки в Канны, откуда был привезён всего один договор с инвесторами, и то касался он гостиницы «Ибис», строительству которой не возмутился сегодня разве что ленивый), наибольший интерес вызывал один вопрос — до какой стадии доживёт проект на этот раз. Главное, что с марта 2013 года он вообще сдвинулся с мёртвой точки, и уже в июне на Совете по культуре прошла первая презентация проведённой негосударственной историко-культурной экспертизы, после которой вопросов и сомнений у общественности и особенно у журналистов, которых почему-то выставили за дверь перед обсуждением проекта, стало ещё больше. Учитывая, что при проведении историко-культурного исследования, как и при итоговом формировании технического задания к конкурсу, активно использовались наработки симпозиума 2005 года и воркшопа 2007 года, на поверхность снова всплыли такие одиозные затеи, как снос эстакады и тоннель на Московском. И хоть лидеры проекта не раз потом заявляли, что они только готовят конкурс и рассматривают все возможные решения, а не формируют готовую концепцию застройки, скептическое отношение калининградцев к «Сердцу города» не изменилось.

Ещё одна некрасивая история произошла через пару месяцев из-за банальной путаницы, когда макет центра города авторства архитектора Артура Сарница, установленный в шатре во внутреннем дворе правительства области, был принят за макет «Сердца города» и спровоцировал довольно резкие высказывания директора Кафедрального собора Игоря Одинцова и профессора БФУ им. Канта Ирины Кузнецовой. Из-за всего этого в головах калининградцев возникло окончательное непонимание всего проекта в целом. Многочисленные презентации историко-культурного исследования и проекта вызывали, по большей части, одни и те же вопросы и обвинения — тоннель на Московском, застройка Острова Канта, снос эстакадного моста, восстановление замка и так далее.

В любом случае, тихой сапой караван дошёл и до рабочих консультаций в ноябре 2013-го, куда созвали буквально светил архитектуры, дабы те помогли сформулировать окончательное техническое задание в конкурсу. Правда, журналистам снова несколько омрачили процесс, выставив из зала на время обсуждения зарплат конкурсного жюри (кстати, на этот вопрос так и не удалось добиться ответа, но об этом позже). Трёхдневная экспертная сессия оказалась достаточно продуктивной, чтобы проект вышел уже на финишную прямую. Конкурс собирались объявить в декабре, но случился «Инвестбанк». 6 млн рублей «Сердца города» остались на его счетах, и старт конкурса перенесли на месяц. И Александр Попадин, и Николай Цуканов уверяют, что на дальнейшую работу бюро эти деньги никак не повлияют.

cukanov_gov_3.jpgРезиновое жюри

Прошедший неделю назад Совет по культуре при губернаторе стал жирной точкой в годовой гонке за «Сердцем города». Усталость и некоторая нервозность чувствовалась и в ходе презентации, и в том, как губернатор в ответ на вопросы и замечания членов Совета несколько раз повторил, что конкурсное задание разрабатывалось год, и разрабатывалось не на коленке; и в том, как Совет фактически единодушно проголосовал против дальнейшего обсуждения проекта в Общественной палате. И когда ректор БФУ им. И. Канта Андрей Клемешев отметил, что его университет никто не подключил к работе над конкурсом, Цуканов уже довольно резко ответил, что не нужно ждать, пока позовут, нужно самим проявлять инициативу, и никто не знает, почему БФУ не принимал участия в обсуждениях.

Итогом заседания стало увеличение состава жюри ещё на два человека. Тут нужно отдельно заметить, что ещё экспертным советом при составлении ТЗ было оговорено, что жюри должно состоять из двух частей — политической и профессиональной, причём профессиональную часть имеет право формировать исключительно местное отделение Союза архитекторов. Также, общее количество членов жюри должно быть нечётным, и в профессиональной части членов жюри должно быть больше. Так как после предыдущего заседания Совета было решено увеличить политическую часть жюри на трёх человек, была увеличена и профессиональная — тоже на трёх человек. И вот на последнем Совете снова принимается решение добавить ещё двух человек в состав жюри (естественно, в политическую часть, а не в профессиональную). Рабочая группа вздыхает, но следует решению Совета. В итоге, в состав жюри входит 23 человека, из них в политической части 12 членов, в профессиональной — 11. Дополнять снова профессиональную часть уже не стали. И так жюри разрослось за последние две недели, а про оплату его работы журналистам всё ещё ничего не говорят, кроме того, что эти деньги входят в сумму, выделенную на проведение конкурса, которая составила, кстати, 26 млн рублей.

Эпопея с «Сердцем города», конечно, далека от завершения — она просто вышла на новый уровень. Теперь нам предстоит наблюдать уже за процессом отбора конкурсантов и обсуждать готовые проекты. А потом ждать и надеяться, что что-нибудь воплотят в жизнь, и это что-нибудь будет не страшнее реальности. Но количество скандалов, скандальчиков и просто слухов, которыми оброс проект за год своей активной жизнедеятельности, наводит на мысль, что каким бы благим ни казалось дело благоустройства центра города, когда за него берутся власть имущие, начинается какая-то жуткая путаница, а еще бюрократия и сумасбродство. И после стольких лет точечной застройки, уничтожения историко-культурного наследия и переписывания правил землепользования и застройки в угоду бизнесу вряд ли уже кто-то готов полностью и безоговорочно поверить в реальность регенерации исторического центра. А хотелось бы, если честно.

Текст — Татьяна ЗИБЕРОВА, фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости