«Выборы — это святое»: как Николай Цуканов высадился на Остров

В минувший понедельник ВРИО губернатора Калининградской области продолжил активно использовать своё служебное положение в предвыборных целях. Сценарий, подготовленный его технологами, предполагал в этот день плотное изучение проблематики острова Октябрьский. За показательным погружением Николая Цуканова в островную специфику внимательно следил корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Долгожданный снос

На площадке, предназначенной для строительства новой и заключительной очереди комплекса «Рыбная деревня» в понедельник после обеда несколько рабочих и один экскаватор не спеша имитировали работу по разборке остатков ещё немецкой застройки, украшенной живописными граффити. Прибывший на место событий одним из первых глава горсовета Калининграда Андрей Кропоткин сообщил, что процесс этот очень радует местных жителей. По его словам, встреченная им по пути пожилая жительница дома по ту сторону Преголи только что не на колени упала, благодаря чиновников за то, что они сносят руины, на которые женщина взирает аж с 1978 года.

Радоваться, глядя на процесс сноса благодарная бабушка сможет ещё как минимум до конца года: по словам главы Агентства по развитию туризма Калининградской области Александра Арутюнова, активная фаза застройки территории намечена на конец 2015 — начало 2016 года. 

Для этого, кроме собственно расчистки участка, отвоёванного областью у Минобороны РФ, необходимо всё же найти инвестора. Которого пока нет. Зато интересанты, как отметил Арутюнов, имеются: по его словам, один из них — компания «Главстрой Девелопмент». Эта структура, входящая в холдинг «Базэл» Олега Дерипаски, специализируется на строительстве жилья в Москве и Подмосковье. Но, как считают в корпорации туризма, вполне может поучаствовать в продолжении строительства «Рыбной деревни».

Стоит отметить, что, как писало в апреле ИА «Росбизнесконсалтинг», «Главстрой Девелопмент» в нынешнем году активно распродаёт имеющиеся в её распоряжении участки в Москве, пытаясь таким образом найти альтернативу банковским кредитам для финансирования проектов. При этом в 2014 году компания ввела в строй в три раза меньше жилья, чем годом ранее — 100 тыс кв. метров против 344 тыс кв. метров в 2013-м. Более чем в два раза сократилась выручка компании по РСБУ, вырос чистый убыток — с 209 млн рублей в 2013 году до 219 млн рублей в 2014-м.

MIL_3327.jpg

«Лицо у вас подпорчено»

Прибывший на площадку ВРИО губернатора переместился под объективы телекамер и ознакомился с тремя проектами застройки участка, получившими наибольшие оценки по итогам международного конкурса. Напомним, первое место и приз в виде полумиллиона рублей получил архитектор из Минска Сергей Фурдуй. Его бывший коллега, а ныне — главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне сообщил, что главной идеей, объединившей всех участников конкурса, стала преемственность по отношению к первой очереди «Рыбной деревни».

Глядя на эскизы, поверить в это было сложно. Если работа Фурдуя ещё хотя бы относительно выполнена в «ганзейской» стилистике (хотя в ней и преобладают столь любимые в Калининграде масштабные угловатые конструкции из стекла и бетона), то, к примеру, архитекторы из Голландии вообще выбрали стиль «хай-тек». Третье место досталось питерцам, исторические параллели они провели при помощи имитации фахверков и сохранения оставшихся на участке зданий. Но предложили столь плотную степень застройки, что в лидеры выйти не смогли — да и от имеющейся застройки, даже такими ленивыми темпами, вскоре ничего не останется.

Вводить в эксплуатацию новую очередь «деревни» чиновники рассчитывают постепенно, по мере сдачи объектов, но первым должна стать гостиница формата «Кортъярд Мариотт» на 150 номеров. Общий же объем инвестиций, требуемых для застройки территории 50 тысячами кв. метров полезной площади, оценивается в 2 млрд рублей. 

«Это же лицо города!» — с гордостью заявил мэр Александр Ярошук. «Лицо у вас подпорчено, с другой стороны реки», — съязвил Цуканов, имея в виду «башинскую» высотку напротив первой очереди «Рыбной деревни».

Дав несколько безусловно ценных советов по поводу будущего комплекса, ВРИО губернатора решил не останавливаться на локальном и развернул градостроительную мысль во всю ширину. Он водил указкой по подставленной Ярошуком аэрофотографии окрестностей, и перед ним, как в компьютерной игре-симуляторе «SimSity», реконструировались набережная Карбышева и остров Канта, обновлялся Деревянный мост, вырастали целые новые кварталы. «А ещё вот эта часть… А журналисты? Какое у вас мнение? Или вам ничего не нравится?» — остановить увлёкшегося планированием виртуальных проектов Цуканова мог только дефицит времени.

«У вас ленивые сотрудники!»

Ещё одна проблема, которую затронули на импровизированном совещании в полуразрушенном сарае чиновники, чуть более приземлённая: реновация фасадов домов на Ленинском проспекте, на так называемом «титульном маршруте» к Чемпионату мира 2018 года. Напомним, в текущем году планируется отремонтировать фасады трёх домов. Но есть серьёзный риск, что этого не случится; забраковавший эскизы обновлённых фасадов неделю назад, ВРИО губернатора продолжал капризничать и сейчас. «Нужно снимать контракты с торгов! — гневно говорил он. — Если мы приводим в порядок дома, то нужно делать это хорошо! Мне на стол все документы с расчётами! Если вы не можете работать — сниму вас с этой работы».

Цуканову не нравилось всё, начиная с качества представленных ему эскизов («Вы не могли, что ли, нормальные фотографии сделать?»), заканчивая отсутствием желания жильцов участвовать в ремонте своими деньгами («У вас ленивые сотрудники! Вы не хотите с людьми разобраться!»).

Картинная пятиминутка ремонтной ярости закончилась так же внезапно, как и началась. Губернатор довольно спокойно отреагировал на предложение обновить фасады двух домов с картинной галереей на набережной Трибуца за 40 млн рублей, мельком заметив, что новый 100-квартиный дом можно построить за 150 млн рублей. «Когда?» — лишь спросил он. Оказалось, что новые вентилируемые фасады на Трибуца — вопрос двухлетней перспективы. «Ну ладно, давайте», — неожиданно вяло отреагировал ВРИО губернатора и покинул территорию будущего туристско-рекреационного комплекса.

MIL_3374.jpg

«Надо чуть-чуть подождать»

К следующему объекту, начальной школе, объединённой с детским садом, строящейся за «Викторией» на Острове, Николай Цуканов решил, вопреки обыкновению, пройтись пешком по улице Октябрьской. Он двигался широкими шагами по тротуару, окружённый чиновниками разных уровней, и задавал вопросы, из которых следовало, что остров Октябрьский, по крайней мере в обжитой части, для него есть терра инкогнита. «А это что?» — показал он на здание, неспешно строящееся на месте треснувшей пополам девятиэтажки. «А это место, где дом развалился», — ответил ему Александр Ярошук. «Как они тут живут-то, я не знаю…» — оценил состояние будущей футбольной Мекки один из губернаторских помощников. Тем временем сам ВРИО главы региона совершал обязательный для таких мероприятий ритуал: демонстративный звонок. Специально громко, чтобы слышали все, он распекал кого-то по телефону, сурово рассуждая о том, что «Храброво — это стратегический объект» и «то, что там не закрыт периметр — это недопустимо».

Школу-детсад, рассчитанную, в общей сложности, на 650 мест, несмотря на полуторамесячное отставание от графика, подрядчик горячо пообещал строить в срок. Первая очередь, состоящая собственно из детсада и административного блока, должна быть сдана уже в декабре текущего года. Закончив с аэропортом, ВРИО губернатора попробовал ускорить процесс, но быстро понял, что это маловероятно. Затем отважно прошёл по стройке без каски, что вызвало несколько весьма нервных комментариев у строителей, постоял под стрелой башенного крана и, вероятно, посчитав, что на этом объекте сделал всё, что мог, отправился дальше. Как бы не замечая гостеприимно распахнутый багажник припаркованной неподалёку машины, полный польской запрещённой еды.

Дальше Николая Цуканова ждали во дворе двух жилых домов, фасады которых сравнительно недавно в ходе ремонта были выкрашены в довольно неожиданный для мрачной серости Острова нежно-розовый цвет. «Вы, наверное, по нашей программе отремонтировали дом?» — улыбнулся ВРИО губернатора. «Нет!» — дружно ответили ему жильцы.

Оказалось, что два дома — кооперативные, их обитатели, по инициативе главы кооператива Зекрия Асадулла, собирали деньги на ремонт последние 7 лет. Собрали и сделали ремонт, без какого-либо участия чиновников. «А в этом доме неужели нет хозяина?» — взглянул на грязно-серый дом по соседству Цуканов. «ЖЭК там хозяин», — ответили ему из толпы. «Зато о депутате Петросове только хорошие слова», — вдруг принялась расхваливать депутата горсовета женщина с ярко-рыжей, под стать розовым стенам, шевелюрой.

Обитатели домов, которые предпочли пользоваться услугами ЖЭУ, засыпали ВРИО губернатора жалобами, а жильцы розового дома стали требовать немедленной замены лифтов, запланированной на 2025 год. «Выборы — это святое!» — назидательно говорил откуда-то сбоку Александр Ярошук. Та же дама, которая прославляла деяния депутата Петросова, оперативно почуяла, куда подул ветер, и принялась клясться Цуканову в электоральной верности. Он весьма вяло, для вида, попытался остановить агитацию, но особого успеха не снискал. Признания в любви перемежались обычными для редких встреч власти и населения просьбами: «Будут ли высаживаться на Острове декоративные растения? Почему убрали 45-й автобус? Почему не работает наш ЖЭК?». «Что там вообще творится?» — задавал риторический вопрос маленький мальчик, взиравший на встречу населения со своим кумиром свысока, забравшись на лесенку. «Всё будет! — успокаивал разошедшихся граждан Ярошук. — Надо чуть-чуть подождать». «В стране непростая ситуация, но мы всё же многое делаем», — повторял Цуканов.

MIL_3382.jpg

«Безысходность какая-то»

Наконец, финальной точкой в этом околовыборном десанте стал главный (после развалившегося и снесённого здания) символ бескомпромиссной устойчивости островных почв: дом номер 14 по улице Павлова. То, что с ним всё не совсем в порядке, можно было увидеть без особых усилий: по крайней мере одна из его торцовых стен заметно смещена от вертикали, снизу доверху её украшают железные стяжки. «У меня мебель трясётся, когда машины проезжают! Я боюсь за детей!» — громко переживала одна из его обитательниц. Жильцы просили по крайней мере поставить им сейсморегистратор, чтобы доказать — стабильность их жизни находится под угрозой в самом буквальном смысле. «Трещины незначительные, основа здания не деформируется, затронуты только крыльца, спуски, подвалы…» — монотонно информировала одна из чиновниц мэрии. «Вы поживите в нашем доме недельку!» — парировал плотный мужчина с сигаретой. «А давайте сейчас пустим рядом с домом мусорку и проверим!» — неожиданно предложил Александр Ярошук.

«Ну, вы экспериментируйте тут», — сказал Цуканов и поднялся на крыльцо одного из двух подъездов. Затея это не самая простая даже для номинально здорового человека; после того, как часть элементов отвалилась, крыльцо выглядит довольно страшно, а спуск с него, почему-то ведёт прямиком в заборчик клумбы. Каким образом спускаются по этой лестнице и куда попадают малоподвижные категории граждан, остаётся только догадываться.

«Безысходность какая-то. Ну, вы хоть этот подъезд-то сделайте», — довольно дежурным тоном распорядился ВРИО губернатора и отправился раздавать комментарии журналистам. Жильцы шатающегося дома без особой надежды вздохнули. «Everything popular is wrong», — гласила цитата из Оскара Уайльда на майке одного из них. Что, в переводе, означает: всё популярное неверно.

Текст: Алексей Милованов

Комментарии к новости